Доступность ссылок

Жертва шпиономании бросает вызов системе поиска врагов


Валентин Моисеев, бывший российский димпломат, отсидевший в тюрьме по обвинению в шпионаже.

Валентин Моисеев, бывший российский димпломат, отсидевший в тюрьме по обвинению в шпионаже.

Валентин Моисеев — российский дипломат, отсидевший четыре с половиной года в тюрьме по обвинению в шпионаже в пользу Южной Кореи, — рассказывает о своем деле и о системе, которая «везде видит врагов».


Дело Валентина Моисеева о «шпионаже» в пользу Южной Кореи в 1998 году получило широкую огласку и привело к отставке министра иностранных дел Южной Кореи. Моисеев рассказал Русской редакции Азаттыка об обвинениях против него, о своей борьбе, чтобы очистить свое имя, и о большом желании России ловить шпионов.

ПЕРЕДАВАЛ НЕИЗВЕСТНО ЧТО

По словам Валентина Моисеева, обвинения, выдвинутые против него, были «довольно комичными».

— Предполагалось, что я передаю какие-то документы одному из южнокорейских дипломатов, которые наносят ущерб внешней безопасности Российской Федерации. Притом эти документы касались не собственно Российской Федерации, а ситуации в Северной Корее и наших отношений с ней. Самое интересное — это то, что за два года, которые якобы ФСБ, как они говорили, наблюдали за мной, наружное наблюдение, слушали мои телефоны, ни одного факта передачи какого-либо документа или вообще передачи чего-нибудь из рук в руки, между мной и этим южнокорейским дипломатом, они не засекли, — говорит Валентин Моисеев.

Жена Валентина Моисеева подала жалобу в Европейский суд по правам человека.

В 2009 году там вынесли решение, согласно которому суд по делу Валентина Моисеева в России признали несправедливым и не соответствующим стандартам правосудия.
Ни одного факта передачи какого-либо документа или вообще передачи чего-нибудь из рук в руки, между мной и этим южнокорейским дипломатом, они не засекли.


У Валентина Моисеева есть несколько версий о том, почему он стал жертвой этих обвинений. Однако все они показывают, что всё исходит от властных структур, считает он.

— Сначала наши власти говорили, что есть несколько врагов, которые не дают нам жить спокойно, шпионят, и так далее. Сейчас мы пришли к тому, что организации являются «иностранными агентами». Когда нет совсем друзей, то враги повсюду, и закулисные движения на Западе и в США не дают нам жить счастливо, точно как при советском режиме, — говорит Валентин Моисеев.

ДРУЗЬЯ ПОЗНАЮТСЯ В БЕДЕ

Валентин Моисеев был высокопоставленным дипломатом в министерстве иностранных дел России, работал в сфере отношений между Россией и Южной Кореей и между Северной Кореей и Южной Кореей.

После того как его обвинили в шпионаже, многие его коллеги перестали с ним общаться, рассказывает Моисеев.

— Я сразу оказался в изоляторе Лефортово. Но, уже возвратившись оттуда, я обнаружил очень мало людей, с которыми я могу поддерживать отношения, как в прошлом. Были люди, мои коллеги, с которыми я продолжил и продолжаю отношения, но большая часть людей забыла моментально о моем существовании, — говорит Моисеев.

Валентин Моисеев говорит, что чувствует, что российские власти сломали ему жизнь.

— Меня лишили той работы, которой я занимался 25 лет, меня лишили положения в обществе. Жертвой несправедливости я себя ощущаю, которая всегда со мной. Это не значит, что я плачу, но так оно и есть, — рассказывает Валентин Моисеев.

ДЕЛО ВИКТОРА ДАНИЛОВА

Российский суд недавно помиловал физика, осужденного за шпионаж в пользу Китая в 2004 году. Виктор Данилов, который должен быть освобожден через 10 дней, настаивает на том, что спутниковая технология, которую он передал Китаю, была в свое время рассекречена.

Это дело многие считают частью официальной кампании по устрашению ученых.

В начале 2000-х годов имели место десятки дел против российских дипломатов и ученых, которых обвинили в шпионаже. Эти дела породили гражданское движение в защиту частных лиц, обвиненных в шпионаже и государственной измене.

Валентин Моисеев рассказывает, что получил большую поддержку со стороны гражданского общества, особенно от Комитета защиты ученых, который возглавлял лауреат Нобелевской премии ныне покойный Виталий Гинзбург.

— Они боролись за меня и за других людей, которых обвинили в государственной измене. Мне кажется, что освобождение Данилова — это в том числе результат и их работы. Правозащитные организации очень много сделали для меня, — говорит Моисеев.

Преследование Валентина Моисеева вдохновило его на проведение гражданских акций против других подобных необоснованных обвинений в шпионаже.

Сейчас Моисеев работает заместителем директора в одной правозащитной организации. Их юристы, в частности, ведут в Европейском суде по правам человека и дело Виктора Данилова.

СИСТЕМА ПОИСКА ВРАГОВ

По словам Валентина Моисеева, в произошедшем с ним виновата сложившаяся в России система.

— Это система, которая сложилась у нас и которая видит врагов буквально во всем. Это с одной стороны. С другой стороны, это система выслуживания. Если существует организация, которая призвана ловить шпионов, то она будет и должна их ловить, иначе ее разгонят, — говорит Валентин Моисеев.

Для того чтобы изменить эту ситуацию, считает Валентин Моисеев, нужно быть «более открытыми».

— Мы должны не считать, что мы какое-то уникальное государство Россия, а быть как и все европейцы, мы же европейцы по существу. Мы должны быть обычной европейской страной, которая идет в ногу со всеми другими странами, и тогда мы будем видеть не врагов, а друзей рядом, — считает Валентин Моисеев.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG