Доступность ссылок

Смерть приёмного мальчика оказалась в центре драмы


Трёхлетний Макс Шатто (Максим Кузьмин), который умер в США 21 января 2013 года.

Трёхлетний Макс Шатто (Максим Кузьмин), который умер в США 21 января 2013 года.

Смерть Макса Шатто, усыновлённого из России трёхлетнего мальчика, продолжает оставаться загадкой. Ожидается, что скоро станут известны результаты медицинского заключения.

О немощеной и заброшенной дороге Уолдроп Драйв не знают даже некоторые местные жители. Она ведет к одиноко стоящему дому, неподалеку от которого виднеется указатель с выцветшей надписью: «Частная собственность. Тупик. Проход запрещен».

Дом в конце дороги принадлежит Лоре и Алану Шатто и относится к городку Гардендэйл с населением в 1600 жителей.

На автоответчике семьи Шатто запись: «Если это репортер или агентство новостей — у нас нет комментариев».

Интерес прессы к этому дому не исчезает с тех пор, как 21 января здесь умер приёмный трехлетний сын семьи Шатто по имени Макс. Спасти Макса медикам не удалось, и сейчас он уже похоронен. Однако обстоятельства его смерти оказались в центре международного скандала.

Власти России на прошлой неделе сообщили, что располагают информацией по этому делу, и обвинили Лору Шатто в «убийстве». Эта смерть стала еще одним доводом в пользу недавно установленного запрета на усыновление в России сирот гражданами США.

В то же время государственный департамент США призывает «не спешить с выводами» и дождаться результатов расследования.

НОВЫЕ ДЕТАЛИ В РАССЛЕДОВАНИИ

Корреспонденту Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» Ричарду Солашу удалось побывать на месте происшествия и выяснить некоторые детали случившегося.

Как рассказала Ширли Стэндефер — главный следователь в Офисе медицинской экспертизы округа Эктор, она прибыла в больницу медицинского центра в городе Одесса, недалеко от Гардендэйла, 21 января в 17 часов 43 минуты по местному времени. К тому времени врачи уже объявили о смерти мальчика. Она видела тело до того, как его отправили на вскрытие, которое провели днем позже.

Ширли Стэндефер, главный следователь в Офисе медицинской экспертизы округа Эктор.

Ширли Стэндефер, главный следователь в Офисе медицинской экспертизы округа Эктор.

— Мы действительно видели синяки. У него были синяки почти по всему телу. Но я не врач, и я не могу сказать, были ли эти синяки у него, как у обычного ребенка, либо же эти синяки были следствием нанесения повреждений или чего-то подобного, — говорит Ширли Стэндефер.

Предварительные результаты вскрытия пока хранятся в секрете. Учитывая обвинения российской стороны в совершении преступления и большое внимание прессы, ее офис, по словам Ширли Стэндефер, очень тщательно готовит окончательный анализ причин смерти.

Главный медэксперт округа доктор Нэйсан Геллоуэй получил полные результаты токсикологической экспертизы поздно вечером 21 января. Ожидается, что официальное заключение о причинах и форме смерти мальчика будет готово в начале этой недели. Это заключение может указать на убийство, несчастный случай, естественные причины либо неустановленные причины.

Ширли Стэндефер также рассказала, что, когда она и следователь из офиса местного шерифа допрашивали Лору и Алана Шатто в больнице, Лора Шатто плакала и дрожала, но в то же время отвечала на вопросы, шла на диалог.

— По словам матери, Макса нашли за домом. Она находилась снаружи и присматривала за двумя мальчиками, но зашла по нужде в дом. Она сказала, что когда вышла, то нашла Макса на земле рядом с игровой площадкой — горкой и качелями, — говорит Ширли Стэндефер.

ШЕРИФ: «ЭТОТ РЕБЁНОК НАШ, ТЕХАССКИЙ»

Шериф округа Эктор Марк Дональдсон подтвердил рассказ Ширли Стэндефер. О том, что в дом семьи Шатто выехала скорая, его офис, по словам шерифа, известили местные пожарные. Его офис не предъявил никакого обвинения по делу. Марк Дональдсон также отказался комментировать результаты вскрытия, но отметил, что недавно его офис посетил представитель российского посольства в Вашингтоне Сергей Чумаров.

На просьбу прокомментировать слова детского омбудсмена России Павла Астахова о том, что российским официальным лицам необходимо разрешить «ознакомиться с материалами дела и принять участие в предъявлении обвинения», Марк Дональдсон ответил, что «этого не будет».

— Этот малыш — это техасский малыш. Он жил в Техасе. Он жил в моем округе. И моя здесь обязанность — это узнать, что произошло. Моя работа — их Марк Дональдсон, шериф округа Эктор.

Марк Дональдсон, шериф округа Эктор.

арестовать, представить их перед судом, если у нас будут на то основания. Если там ничего нет, я должен обеспечить, чтобы дело закрылось. Что думает об этом Россия — это отдельная история. Я полагаю, они считают, что здесь всё покрывают, заметают следы и никто не расследует. Но это расследование смерти не российского, а техасского малыша. И мы будем делать всё от нас зависящее, — говорит Марк Дональдсон.

В деле также участвует Техасская служба защиты детей, которая сообщила, что семья Шатто «ранее не попадала в их поле зрения». По словам ее представителя Пола Циммермана, примерно в то время, когда умер Макс Шатто, служба получила уведомление о «физическом насилии и небрежном надзоре» в отношении него, но отказался говорить, кто именно об этом заявил.

Представители местной власти выражают беспокойство по поводу поспешных выводов, которые, по их мнению, делает Москва о результатах расследования, сейчас только набирающего обороты.

Ширли Стэндефер говорит, что «хотела бы узнать», откуда русские получили информацию о результатах вскрытия Макса Шатто, по которой у мальчика якобы имелись повреждения внутренних органов и он находился в состоянии интоксикации.

— Я не знаю, является ли это пропагандой, или это просто придумали, или это делается для того, чтобы создать трения между нашими странами, я, правда, не могу сказать. <…> Это грустно и страшно, — говорит Ширли Стэндефер.

«ОНА БЫЛА ОЧЕНЬ СЧАСТЛИВА»

Семья Шатто усыновила Макса, которого ранее звали Максим Кузьмин, а также его родного брата двухлетнего Кристофера, ранее Кирилла, в детском доме в Пскове в конце 2012 года.

По данным Русской редакции Азаттыка, в усыновлении участвовало расположенное в Техасе агентство Gladney Center. Однако в самом агентстве сказали, что согласно закону не могут ни подтвердить, ни опровергнуть эту информацию.

Приемная мать российских детей Лора Шатто, которой сейчас около 45 лет, Школа Midland High School, где работала приёмная мать российских детей Лора Шатто.

Школа Midland High School, где работала приёмная мать российских детей Лора Шатто.

ранее преподавала экономику в Midland High School, расположенной примерно в 30 километрах от Гардендэйла. По словам директора школы Джеффа Хорнера, она проработала там более пяти лет, уволилась в июне 2012 года «на хороших условиях» и известила, что пыталась усыновить ребенка из России.

Выпускница этой школы Эрин Томас, которой в 2011 году преподавала Лора Шатто, поделилась с Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» немногими известными подробностями о жизни женщины.

— Она показала нам досье ее усыновления. Она была очень счастлива и показала нам фотографии ее сыновей. Она из тех учителей, с которыми ты действительно сближаешься, и рассказывала нам о своей жизни, — говорит Эрин Томас.

В течение 2011—2012 учебного года Лора Шатто, по словам Эрин Томас, ездила в Россию, чтобы познакомиться со своими будущими приемными детьми, что является стандартной процедурой в процессе усыновления, а также сказала своим студентам, что уйдет с работы, чтобы заботиться о детях и не оставлять их в детском садике. В конце 2012 года она приводила своих приемных сыновей в школу, рассказала Эрин Томас.

— Она была милая, веселая и очень дружелюбная. Я не думаю, что она сделала то, что говорят, что она сделала, — говорит Эрин Томас.

СПОРЫ ПО ПОВОДУ ВТОРОГО РЕБЁНКА

Сейчас дело семьи Шатто — всеобщая тема разговоров в округе и не сходит со страниц местных газет, теле- и радиопередач.

Трое опрошенных соседей семьи Шатто в Гардендэйле рассказали, что Шатто, как и все остальные в округе, вели замкнутый образ жизни. Однако, по словам соседей, они были удивлены, когда узнали, что в семье были дети, так как никогда их не видели.

Дом семьи Шатто в городе Гардендэйл. Штат Техас, февраль 2013 года.

Дом семьи Шатто в городе Гардендэйл. Штат Техас, февраль 2013 года.

Гари Луна — владелец конюшни неподалеку от дома Шатто — говорит, что когда-то кормил их лошадей, но мало о них самих знает.

— Я просто надеюсь, что всё разрешится как надо. Если они сделали что-то плохое — всыпать им как следует. Если же нет — всыпать русским, — говорит Гари Луна.

Местные жители в одной из двух бакалейных лавок Гардендэйла Glendale Grocery обсуждали, что станет со вторым ребенком Шатто — Кристофером.

По словам Пола Циммермана, Кристофер Шатто сейчас находится «дома» и «в безопасности», его время от времени посещают социальные работники.

В посольстве США в Москве, не вдаваясь в подробности, сказали, что о мальчике сейчас заботится отец. Это же подтвердил и шериф Марк Дональдсон.

В то же время власти России призывают вернуть Кристофера Шатто в Россию. Биологическая мать Макса и Кристофера, Юлия Кузьмина, которую лишили родительских прав из-за пьянства и пренебрежения родительскими обязанностями, 21 февраля даже выступила на телевидении с обращением к Владимиру Путину, чтобы он помог ей вернуть ребенка.

Как сообщала российская пресса, несколько часов спустя после этого выступления Юлию Кузьмину высадили из поезда за нахождение в нетрезвом виде и непристойное поведение.

Как сообщил техасский информационный канал CBS7, Патрик Кримминс из Техасской службы защиты детей ранее заявил, что процесс усыновления обоих мальчиков «завершился», поэтому, если бы возникла необходимость отнять Кристофера Шатто у приемных родителей, его передали бы под опеку родственников семьи Шатто либо в органы защиты детей, но никак не вернули бы в Россию.

Статья написана на основе материала, который подготовил журналист Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» Ричард Солаш.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG