Доступность ссылок

Появилось письмо сокамерника Кайрата Рыскулбекова с раскаянием


Участник декабрьских событий 1986 года в Алматы Кайрат Рыскулбеков.

Участник декабрьских событий 1986 года в Алматы Кайрат Рыскулбеков.

Согласно биографии Кайрата Рыскулбекова, выложенной в Интернете, в его убийстве признался его сокамерник. Якобы его покаянное письмо пришло в газету «Иртыш», но ее бывшие сотрудники говорят, что такого письма не было.


В биографии участника Декабрьских событий 1986 года в Алматы Кайрата Рыскулбекова на сайте «Википедия» есть целый абзац, посвящённый покаянному письму заключенного Леонида Власенко, шесть раз судимого за убийства. Именно на его майке, по официальной версии, повесился в камере Кайрат.

21-летнего студента Алматинского архитектурно-строительного института Кайрата Рыскулбекова, приговоренного к смертной казни за участие в Декабрьских событиях, но затем получившего 20 лет заключения, отправили по этапу в cемипалатинскую тюрьму. До сих пор никто не может толком сказать, как он погиб. Кто-то считает, что он покончил с собой, а кто-то - что это было заказное убийство. Власти в Cоветcком Казахстане объявили, что это было самоубийство.

В «Википедии» говорится, что в августе 1992 года в редакцию семипалатинской областной газеты «Иртыш» пришло письмо от соседа Кайрата по камере Леонида Власенко, в котором он признался в убийстве Кайрата Рыскулбекова (орфография и пунктуация сохранены):
Памятник на могиле Кайрата Рыскулбекова, активиста Декабрьских событий в Алматы в 1986 году. Семей.

Памятник на могиле Кайрата Рыскулбекова, активиста Декабрьских событий в Алматы в 1986 году. Семей.


«В данное время я нахожусь в тюрьме, недавно прочитал немецкое издание автора Эмиля Кремера «Открытые глаза» и поверив в Бога и правду, у меня появилась нужда в необходимой правдивой публикации о естественной смерти Кайрата Рыскулбекова виновником которого являюсь я. Я находясь в одной камере с Кайратом Рыскулбековым в Семипалатинской тюрьме, повешал его по заданию органов внутренних дел. В подробностях я хочу рассказать корреспонденту вашей газеты «Иртыш», чтобы очиститься от мерзости, которую я совершил. В данное время я нахожусь в Семипалатинской тюрьме, так как администрация тюрьмы не желает этой огласки в печати за свои тёмные (сатанические) дела, где замешаны системы МВД, к которой она относится[6]“.».

Гульнара Шайгиева, заведующая школьным музеем Кайрата Рыскулбекова, говорит, что распечатанное письмо из Интернета ей принесли школьники.

- Знаете меня ещё тогда насторожил высокий стиль, которым был написан текст письма, как-то не вяжутся такие квысокопарные слова с образом рецидивиста Власенко, шесть раз отбывавшего срок за убийство. Такой текст вполне мог написать офицер КГБ, имеющий сразу несколько высших образований, - предположила Гульнара Шайгиева.

«ПИСЬМО ИЗ ТЮРЬМЫ ЗАМЕТИЛ БЫ СРАЗУ»

В «Википедии» сообщается, что письмо с раскаянием Леонид Власенко отправил в редакцию областной газеты «Иртыш». Корреспондент радио Азаттык дозвонилась до Леонида Головченко, занимавшего должность ответственного секретаря газеты «Иртыш» с 1985 по 2000 год.
«Вся корреспонденция, приходившая к нам в газету по почте, первым делом ложилась мне на стол, – говорит Леонид Головченко. - Я сортировал её по отделам, по тематике: обращения граждан – отдельно, письма из официальных инстанций – отдельно. Никакого такого письма от заключённого Власенко из закрытого исправительного учреждения в августе 1992 года газета не получала. Я бы сразу обратил на него внимание. Не каждый день письма из тюрем в газету приходят.

Если предположить, что письмо Власенко могли перехватить спецслужбы, то почему тогда информация подаётся на сайте как свершившийся факт? И, потом, ведь это можно легко проверить. Достаточно пролистать номера подшивки „Иртыша“ за август 1992 года, хранящиеся в архивах библиотек. Однако никакой подобной публикации не было ни месяцем раньше, ни двумя позже. Я знал бы о ней, так как макет каждого номера газеты готовил собственноручно на протяжении долгих 15 лет».

Леонид Головченко предполагает также, что слух о письме сокамерника был специально запущен спецслужбами, чтобы отвести подозрение от официальных служб, замешанных, по его словам, в этом тёмном деле.

«Что же касается 16 декабря на площади в Алматы, то мы рассказывали о них своим читателям лишь лаконичным языком сообщений с телетайпа, – вспоминает Леонид Головченко. – В сводках всё преподносилось таким образом, что в столице происходили банальные общественные беспорядки, что это были просто хулиганские выходки студентов – и не более того. Мы так и считали.

Это уже примерно через полгода лично я осознал для себя, что же на самом деле произошло в декабре. Об участниках событий и их судьбе информация вообще была закрыта. Ни о каком Кайрате Рыскулбекове мы ничего не знали, и информации „Иртыш“ не давал. Это потом, спустя много лет, на данную тему стали публиковать тематические подборки: посвящать Кайрату и декабрьским столкновениям целые газетные полосы».

РАСТЕРЯННОСТЬ И СТРАХ

Детский писатель Евгений Титаев в 1992 работал в газете «Иртыш» заместителем ответственного секретаря. Он также категорически опроверг информацию о публикации данного письма.
Памятник в Семее активисту декабрьских событий 1986 года в Алматы Кайрату Рыскулбекову.

Памятник в Семее активисту декабрьских событий 1986 года в Алматы Кайрату Рыскулбекову.


«Нет, такого письма мы не получали, – решительно заявил корреспонденту нашего радио Азаттык Евгений Титаев. – Дни Декабрьских событий я запомнил отчетливо. В отличие от своего руководителя Леонида Головченко, лично я сразу почувствовал всю серьёзность того, что произошло в Алматы, весь ярко выраженный политический подтекст общественных беспорядков. И знаете, он угадывался по резко изменившемуся состоянию общества. Общества, которым овладели то ли растерянность, то ли страх: а что же дальше, что с нами будет теперь?

В качестве подтверждения своих слов приведу такой пример. Я жил тогда в частном доме в Казахском крае - Казкрай – как принято у нас называть этот район в городе. Из центра туда ездил небольшой автобус, в дороге мне приходилось ежедневно проводить немало времени. Я очень любил этот рейс, так как в салоне автобуса всегда была очень тёплая обстановка. Люди активно общались, беседовали, обменивались новостями, шутили. Было шумно и весело.

И вот буквально сразу после того декабрьского дня всё вдруг резко изменилось. Настроение моих попутчиков стало настороженно угрюмым. Вокруг воцарилась напряжённая тишина. Будто каждый попутчик не решался заговорить со своим соседом. Будто он его враг или доносчик. Наверное, что-то похожее витало в воздухе в 37 году, когда страшно боялись Сталина. Эта перемена в людях говорила сама за себя – доходчивее, чем информация в скупых сводках телетайпа.

На самом деле существует много версий причин, приведших к событиям на площади 16 декабря 1986 года. Последнюю версию я прочёл в журнале „Простор“. Её озвучил народный писатель Казахстана Иван Щеголихин: о том, что это была банальная борьба за власть между Колбиным, Назарбаевым и председателем тогдашнего казахстанского КГБ. Однако то, что это кто-то хорошо спланировал и организовал, – сомнений нет. Ведь привозил же кто-то на площадь ящики с водкой. Ведь, по сегодняшним сообщениям СМИ, были же и диверсанты, которые устраивали нападки на силы правопорядка и на представителей разных национальностей».
  • 16x9 Image

    Марина ЛЕВЫКИНА

    Марина Левыкина – репортер Азаттыка в Семее с октября 2011 года. Училась в Свердловске в Уральском университете имени Горького.

    Начала заниматься журналистикой еще в 10-м классе, когда была внештатным корреспондентом в семипалатинской областной газете «Иртыш». Публиковалась в газете «Экспресс К» под псевдонимом Любовь Воскресенская, работала корреспондентом газеты «Литер», региональным представителем агентства «Интерфакс-Казахстан», корреспондентом газеты «Жизнь» и сайта «Твой день».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG