Доступность ссылок

Бывший студент из Красноярска Валентин бежал в Украину от ФСБ. Спецслужбы обвинили движение "Солидарность" в вербовке бойцов "для Порошенко".

19-летний Валентин учился на преподавателя истории, а также ходил на "Марши мира" против войны в Украине, которые организовывало красноярское отделение движения "Солидарность". В январе 2015 года Валентин уехал воевать в Украину, вступил в состав добровольческого батальона "Азов", спецслужбы России объявили его в розыск. А в мае активистов красноярского отделения движения "Солидарность" ФСБ обвинила в вербовке националистов для отправки на Украину.

По словам Валентина, первоначально акции против войны в Украине сопровождались лишь словесными перепалками участников со сторонниками самопровозглашенных ЛНР и ДНР, но дальше дело дошло до применения газовых баллончиков, а к сентябрю 2014 года – до столкновений и драк после митингов. Когда Валентин понял, что им заинтересовались в ФСБ, срочно уехал в Украину.

– Одним прекрасным вечером мне позвонили из управления ФСБ по Красноярскому краю. Это был майор Новиков, работающий в Центре по борьбе с экстремизмом – так называемом Центре "Э". Он тогда по телефону сказал: "Валентин, ты к нам подходи, поговорим, дело-то серьезное. Мы не очень хотим тебя искать по прописке, или где ты там живешь". Я сопротивляться не стал: было интересно, чем же я заслужил к себе такой интерес. Первое же, что при встрече майор Новиков мне сказал: "Мы знаем, что это был ты".

Валентин без военной формы

Валентин без военной формы

– Вы понимаете, почему выбор майора Новикова пал на вас?

– Сторонников Украины много, но большинство из них – пассивные. Мы же с товарищами развешивали по городу украинские флаги и плакаты. Наибольшее распространение в сети получили фотографии нашего баннера с надписью "Путин-ху*ло", вывешенного на мосту практически в центре Красноярска. Затем в январе вандалы (это была не наша группа) осквернили памятник коммунистическим войнам. Написали на нем что-то вроде "ДНР, гори в огне". И об этой отвратительной акции, казалось, все тоже быстро забыли, как и о нашем баннере про Путина. Но недели через две прошел первый обыск, за ним второй, третий. Мы поняли, что что-то пошло не так, почистили компьютеры, страницы в соцсетях.

​Новиков спрашивал у меня, в каких политических организациях я состою и как мы посмели "в год 70-летия Великой Победы осквернить памятник". Я ответил, что ничего об этом не знаю, сам в шоке от такой наглости. И вроде бы после трех часов моих "нет", "не знаю", "впервые слышу" майору Новикову надоело меня слушать, и мы спокойно расстались. Ровно через два дня Новиков снова мне позвонил и сказал: "Валентин, приезжай к нам в ФСБ, подпишешь тут пару бумажек". Подписка о невыезде – я заподозрил, что именно в этом была его интересная идея, но мне вовсе не хотелось оказаться в заложниках у России. После второго звонка из центра "Э" я быстро собрал деньги, вещи, сказал: "Мам, пока!" и уехал. Через три часа после предложения Новикова подъехать к нему я мчался в аэропорт, 27 января был в Киеве, а на следующий день уже ехал на тренировочную базу батальона "Азов", куда мне помог попасть соратник.

Подрастающее поколение хотят убедить в том, что Россия всегда права.

– Как ваша мама отреагировала на то, что ее 19-тилетний сын бросает учебу и бежит из России из-за отношения к войне?

– Мама про ФСБ узнала только тогда, когда я уже рюкзак паковал. Она – интеллигентный, образованный человек и не поддерживает всякий сброд из ДНР. Я учился на преподавателя истории. Образование у нас, особенно если речь идет о преподавании истории, слишком тесно связано с государственной идеологией. Подрастающее поколение хотят убедить в том, что Россия всегда права. Благо у нас в стране пока еще нет единого обязательного учебника истории. Учителя имеют возможность не доносить до детей точку зрения министерства образования на исторический процесс. Но все равно тяжело.

– Если бы майор ФСБ вам не позвонил, не было обысков и "подписания бумаг", то вы бы продолжили и дальше организовывать проукраинские акции в Красноярске?

Боец добровольческого батальона "Азов" Валентин верит, что на Украине воюет за будущее России

Боец добровольческого батальона "Азов" Валентин верит, что на Украине воюет за будущее России

– Честно говоря, товарищ Новиков только ускорил мой отъезд в Украину. Я и так планировал сюда перебраться, но только в мае. По сути, у меня был выбор: вести жизнь беженца в Украине или пойти на войну. Решение показалось мне очевидным. Последние полтора года российская власть окончательно ополоумела. И людям с адекватными проукраинскими и оппозиционными взглядами в России просто нечего делать. Вообще любым здравомыслящим людям здесь все труднее найти возможности для самореализации. Некоторые из них объединяются, делают своими лидерами различных либеральных политиков, пытаясь консолидировать оппозицию. На мой взгляд, это не принесет результата, но все же лучше, чем ничего. Другие россияне, думающие иначе, чем нынешняя власть, едут сюда, в Украину, и пытаются начать возрождение России с Украины.

– Как вы думаете, возможны в России какие-то радикальные изменения?

Проблема не в Путине, а в самих нас. Потому что это мы позволили его режиму установиться и укрепиться.

– Возможны, но не при этом режиме. Сначала "царь" должен пасть, а потом уже стоит говорить о каких-либо изменениях. Украинский народ образованнее, люди здесь смотрят на вещи более реалистично. У них работает голова, здравый смысл. Россияне верят всему, а украинцы уже научились не доверять своей власти. Но я с радостью вернусь, если в России вдруг начнется бунт или революция, а мне при этом не будет грозить тюремный срок. В любом случае домой я поеду только при одном условии: если с Украиной все к тому моменту будет в порядке. Мы все прекрасно понимаем, что проблема не в Путине, а в самих нас. Потому что это мы позволили его режиму установиться и укрепиться. В Украине тоже все не так хорошо, как хотелось бы. Слишком много осталось от режима Януковича, медленно идут реформы. Но у Украины есть более правильный вектор движения и все шансы приблизить европейское будущее, в отличие от России.

Примерно в те дни, когда Валентин дал это интервью Русской редакции Азаттыка - Радио Свобода, в Красноярске ряд участников движения "Солидарность" подверглись нападениям. О них рассказывает один из его активистов Евгений Бахотский:

- Перед очередным нашим пикетом, который мы запланировали на 30 мая, 25 мая мы подали уведомление в мэрию. Именно в ночь с 25 на 26 мая возобновились нападения на нас. В этот раз начали нападать и на других активистов “Солидарности”, которые в тот раз были организаторами и уполномоченными по проведению пикета. Это Сергей Зинов и Юрий Лящин. Залили клеем дверные замки на их квартирах, у меня, а у Евгения Бабурина – гаражный замок. Также у Зинова и Бабурина испортили машины – колеса порезали.

Били его, стреляли ему под ноги из пистолета. Еще один, тоже с пистолетом, к моей голове его приставил.

29 мая, после совещания в мэрии по проведению пикета, напали на Сергея Зинова. Когда он возвращался домой, неизвестные молодые люди избили его, повредили ему глаз. По этому поводу он обратился в полицию, не смог выйти на пикет. 30 мая, за час до назначенного времени пикета на нас с Евгением Бабуриным напали возле его гаража. Мы приехали в этот гараж для того, чтобы взять оттуда все необходимое для проведения пикета. Гаражный замок был снова забит, мы его открыть не смогли. В этот момент собралась толпа каких-то молодых мужчин. Сначала они начали угрожать нам, потом избивать. Схватили Евгения Алексеевича, били его, стреляли ему под ноги из пистолета. Еще один, тоже с пистолетом, к моей голове его приставил. У меня в руке молоток был, у меня его отобрали и этим молотком меня попытались ударить по голове. Но в сантиметре от головы отклонили и ударили по воротам гаража. Били в живот, по голове. Говорили, что, если я кому-либо скажу о происходящем, они меня убьют. В это же время они избивали Евгения Бабурина, сопредседателя краевого отделения "Солидарности", он также сопредседатель краевого отделения партии РПР-ПАРНАС. Потом они его повалили на землю лицом вниз и потащили волоком по земле. Подъехала иномарка белого цвета, двое взяли его за руки, затащили в эту машину. Евгений кричал "Помогите!". Но его силой увезли в неизвестном направлении.

Водитель "Газели", на которой мы собирались отвезти необходимое для пикета имущество, попытался сбежать, испугался за себя. Я ему кричал: "Стой! Забери меня!". И на ходу буквально мне пришлось запрыгивать. Двое нападавших сели на мотоцикл и за нами поехали. По дороге я позвонил в полицию, сообщил о нападении, избиении и похищении человека. Я зашел в здание и заметил, что подъехал и тот мотоцикл с нападавшими, еще четыре человека подошли. Я попросил сторожа спрятать меня. Он меня пустил в один из пустующих кабинетов. Я оттуда общался по телефону с полицией. Преследователи мои ходили вокруг здания, в окна заглядывали, пытались определить, где я нахожусь. Полицейские только минут через 45 подъехали – говорили, что не могли это здание по адресу найти. Еще до их прибытия сторож зашел и сказал, что “бандиты” уехали.

Когда полиция меня опрашивала, им по рации сообщили, что Евгений Бабурин, который был похищен, вышел на связь по телефону и сказал, что его отпустили. Мы сели в патрульный автомобиль и поехали его искать. Он очень плохо видит, а ему разбили очки, везли с закрытыми глазами, выбросили в пустынном месте, где гаражи, тупики, – он не мог объяснить, где он находится. Через час, пока мы его безуспешно искали, он сам как-то вышел к бывшей проходной завода "Крассельмаш". В отдел полиции, куда нас привезли после, подъехал и следователь из Следственного комитета. на следующий день нас снова вызвали для дополнительных пояснений. С тех пор больше ни меня, ни Евгения Бабурина не вызывали, и никаких действий по поиску преступников не видим.

Видеокомментарий Евгения Бахотского:

– Какова в этом роль ФСБ? К вам приходили и оттуда.

​ ​– Визиты ФСБ начались с 25 мая, параллельно с бандитскими атаками. Ко мне пришли 4 июня. Сначала к генеральному директору зашли, потом вызвали в кабинет директора моего непосредственного начальника, а через некоторое время я узнал, что мне тоже нужно идти туда. Захожу. Сидит молодой сотрудник и представляется: "Я из ФСБ. Присаживайтесь!" Он достал какие-то бумаги, пытался протокол составлять, допрашивать без адвокатов. Я не согласился.

Он фактически обвинил движение "Солидарность" в том, что мы якобы организовываем вербовку молодых людей 16-18 лет для того, чтобы их отправлять воевать за деньги в Украину. Показал мне видео из Интернета, на котором молодой человек рассказывает, что он является членом “Сибирской реконкисты”, что это какая-то организация, которая выступает за отделение Сибири от России, за образование Сибирской республики, ссылаясь на белое движение 1920-х годов. Этот молодой человек на видео говорит, что организация его будет воевать с режимом Путина. Также он произносит, что участвовал в митингах, организованных "Солидарностью". Как сказал сотрудник ФСБ, сейчас этот молодой человек находится в Украине, там воюет, по его словам, в нацистских войсках за деньги, т. е. как наемник. Якобы мы к этому причастны, к его вербовке, к отправке его туда.

– Корреспондент Радио Свобода на Украине пообщался с молодым человеком по имени Валентин, который учился в Красноярском педагогическом университете. Он рассказывает, что вынужден был бежать в Украину из Красноярска, потому что сотрудники ФСБ начали на него давить. Похоже, это тот самый человек с того видео?

– Я его не знаю. Когда видео мне показывал сотрудник ФСБ, я первый раз этого человека видел на том видео. Я потом поинтересовался, и, действительно, мне сказали, что есть такой Валентин Е. У него "ВКонтакте" страница. По фотографии вроде бы он. Этот Валентин вроде бы и есть тот человек, который на видео. Насколько я понял из рассказов моих товарищей, они этого человека тоже практически не знают. Он один раз приходил на митинг, спросил, можно ли принести флаг Сибирской республики. Он за Сибирскую республику выступает. Ему сказали, что не стоит этого делать. Фактически на этом все контакты закончились. Насколько мои товарищи знают, его просто ФСБ закошмарило до такой степени, что он сбежал за границу от них – через Беларусь уехал в Киев.

Доблестные чекисты нашли повод для остановки деятельности по сути единственной серьезной оппозиционной организации в нашем городе.

Упомянутый Евгением Бахотским сотрудник ФСБ, похоже, вел речь именно о добровольце Валентине, с которым в мае корреспонденту Радио Свобода удалось поговорить в Украине. Он объявлен в розыск Главным управлением МВД России по Красноярскому краю. Сам Валентин с чувством вины воспринял, что, вероятно, невольно оказался причастен к тому, что ФСБ обвиняет красноярскую "Солидарность" в вербовке наемников. Он уверен, на самом деле, его история – только повод:

– Безусловно, я чувствую вину за сложившуюся ситуацию, за то, что с ними происходит. Я никогда с "Солидарностью" тесно не сотрудничал, но всегда был об этих ребятах хорошего мнения. И ни в одной, скажем так, "незаконной" акции, в которых я участвовал, будучи в Красноярске, никто из "Солидарности" замешан никак не был, и тем более не замешан никто из них в какой-то вербовке наемников, в которой их сейчас обвиняют. На мой взгляд, просто наши доблестные чекисты нашли повод для остановки деятельности по сути единственной серьезной оппозиционной организации в нашем городе. На мой взгляд, все обстоит именно так.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG