Доступность ссылок

Эксперт призывает приостановить продажу оружия России


Французский десантный корабль "Мистраль", пришвартованный у набережной Лейтенанта Шмидта в Санкт-Петербурге.

Французский десантный корабль "Мистраль", пришвартованный у набережной Лейтенанта Шмидта в Санкт-Петербурге.

Насколько реальным может быть отказ стран Евросоюза от сделок по продаже оружия России, стоимость которых, по оценкам таллиннского эксперта по обороне Томаса Ермалавичюса, составляет миллиарды долларов.


Научный сотрудник Международного центра оборонных исследований в Таллинне Томас Ермалавичюс опубликовал 11 марта в независимом новостном издании EU Observer статью, в которой призвал страны Евросоюза прекратить продажу оружия Москве, если они намерены принять серьезные меры после российского вмешательства в Крым.

Азаттык: Какую военную технику и военные технологии страны Евросоюза в настоящее время продают России?

Томас Ермалавичюс: Очевидно, что они не продают что-то такое, что увеличивает мощь российских вооруженных сил. Но есть технологии, которые вы можете назвать «пособниками» — пособниками проектирования военной мощи, пособниками в части увеличения маневренности и улучшения командования и управления вооруженными силами. Примером может служить десантный корабль «Мистраль», который Франция строит для ВМФ России. Сейчас таких строится два, и есть два других, которые могут быть позднее построены в России.

Еще одним примером можно назвать немецкие [обучающие] системы-имитаторы боя для военнослужащих, созданных для подготовки в командных и контрольных мероприятиях, что также значительно повышает военный потенциал воинской части. Таким образом, в этом направлении в настоящее время реализуется довольно много проектов, что позволило российским вооруженным силам модернизировать себя [в военном отношении] и увеличить свои возможности.
Томас Ермалавичюс, научный сотрудник Международного центра оборонных исследований в Таллинне.

Томас Ермалавичюс, научный сотрудник Международного центра оборонных исследований в Таллинне.


Азаттык: Почему вы предлагаете приостановление, в рамках режима санкций в отношении Москвы из-за крымского кризиса, каких-либо сделок Евросоюза с Россией по продаже оружия?

Томас Ермалавичюс: Ключевой момент здесь в том, что, как мы видим, сейчас Россия использует свою военную силу в целях, которые нарушают международное право, которые создают региональную нестабильность и конфликты по периметру Российской Федерации. И в этой связи нам не следует делать ничего из того, что [может] усилить военную мощь и влияние Российской Федерации. Я понимаю, что в прежние времена европейцы рассматривали Россию в качестве партнера, но я думаю, что нам следует перестать рассматривать Россию в качестве партнера. НАТО и ЕС следует перестать рассматривать [Россию] в качестве партнера в военных делах и делах безопасности. Это страна, которая является возмутителем спокойствия, а возмутителей спокойствия не стоит вознаграждать военными контрактами.

Мы не продаем оружие и военную технику Китаю. Евросоюз наложил эмбарго на торговлю оружием [с Китаем], и шли разговоры о его отмене, и я не знаю точно, на чем они остановились. Но Китай — в отличие от России — не вторгался в соседнюю страну. Он не захватывал часть территорий соседних стран, но всё же мы не продаем никакую военную технику Китаю, потому что мы рассматриваем его как потенциального геополитического соперника не только для себя, но и для США — нашего главного союзника в трансатлантическом альянсе. Но мы продаем России, что совершенно нелогично.

Азаттык: Насколько реальными могут быть ожидания того, что страны Евросоюза откажутся от сделок по продаже оружия России, которые поддерживают их экономики и позволяют им сохранять свои оборонные отрасли на плаву?

Томас Ермалавичюс: У меня есть серьезные сомнения не только по поводу военного экспорта и военных отношений, но и по поводу торговых отношений. Я имею в виду, что есть большое число деловых кругов, которые инвестировали в Россию или имеют бизнес в России или ведут торговлю с Россией, и в вопросе о… финансовых санкциях, целевых торговых санкциях, вероятно, будет очень трудно найти поддержку, [и] я даже не говорю о военных санкциях.

Есть обнадеживающие знаки и сигналы, [французский] президент [Франсуа] Олланд недавно отметил, что если дело дойдет до третьего раунда санкций, то будет обсуждаться и военное сотрудничество. И мы сможем, по крайней мере, увидеть приостановку или отсрочку на некоторое время тех [военных] контрактов. Но я не очень оптимистичен. Наблюдая за тем, как обстоят дела и каково их направление — оборонная промышленность в Европе, которая довольно-таки фрагментирована, нуждается в контрактах, нужны деньги, и европейские клиенты не могут обеспечить это из-за снижения оборонных бюджетов. Они ищут клиентов за пределами Европы, и Россия, по-видимому, была весьма хорошим клиентом для них.
Вооруженные люди в военной форме в крымском городе Балаклава. 1 марта 2014 года.

Вооруженные люди в военной форме в крымском городе Балаклава. 1 марта 2014 года.


Азаттык: Если они действительно приостановят поставки оружия в Россию, насколько это отразится на военном потенциале России?

Томас Ермалавичюс: Россияне намеревались модернизировать свои вооруженные силы, и у них есть очень амбициозная программа, довольно дорогостоящая. И в некоторых отношениях, конечно, как мы можем видеть, экономическое положение Российской Федерации не самое лучшее. Дефицит федерального бюджета будет всё выше и выше, особенно если цены на нефть будут снижаться. В этом смысле вся программа модернизации будет поставлена под вопрос.

Тем не менее мы должны [осознавать], что с передачей оружия и технологий, а также сотрудничеством в военных и технических сферах мы не только повышаем их военный потенциал, мы также передаем «ноу-хау» или знания — примером являются корабли «Мистраль». Если такие построят в России, это будет стимулировать российское судостроение, которое потеряло свою компетентность в управлении такими сложными, большими проектами, и в этой связи, если эта передача знаний не состоится, это, безусловно, замедлит программу модернизации российских вооруженных сил.

Азаттык: Какой посыл вы надеетесь донести, призывая к прекращению продажи оружия?

Томас Ермалавичюс: Если ввести санкции, каким бы ни было воздействие — малозначительным или не малозначительным, — я думаю, что морально это неправильно — принимать участие в модернизации военных сил страны, которая ведет себя таким образом. Как внутри страны с точки зрения подавления прав человека — которое происходит сейчас и возрастает, — так и теперь внешне, во внешней политике. Это морально просто неправильно и, вероятно, также стратегически весьма недальновидно.

Перевод интервью выполнила Алиса Вальсамаки.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG