Доступность ссылок

Село исчезло, оставив скотоводов без ремесла, а некоторых без жилья


Галия Мускалиева, многодетная мать, которая добивается решения ее жилищного вопроса. Актобе, март 2011 года.

Галия Мускалиева, многодетная мать, которая добивается решения ее жилищного вопроса. Актобе, март 2011 года.

Село Саркамыс Атырауской области было расформировано как экологически опасное. Жителей переселили в поселок городского типа и в город. Но некоторые люди потеряли привычный уклад жизни и не нашли ремесло взамен скотоводству.


В 2005 году в Атырауской области расформировали нефтяной поселок Саркамыс как экологически неблагополучный. Сельчанам предложили переселиться в поселок Жана Каратон Жылыойского района Атырауской области или в город Атырау. Но некоторые из тех, кто считает себя обделенными, ведут затяжную борьбу с местными властями. Некоторые не нашли замену своему привычному ремеслу – скотоводству - и оказались в рядях безработных.

НОВЫЙ ДОМ В ГОРОДСКОМ ПОСЕЛКЕ

Галия Мускалиева – одна из таких граждан, которая считает, что потеряла и родное село, и достойную крышу над головой. Жилье ее семье предоставили в поселке Жана Каратон, но она и ее родственники считают, что их обделили в жилой площади и дали намного меньший размером дом.

Галия Мускалиева на момент распределения жилья жила в другом населенном пункте, власти считают, что она никак не может претендовать на компенсационное жилье. Однако Галия Мускалиева говорит, что в другом селе она жила временно, вынужденно, но имеет право на долю в отчем доме в селе Саркамыс. Следовательно, она требует компенсацию за свою долю в отчем доме, который исчез с лица земли вместе с ее родным селом по решению властей.
Мы живем в долг. Продукты берем в магазине в долг. Есть семьи, где в конце месяца вынуждены готовить баланду из муки и воды. Для вкуса, чтобы дети ели, добавляют лук, перец.

– Дом в Саркамысе по завещанию отца принадлежал девяти членам нашей семьи. При переселении предоставили жилье только семерым членам семьи. Мне и сестре не дали. Вначале предложили двухкомнатную квартиру, после жалоб предоставили пятикомнатную. Обманули даже в площади: вместо положенных 186 квадратных метров предоставили жилье площадью 149 на всех семерых членов семьи, – говорит Галия Мускалиева корреспонденту нашего радио Азаттык.

Галия Мускалиева говорит, что подала иски, но все суды проиграла. По ее словам, жалобы в генеральную прокуратуру, министерство охраны окружающей среды, президентскую партию «Нур Отан», обращения в прямом эфире к президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву, поездка в Астану – результатов не дали.

– В районе Саркамыса нашли большие залежи нефти, хотят построить завод. Поэтому в 1997 году стали у жителей брать заявления на переселение, мое заявление не взяли, ссылаясь на то, что меня нет в домовой книге, хотя с прописки я не снималась, – говорит Галия Мускалиева.

Родительский дом в Саркамысе, по ее словам, был тесный, поэтому пришлось снимать жилье в Кульсары, позже взять деньги в долг и купить небольшой дом.

– Почему другие жители, которые были прописаны в Саркамысе, но жили и имели собственные квартиры в городах Актобе, Актау, получили дополнительное жилье на каждого члена семьи при переселении? Выданные коттеджи в Жана Каратоне они быстро продали после оформления, хотя продолжали жить в других областях Казахстана, – говорит Галия Мускалиева.

Галия Мускалиева в 2006 году написала исковое заявление в суд города Кульсары с требованием, чтобы акимат Кульсары внес ее в список переселенцев, пересмотрел площадь предоставленного жилья. Исковое заявление суд города Кульсары, а затем Атырауский областной суд оставили без удовлетворения.

Галия Мускалиева последние пять лет ведет затяжную переписку с различными ведомствами. Заявление Галии Мускалиевой генеральная прокуратура направила в адрес Жылыойской районной прокуратуры Атырауской области. Прокурор Жылыойской районной прокуратуры Атырауской области А. Шеркешбаев в одном из свежих писем пишет, что «Сотрудники районного акимата, БТИ с выездом провели измерение площади вашего жилища, нарушений не обнаружили. Ваше заявление остается без удовлетворения, решение суда считаем законным». Но Галия Мускалиева сдаваться не намерена.

ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ ОКАЗАЛИСЬ БЕЗРАБОТНЫМИ

Галия Мускалиева говорит нашему радио Азаттык, что у нее есть братья – инвалиды по зрению и с психическим расстройством, но в доме не предусмотрены условия для людей с ограниченными возможностями.

– Кухня, ванная комната расположены на первом этаже, а жилая площадь – на верхнем. Все время должен кто-то находиться рядом и сопровождать их. Дом холодный, требует ремонта. Все рушится, – говорит Галия Мускалиева.

Она утверждает, что большинство жителей поселка Жана Каратон и города Кульсары – безработные, а те, кто работают, получают мизерную зарплату.

– Мы живем в долг. Продукты берем в магазине в долг. Есть семьи, где в конце месяца вынуждены готовить баланду из муки и воды. Для вкуса, чтобы дети ели, добавляют лук, перец, – продолжает она.

Как говорит многодетная мать, питьевая вода плохая и в семье здоровых людей нет, но к врачам не обращаются, потому что нет средств на лекарства и лечение.

– Я воспитываю пятерых детей. Зарплаты мужа-водителя не хватает. Детские пособия – 5500 тенге в месяц. В день получки детям можем позволить фрукты и мясо, – говорит Галия Мускалиева.

По ее словам, она шестой год борется за свои права. Сейчас, говорит Галия Мускалиева, ей уже и жилье не нужно, но она не может позволить попирать ее права.

– Буду добиваться справедливости. В Атырау правды нет, приехала в Актобе. Может, здесь услышат голос матери, – говорит Галия Мускалиева.

СКОТОВОДЫ - В ГОРОДСКОМ ПОСЕЛКЕ

Председатель НПО «Глобус» города Атырау Галина Чернова считает, что переселение из экологически неблагополучного поселка Саркамыс велось с грубейшими нарушениями. Поселок Саркамыс был расположен в зоне влияния мощного нефтяного Тенгизского месторождения, и пять лет назад под давлением общественности власти Атырауской области людей из Саркамыса все же переселили, финансировали переселение нефтяные компании.

Галина Чернова, председатель центра эколого-правовой инициативы «Глобус» города Атырау. Атырау, март 2011 года.
– Был специально построен поселок Жана Каратон в районе Кульсары, – говорит Галина Чернова. – Построены двухэтажные и одноэтажные дома. Само переселение велось с колоссальными нарушениями. Люди были поставлены, как в гражданскую войну. Поставлены в жесткие условия: в одну ночь взяли все необходимое для переезда.

Население Саркамыса, говорит эколог, занималось скотоводством, а на новом месте люди оказались безработными.

– Переселенцам не выдавались документы по владению новыми домами, шли нешуточные баталии с властью. Только сейчас стали выдавать документы и легализовали право на владение. «Шеврон» разрабатывал проект переселения, они должны были учитывать планировку коттеджа, учесть потребности переселенцев. Все точки жизнеобеспечения должны быть на первом этаже у инвалидов, – говорит Галина Чернова.

По словам Галины Черновой, проект уже закрыт, но проблему должны решать местные власти.

– Мы в Саркамысе, – говорит она, – проводили социологический опрос. Коттеджи были со всеми условиями: с горячей, холодной водой, туалетом, мягкой мебелью, вплоть до ковров, люстр. Абсолютный комфорт. Мы не понимали, почему люди недовольны. Когда стали выяснять, то оказалось, что нет права на владение, права распоряжения.

Дома, по словам Галины Черновой, построены некачественно, ветер с них снес крыши.

– Не имея работы, жителям тяжело было оплачивать коммунальные услуги. У переселенцев максимум девятиклассное образование, всю жизнь занимались скотоводством. Они не имеют возможности заниматься ремеслом на новом месте, – говорит эколог.

По ее словам, половина переселенцев поселка Жана Каратон продали коттеджи и уехали.

– Народ всю жизнь, – говорит Галина Чернова, – занимался животноводством, а здесь стали безработными. Переселенцы говорят, что они привыкли жить в загазованной среде, дышать сероводородом. Главное, чтобы они держали скот и были более свободны, чем в городе.

«ПРОЕКТ ЗАКРЫТ»

Независимый обозреватель Артур Шахназарян в 2010 году проводил мониторинг ситуации с переселением жителей из экологически неблагоприятных зон, и он говорит, что список переселенцев составлялся акиматом по прописке.
Переселенцы говорят, что они привыкли жить в загазованной среде, дышать сероводородом. Главное, чтобы они держали скот и были более свободны, чем в городе.

– Жители поселка Саркамыс держали скот, их переселяли тремя партиями. Акимат исходил из прописки при предоставлении жилья. При предоставлении жилья при переселении жителей из нефтяного поселка Комсомол в Махамбетский район также исходили из прописки. Жители, которые жили в других местах, но имели долю в недвижимости, не попали в список. На самом деле все дело в местных властях, – говорит Артур Шахназарян.

Нефтяная компания «Шеврон», по словам Артура Шахназаряна, выделила на переселение огромные средства – 45 миллионов долларов, сейчас проект закрыт.

Заместитель акима города Кульсары Мажит Сагинов говорит, что вопросами переселения и предоставления жилья занимались бывшие акимы.

– Аким и заместители сейчас поменялись. Этими вопросами не занимался. Сейчас переселения в районе нет, и никто этим не занимается, – говорит Мажит Сагинов.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG