Доступность ссылок

Рогунская ГЭС как зеркало водноэнергетических споров в Центральной Азии


Строительство плотины на Рогунской ГЭС в Таджикистане. 23 февраля 2010 года.

Строительство плотины на Рогунской ГЭС в Таджикистане. 23 февраля 2010 года.

Вода – стратегический источник жизни не только в Центральной Азии. Однако именно здесь в погоне за укреплением своих авторитарных режимов руководителям Центральной Азии не до решения региональных проблем.


ВЕРХОВЬЯ И НИЗОВЬЯ АМУДАРЬИ

Вода в Центральной Азии давно стала важным энергетическим сырьем. В Кыргызстане и Таджикистане формируется более 80 процентов стоков пресных вод бассейна Аральского моря. Стремление двух горных стран обеспечить себя электроэнергией за счет водных ресурсов объяснимо. По сообщению сайта МИД Таджикистана, республика получает из стока реки Сырдарья семь процентов воды, из стока реки Амударья 15,2 процента. Кыргызстан – соответственно 0,5 и 0,3 процента. Всё остальное идет на нужды других стран Центральной Азии, утверждает правительство Таджикистана.

Нынешний спор вокруг строительства Рогунского водохранилища и Рогунской ГЭС отражает постсоветские региональные противоречия вокруг распределения природных богатств. Спор вышел на международный уровень. Всемирный банк оказывает содействие в подготовке двух исследований – технико-экономической оценки и оценки экологического и социального воздействия.

Контракты на данные исследования между правительством Таджикистана, Всемирным банком и фирмами-исполнителями подписаны в начале года, а оценочные показатели будут готовы приблизительно через полтора года.

«Оценочные исследования не призваны решить вопрос о строительстве Рогунской ГЭС. Для решения вопроса о будущем предлагаемого проекта Рогунской ГЭС необходимо учитывать ряд других факторов, таких как международные соглашения и способность обеспечивать финансирование», – цитирует радио Озоди сообщение Всемирного банка.

УНИКАЛЬНОЕ СООРУЖЕНИЕ

Рогунская ГЭС станет уникальным сооружением. Высота плотины должна достигнуть 335 метров и будет построена в горах, на высоте 1300 метров. Исключительность сооружения заключается и в том, что электростанция будет стоять в зоне Ионахшского тектонического разлома, заполненного каменной солью, где горные породы рыхлые и непрочные. Сила землетрясений доходит здесь до девяти баллов по шкале Рихтера, говорят некоторые специалисты. Советские проектировщики для сейсмоустойчивости планированной еще тогда ГЭС и защиты отложений каменной соли от размыва планировали специальные мероприятия при строительстве.

Однако с экологической точки зрения в случае сильного землетрясения в этом районе и при разрушении плотины целому региону грозит крупномасштабная катастрофа, говорят критики проекта.

Существует и другая теория – наполнение Рогунского водохранилища отрицательно скажется на водопотреблении в низовьях Амударьи, в особенности в Хорезмской области и в Республике Каракалпакстан в Узбекистане и Дашогузской области Туркменистана. Дефицит воды может нанести ущерб сельскому хозяйству данных регионов, говорят критики. Как сообщало наше радио Азаттык, Казахская редакция Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода», президент Узбекистана Ислам Каримов открыто угрожал Таджикистану со словами «Не позволим брать ни капли воды из Амударьи».

Официальный Душанбе продолжает настаивать, что проблемы регулирования водных ресурсов в Центральной Азии возникли еще до Рогунского проекта, что речь идет просто о нагнетании страстей на пустом месте. Таджикистан – одно из беднейших государств мира. Мировое сообщество ежегодно оказывает стране финансовую поддержку, а также гуманитарную помощь на миллионы долларов в виде топлива, медикаментов, одежды, продуктов питания. В списке стран-доноров значатся Казахстан и Туркменистан.

Таджикистан изолирован от Объединенной энергетической системы Центральной Азии. В зимний период дефицит электроэнергии достигает 30 процентов от общего объема потребления, что усугубляет положение потребителей энергии в Таджикистане. Таджикские власти считают, что решить проблему дефицита электроэнергии можно будет, если построить Рогунскую ГЭС.

ПРОРЕХИ В АРЫКАХ

Другой немаловажный фактор – нерациональное использование воды, начатое еще во времена советской гигантомании. Еще эксперты Госплана СССР отмечали, что Туркменистан и Узбекистан превышают установленные нормы водопотребления на 50 процентов, Казахстан и Кыргызстан – на 22 процента, Таджикистан – на 15 процентов. Если верить данным сайта МИД Таджикистана, средний показатель объема воды, приходящейся на человека в год, составляет в Туркменистане 4044 кубических метра, в Узбекистане – 2596 кубических метров, в Казахстане – 1943 кубических метра, в Таджикистане – 1843 кубических метра, в Кыргызстане – 1371 кубический метр.

При этом население Хорезмской области, Каракалпакстана и Дашогузской области употребляет в качестве питьевой использованную после промывки хлопковых полей амударьинскую воду.

Потребительское отношение к водным ресурсам тревожит специалистов. Порой дело доходит до абсурда. Туркменистан построил в пустыне Каракумское море, куда ежегодно предполагается сбрасывать до 10 кубических километров дренажных вод. Ашгабат, столица государства в пустыне, с его чересчур многочисленными фонтанами, давно стал притчей во языцех. Более того, официальный Ашгабат всюду, где можно, декларирует, что в стране вода для населения бесплатная.

Как альтернатива, чтобы покрыть дефицит электроэнергии в Кыргызстане и Таджикистане в холодное время года и устранить необходимость строительства гидроэлектростанций в этих двух странах, предлагается построить в Центральной Азии атомную электростанцию. При этом выдвигаются аргументы, что риск катастрофы на АЭС намного ниже, чем возможность прорыва дамбы. Кстати, и после недавней аварии из-за цунами на японской АЭС «Фукусима» ни одна из заинтересованных сторон до сих пор не обновила свои аргументы о необходимости строительства атомной электростанции в сейсмоопасных государствах Центральной Азии. После аварии на «Фукусиме» лоббисты идеи атомной электростанции в Казахстане поутихли.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG