Доступность ссылок

На помощь казахским религиозным беженцам в Чехии пришла французская организация


Надежда Атаева, президент ассоциации "Права человека в Центральной Азии". Прага, 20 февраля 2009 года.

Надежда Атаева, президент ассоциации "Права человека в Центральной Азии". Прага, 20 февраля 2009 года.

Руководитель ассоциации «Права человека в Центральной Азии» Надежда Атаева посетила в минувшие выходные чешские города и поселки, где живут религиозные беженцы из Казахстана. Она считает, что власти Чехии ущемляют их права.

«ЧЕХИЯ НАРУШАЕТ ЕВРОПЕЙСКУЮ КОНВЕНЦИЮ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА»

- Госпожа Атаева, приветствуем вас, руководителя находящейся во Франции правозащитной организации, в пражской студии нашего радио Азаттык. Вначале хотелось бы узнать, как вам стало известно о проблеме сотен казахских беженцев в Чехии, которые в течение трех лет не могут получить статус международной защиты.

- У меня в первую очередь возникла реакция обеспокоенности, про этих беженцев мне стало известно два года назад. В нашу ассоциацию «Права человека в Центральной Азии» тогда писал письмо один из этих беженцев. Мой коллега Виталий Пономарев также упоминал о судьбе этих беженцев, и мы с ним обсуждали возможные механизмы их защиты.

Но дело в том, что со стороны беженцев очень скудно поступала информация, нашей ассоциации было очень трудно проверить на достоверность те сведения, которые они нам предоставляли. Все это затягивало процесс начала работы. Буквально четыре дня назад в нашем офисе раздался звонок: позвонил один из группы казахских беженцев. Он представился от имени всех, сказал, что их больше двухсот человек, кому в настоящий момент грозит депортация.

Безусловно, принудительное возвращение их в Казахстан нам представляется крайне опасным, и мы решили встретиться с ними, опросить, посмотреть документы, которые были представлены ими в миграционную службу, и подготовить необходимую информацию для того, чтобы, представляя их интересы, обращаться к международным наблюдателям и во все ведомства, которые обеспечивают выполнение международных соглашений, подписанных Чехией.

- Госпожа Атаева, наше радио Азаттык опубликовало несколько материалов на тему казахских беженцев в Чехии. В тех документах судебных органов Чехии, которые попали к нам в руки, в том числе через веб-сайт Верховного суда Чехии, указывается, что эти соискатели статуса беженца не имели в Казахстане больших политических проблем с властями. Кроме того, те основные аргументы, которые беженцы приводят в своих заявлениях, мол, не выдерживают большой критики, потому что полицейский диктат, взяточничество, злоупотреблений полицейских чиновников - это распространенные явления на Западе. Как вы относитесь к таким основным аргументам чешских властей?

- Я думаю, что, наоборот, у чешских властей пока нет серьёзных аргументов, и в их аргументах я вижу пока отговорки. Я думаю, что чешское правительство пока не выработало четкую позицию и не знает пока, как сейчас реагировать на тот общественный резонанс, который вызвал этот случай.

Я думаю, что, изучив документы и досье этих беженцев, нашей ассоциации «Права человека в Центральной Азии» необходимо будет обратиться и в комитет по правам человека чешского парламента, и в министерство иностранных дел Чехии.

Прежде всего нужно посмотреть на эту ситуацию не только через призму механизмов конвенции ООН «О статусе беженцев», но и обратить внимание на соглашение против пыток. Насколько мы понимаем и насколько наша ассоциация обладает достоверными сведениями, только за последний год информация о нескольких десятках случаев применения пыток в Казахстане была открыто распространена через СМИ и другие службы.

Безусловно, если в стране существует практика пыток и об этом неоднократно поднимался вопрос по специальным процедурам Совета ООН по правам человека и в Евросоюзе, то тут распространяется статья номер 3 Конвенции ООН против пыток, где говорится, что нельзя возвращать принудительно человека в страну, где ему грозят пытки.

Я думаю, что объективную позицию чешские власти пока не выработали. Наше расследование и активная позиция моих коллег- правозащитников, считаю, задействует все международные механизмы защиты этих лиц, для того чтобы предотвратить их принудительное возвращение в Казахстан.

- Госпожа Атаева, в некоторых документах судебных органов Чехии, которые стали доступны нашему радио Азаттык, власти Чехии ссылаются на документ из Верховного управления по делам беженцев ООН от 2006 года. В этом документе (насколько правильно мы поняли цитирование чешскими судебными властями) указывается, что в 2006 году ООН определила, что в Казахстане мусульманские меньшинства не подвергались пыткам, за исключением представителей ячеек партии «Хизбут-Тахрир». Также судебные власти Чехии ссылаются на документ ООН от 2006 года, где приводится, что Казахстан имеет положительный опыт возвращения беженцев из-за рубежа.

- Этот момент можно оспорить. Во-первых, эта категория беженцев и те лица, которые нам удалось опросить за последние дни, являются жертвами пыток. Во-вторых, в январе 2008 года правительство Казахстана ратифицировало Конвенцию против пыток и уже в августе 2008 года мы получаем видеосюжет с доказательством применения пыток по отношению к заключенным.

- Вы имеете в виду случай, который был в атырауской тюрьме и который наше радио Азаттык освещало?

- Да, именно этот случай. Более того, сейчас наши казахстанские коллеги ведут мониторинг именно этой группы лиц, преследуемых за религиозные убеждения на территории Казахстана, и факты пыток, которые остаются практикой в этой стране. Поэтому вырывание из контекста общей ситуации какого-то отдельного документа говорит о необъективности чешских властей по отношению к оценке этой ситуации.

Я думаю, что после опроса этих беженцев следует обобщить наш материал. Мы сделаем свои выводы и будем обращаться по этому поводу не только к чешским властям, но и в офисы Евросоюза и ООН.

- Кстати, госпожа Атаева, судебные власти Чехии в тех документах, которые стали доступны нашему радио Азаттык, аргументируют свое решение об отказе в политическом убежище также тем, что Казахстан в 2010 году будет председательствовать в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе и тем, что это первая азиатская страна, которая возглавит ОБСЕ. Судебные власти Чехии ссылаются на то, что Казахстан по крайней мере имеет волю к политическим реформам. Поэтому они аргументируют тем, что соискателям статуса беженцев - а их 205 казахстанских граждан, - которым грозит насильственная депортация, что у них есть шанс безопасного возвращения на родину.

- По тем материалам, которыми располагает наша ассоциация, есть такой очень интересный момент. По сути, этих беженцев на территории Казахстана преследовали именно за религиозные убеждения, но пытались привлечь их к ответственности, подбрасывая им наркотики, оружие, то есть фабрикуя уголовные дела.

И рассчитывать на объективное правовое поле вокруг этой категории лиц очень сложно. Когда они вернутся, может быть, их сразу не арестуют. Но уже долгие годы, начиная с 1994 года (когда о них узнали власти), вся эта категория людей - в так называемом черном списке. Они все находились и будут находиться под наблюдением.

Также мы располагаем сведениями о том, что оставшаяся часть этой группы, преследуемой за религиозные убеждения на территории Казахстана, буквально недавно опять-таки привлекалась спецслужбами Казахстана и к ним возник большой интерес. Есть люди, которые были вынуждены уже в эти дни покинуть территорию Казахстана. Как можно говорить о безопасности этих лиц, если иммиграция этой категории лиц продолжается?

- Госпожа Атаева, некоторые представители этих беженцев в своих интервью нашему радио Азаттык жалуются на то, что миграционные власти Чехии обходятся с ними некорректно. Более того, когда они 7 февраля проводили в Праге митинг протеста, то напрямую обвиняли миграционные службы Чехии в необъективном, предвзятом отношении к ним.

- Знаете, откровенно говоря, я не удивлена этому. Потому что в последние годы в странах Евросоюза ограничиваются права беженцев и иностранцев. Вообще меняется общая европейская миграционная политика. Мне кажется характерным именно то, что чешские представители власти привыкли к такому бесправному положению беженцев. Я думаю, что такое отношение ведь не исключительно к казахстанским беженцам, но вообще к беженцам, которые находятся на территории Чехии.

Лица, получившие статус и убежище, буквально скоро трудоустроились и стали экономически полезными для чешского общества. Я думаю, что отношение у этих людей не потребительское. Сегодня они вынуждены быть той социальной группой, которая нуждается в помощи, потому что этого требует процедура. Если бы они находились в такой ситуации, когда имели бы право работать и проявлять себя в этом обществе, то и настроение этих людей было бы другим и отношение к ним было бы другим.

Сейчас миграционные службы поставили условие перед этой категорией иностранцев и тем самым ещё и недовольны ими. По нашим сведениям, беженцы действительно чувствуют здесь себя ущербно. Я думаю, что об этом надо заявлять открыто, привлекать внимание международных наблюдателей, для того чтобы Чехия понимала, что проблема, которую она пытается замалчивать или укоренить её в этом обществе, все же должна решаться по международным стандартам.

- Госпожа Атаева, возглавляемая вами ассоциация «Права человека в Центральной Азии» имеет богатый опыт оказания правовой и правозащитной помощи соискателям статуса беженца в европейских странах. Вы говорите о путях апелляции к европейским институтам. Ведь по сути, если Верховный суд Чехии - конечная правовая инстанция этой страны - принял решение об отказе, какой может быть разговор о давлении? Это ведь суверенное государство.

- Если мы говорим о правовых механизмах, то у нас ещё остается незадействованным Европейский суд по правам человека. Чехия ратифицировала Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, и на этом основании беженцы вправе заявлять о нарушении своих прав.

Я думаю, что по 39-му правилу вполне возможно приостановить процесс депортации и беженцы могут совершенно легально находиться в Чехии до вынесения решения Европейского суда по правам человека. Но для этого, конечно, нужно создать условия для адвокатов, которые будут представлять их интересы, обеспечивать их всей важной информацией.

Безусловно, это все раздражает чешские власти в силу очень многих причин, в силу и отношения к иностранцам в Чехии. Об этом очень много рассказывают и трудовые мигранты, и политические беженцы, и предприниматели, которые пытаются адаптировать здесь свой бизнес. Это все вопросы, которые являются важными для развития гражданского общества.

Мне, конечно, неловко говорить об этом, но есть ещё один очень важный аспект, который характеризует общество Чехии. Все-таки как-то пассивно реагируют средства массовой информации Чехии на такой достаточно важный момент. Неординарно люди вышли на пикет, что вообще для представителей религиозных групп бывает крайне редко.

Представляете, насколько люди ощущают угрозу возвращения в страну, насколько им сложно вообще оставлять дома (есть традиции и условия, к которым люди привыкают) и они идут в иммиграцию вынуждено. Вряд ли они бы пошли добровольно.

Нужно понимать, что этим людям сейчас очень важна помощь. Помощь страны, которую казахстанские граждане считают демократической. И уже то, что в этой стране находится офис Радио «Свободная Европа»/«Радио Свобода» и мы можем говорить о своих проблемах (к сожалению, пока ещё не находясь в своей стране), нам предоставлено такое информационное поле, что все это находится на территории Чехии, - это тоже примечательный момент.

Очень важно, чтобы чешские СМИ услышали эту проблему. Я думаю, что тогда позиция правительства Чехии будет более объективной. Потому что пока сейчас само общество и само население Чехии недопонимают всей проблемы, которую переживают эти люди.

ИЗ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ БЕГУТ ЛЮДИ ПО РЕЛИГИОЗНЫМ МОТИВАМ

- Госпожа Атаева, врачи говорят: болезнь легче предупредить, чем лечить. Возглавляемая вами ассоциация имеет такое символическое название «Права человека в Центральной Азии». Скажите, пожалуйста, что нужно делать, чтобы у вашей ассоциации было меньше работы в Европе. Чтобы сюда не шел поток сотен и тысяч соискателей статуса беженца. Как известно, вы сами в 2000 году вместе с семьей покинули родной Узбекистан и сейчас находитесь под защитой властей Франции. Что нужно сделать главное, чтобы работы для вашей ассоциации было меньше?


- Если говорить уже о категории людей, которые вынужденно покинули страну, то, безусловно, нужно, чтобы и в странах Центральной Азии больше знали о международных соглашениях, которые были приняты правительствами этих стран, обязательствах об их выполнении.

Беженцам надо знать о возможностях, которые предоставляет им международное право. К сожалению, даже та информация и те брошюры, которые им раздают в миграционных службах, не содержат должного толкования. Нет той опеки социальных работников, которая бы позволила людям четко представлять, что им делать.

Людям просто формально раздают эти брошюры, и они пока на своей практике не ощутили всю эту процедуру, не могут воспользоваться этими механизмами.

Поэтому мои коллеги-правозащитники, которые работают в сфере защиты прав беженцев, делают все возможное: рассказывают о всех острых случаях в своих докладах, своих пресс-релизах, открыто оповещают об этом общественность.

Также очень важна поддержка СМИ, потому что через них люди узнают о том, что им делать в экстремальных ситуациях. Примечательно то, что о нашей ассоциации многие беженцы узнают через передачи многих служб Радио «Свободная Европа»/«Радио Свобода», в частности казахской, кыргызской, туркменской, узбекской и таджикской редакций. То есть в этом смысле журналисты помогают информационной поддержкой правозащитных акций, подсказывают людям, которые слушают это радио как вдали от родных мест, так и внутри страны.

- Госпожа Атаева, скажите, пожалуйста, из каких слоев люди обращаются за помощью к вам. Кто бежит из стран Центральной Азии? Кто эти беженцы, есть ли какой-то общий портрет?

- Да, есть. Как ни странно для чешских властей, основная часть беженцев - из Центральной Азии. Это лица, преследуемые по религиозному мотиву. Это касается и Узбекистана, и Казахстана и Кыргызстана. Что примечательно, после так называемой «тюльпановой» революции стали появляться беженцы и из Кыргызстана также.

Безусловно, за убежищем обращаются и журналисты из Узбекистана и Казахстана. Потому что в этих странах со свободой слова достаточно проблематично.

- Госпожа Атаева, вы говорите, что из стран Центральной Азии бегут люди, преследуемые по религиозным мотивам. Это представители каких-то религиозных меньшинств? То есть они верующие исламского или христианского толка?

- В основном это мусульмане, то есть это лица, которые проповедуют ислам. Среди них есть и члены партии «Хизбут-Тахрир», и те, которых называют ваххабитами, и так далее. То есть это люди, которые не относятся к традиционным религиям, и те, кто не желает посещать проправительственные мечети.

- Но правительства стран Центральной Азии последователей партии «Хизбут-Тахрир» и ваххабизма воспринимают как членов экстремистских и даже террористических организаций. В странах Европы к ним такое же отношение?

- Я бы не сказала, что в странах Европы к этим людям отношение такое же, как и в странах Центральной Азии. Безусловно, в Европе к либеральным ценностям несколько другое отношение.

Можно также предположить, что преследование этих людей, возможно, усиливается ещё и потому, что активизируются действия членов Шанхайской организации сотрудничества по борьбе с терроризмом. Сейчас идет усиленное формирование поисковой базы, и каждая из указанных стран пытается сегодня пополнить список так называемых террористов, экстремистов и лиц, которые, по мнению этих стран, представляют опасность для общества и государства.

Это уже вопросы большой политики, а в результате, на мой взгляд, преследованию подвергаются представители прежде всего мусульманских организаций, так как они самые многочисленные в Центральной Азии.

- Госпожа Атаева, тем не менее, видимо, вам работы меньше не становится. Как вы говорите, обращений к вам все больше и больше. Скажите, а как вас могут найти люди, которые, прочитав и услышав наше интервью, захотят обратиться к вам? Наверняка к вам могут обращаться люди, которые ищут статус международной защиты по политическим основаниям. Ведь многие европейские государства не предоставляют статус беженца людям, которые уезжают из своих стран по так называемым экономическим, социальным и гуманитарным основаниям.

- В странах Евросоюза предоставляется не только политическое убежище, но и вид на жительство по студенческим, рабочим и другим гуманитарным визам. Возвращаясь к вашему вопросу, как можно найти нашу ассоциацию. Телефон нашей ассоциации + 33-243-76-72-32.

Также у нас есть сайт www.asiecentrale.info. На этом сайте скоро будет запущена наша тематическая страница с полезной информацией для беженцев, и мы будем наполнять её всеми нашими наблюдениями, исследованиями. Безусловно, мы будем благодарны беженцам, которые уже получили статус, если они расскажут о своем опыте адаптации в странах, где они получили убежище, расскажут о проблемах или, наоборот, об успехах.

Думаю, такой опыт исследований очень полезен для общественности, чтобы иметь реальное представление. И безусловно очень важно, чтобы те люди, которые нуждаются в международной защите, все-таки имели возможность не отрываться от общества, к которому они не остаются равнодушными. И имели бы возможность участвовать в жизни этого общества.

- Госпожа Атаева, спасибо вам за интервью.

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG