Доступность ссылок

Оралманы в Актобе вопрошают: «Зачем нас позвали?»


Оралман Сакен Айберген. Актобе, 15 августа 2011 года.

Оралман Сакен Айберген. Актобе, 15 августа 2011 года.

Семья оралмана Сакена Айбергена живет в ожидании бульдозеров. Власти Актобе хотели снести его дом на дачном участке. Его поддерживают лишь такие же, как и он, оралманы.


СНЕСТИ НЕЛЬЗЯ ОСТАВИТЬ

Актюбинские власти собирались снести дома на дачных участках, которые, по их словам, построены незаконно. В этом списке оказался дом оралмана Сакена Айбергена.

– Осенью прошлого года к нам пришли представители архитектуры и отдела земельных отношений и сказали, что снесут наш дом. Мы сказали, что не позволим, после чего городские власти подали в суд иск на снос моего дома на дачном участке «Актоберентген-1». Теперь мы живем в собственном доме, как говорится, «на птичьих правах» - не можем получить домовую книгу, нигде не прописаны. Фактически мы бомжи, - говорит нашему радио Азаттык Сакен Айберген.

Вместе с семьей Сакен Айберген переехал в Актобе из Узбекистана в 2007 году. По его словам, сумма, которую выделили его семье, составила 520 тысяч тенге. По утверждению Сакена Айбергена,
Дом Сакена Айбергена. Актобе, 14 августа 2011 года.
этих денег едва хватило на покупку дачного участка.

- За эти деньги квартиру в городе не купишь. Мы добавили денег, продав дом в Каракалпакстане, весь скот, и купили тут дачный участок. Каждому члену семьи оралмана государство выделяет 130 тысяч тенге. На такую бедную квоту можно купить только дачу, и то, бывает, не хватает. Нам всё это далось очень трудно. Теперь эта небольшая постройка мозолит глаза власти, – говорит Сакен Айберген.

Оралман считает, что в подобном положении находятся многие оралманы.

- Пусть выделяют нормальную квоту, пусть не задерживают с выдачей гражданства и оформлением документов, удостоверяющих личность – вот что мы будем требовать у властей. Я готов ко всему. Община оралманов – а нас тут много – готова поддержать оказавшуюся в таком затруднительном положении нашу семью, - говорит Сакен Айберген.

В течение нескольких лет семья Айбергена из четырех человек ютилась на съемных квартирах, одновременно собирая стройматериалы на возведение дома.

– Были моменты, когда приходилось даже на мусорный полигон выбираться и подбирать выкинутые бэушные окна, двери, доски. Не думал, что на родине я буду шастать по мусоркам, – говорит Сакен Айберген

По его словам, мало того что казахстанское государство выделило ему
Мы не могли сидеть и ждать, когда власти надумают нам дать гражданство. Три года ждали. Мы решили построиться, чтобы деньги просто так не ушли. Теперь понимаем, что верить никаким обещания не надо было.

смешную сумму, так еще теперь и отбирает дом, построенный с большим трудом.

– Многие покупают разрешение через посредников за 50 тысяч тенге, а у нас таких денег нет. Затянули с выдачей гражданства и удостоверения личности. Эта процедура, как мы поняли, в Казахстане может затянуться на годы. Мы не могли сидеть и ждать, когда власти надумают нам дать гражданство. Три года ждали. Мы решили построиться, чтобы деньги просто так не ушли. Теперь понимаем, что верить никаким обещания не надо было. Надо было не уезжать из Узбекистана, с насиженных мест. Но мы думали, что наши соотечественники поддержат нас, – говорит Сакен Айберген.

Семья, по словам ее главы, встала на очередь за земельным участком в 2007 году, однако до сих пор его не получила. Сакен Айберген говорит, что стоит в очереди за земельным участком под номером 518, но она не двигается уже нескольких лет. Если бы вовремя выделили земельный участок, такого бы не было, считает оралман:

– Мы решили переехать в Казахстан после того, как услышали речь президента Нурсултана Назарбаева. Он призывал нас переехать в мирный и дружный Казахстан, обещал создать условия. Мы решили: раз уж президент говорит, значит, всё будет нормально. Теперь пытаются снести дом. Как это понимать?

СКИТАНИЯ НА БАЗАРЕ

Семья Сакена Айбергена зарабатывает на жизнь, торгуя на рынке всякой мелочью. Но открытые ларьки возле центрального рынка, где они торговали вместе с другими 30 оралманами, убрали в прошлом году, а их выгнали, говорит его жена, Багдагуль Калжанова.

– Сказали, что власти города хотят разбить цветник на месте нашей торговли. Однако никакого цветника до сих пор нет. Там теперь стоят таксисты и везде мусор. Нас было 30 оралманов, мы тут добывали себе на пропитание. Платили исправно 18 тысяч тенге за аренду. Теперь мы вынуждены нарушать правила и заниматься стихийной торговлей возле рынка. Нас теперь постоянно гоняют полицейские. Мы даем взятку каждый день в размере 800 тенге, но на следующий день гонения начинаются заново. Несколько семей оралманов находятся на грани выживания. Мы стали жить еще хуже, чем в Узбекистане, – говорит Багдагуль Калжанова.

Другая оралманка, 36-летняя Паруаз Матримова, тоже торгует на рынке. Она говорит корреспонденту нашего радио Азаттык, что из-за постоянных гонений и давления со стороны силовых органов у нее произошло три выкидыша.

– Я тоже вместе с Багдагуль торгую на рынке, – говорит она. – Ларьки наши убрали, теперь торгуем под открытым небом. На самом
Оралманка Разия Отарбаева. Актобе, 14 августа 2011 года.

центральном рынке нам нормальных торговых мест не предоставляют. У меня каждые полгода начали случаться выкидыши. Как увидим полицейских, хватаем свои баулы и бежим изо всех ног. Мне очень больно, что на своей родине мне не дают работать. Еще не дают даже родить ребенка. Мне очень больно.

В разговор вступает свекровь Паруаз Матримовой – Разия Отарбаева.

– Зачем я им, детям, посоветовала вернуться в Казахстан? – говорит она. – Я сейчас раскаиваюсь, что попросила детей вернуться на родину предков. Если честно, мне очень больно каждый раз вызывать скорую помощь. У моей невестки, как мы переехали в Казахстан, случилось из-за вот таких гонений и переживаний три выкидыша. Почему так получилось? Почему мы на родине своих предков подвергаемся таким унижениям? Пытались снести дом сына, у невестки – три выкидыша. Два случились на четвертом месяце беременности. Разве этого мы хотели, когда переезжали в Казахстан? Зачем нас позвали?

«ЭТО – ВАША СУДЬБА!»

По словам Багдагуль Калжановой, оралманы в мае этого года побывали на приеме у акима города (сейчас он аким Актюбинской области) Архимеда Мухамбетова. Они рассказали о том, что остались без средств к существованию, и просили заново установить торговые ларьки, чтобы могли, как цивилизованные люди, заниматься торговлей.

Багдагуль Кожанова, жена оралмана Сакена Айбергена, на рынке. Актобе, 15 августа 2011 года.
– Это было бы лучше, чем каждый день давать взятки полицейским. Властям тоже хорошо будет – налоги будут поступать. Но аким нам сказал, что помочь не может. Мы спросили: как нам теперь жить? Он сказал: я не знаю, это ваши проблемы, – говорит Багдагуль Калжанова.

Пользуясь случаем, она, по ее словам, поделилась с руководством города и о том, что дом ее семьи собираются снести.

– Он сказал, что это наши проблемы, что это наша судьба. Он сказал буквально следующее: «У каждого человека есть своя судьба. Значит, судьба у вас такая. Что я вам сделаю? Вам тут не нравится? Ну тогда уезжайте обратно в свой Узбекистан», – говорит Багдагуль Калжанова.

БОМЖИ НА СВОЕЙ РОДИНЕ

В доме Сакена Айбергена к приходу корреспондента радио Азаттык уже находились другие оралманы. Они готовили плакат, на котором писали «Зачем нас позвали!» Оралманы сказали, что хотят поддержать семью Айбергена. По их словам, в таком же положении находятся многие из них.

По словам Сакена Айбергена, после всего пережитого они теперь с удовольствием уехали бы из Казахстана обратно в Каракалпакстан, однако дом там и весь скот они уже продали.

– У нас нет обратного хода. Мы там всё уже продали. Нам некуда идти, мы не нужны теперь в Узбекистане, но и в Казахстане, оказывается, не нужны. Почему нас позвали сюда? Нам не дают работать, кормить своих детей, власти хотят снести жилье. Если честно, я хоть и мужчина, но у меня уже опускаются руки. Я не сплю ночами, думая, где мы будем жить,
Несколько семей оралманов, пришедших поддержать семью Сакена Айбергена, держат в руках плакат с надписью: «Зачем нас позвали!» Актобе, 14 августа 2011 года.
что будет с детьми, если все-таки снесут дом? Я не могу прописать своих детей, и, не дай бог, случится что с нами, их просто выгонят отсюда. Его же не признают законным, значит, все равно этот вопрос будет подниматься не раз. Нас будут теребить, угрожать сносом постоянно. Неужели моя семья на родине своих предков станет бомжами? Мы и на самом деле фактически стали бомжами. Я вынужден ради семьи стоять до конца и, если надо будет, брошусь под бульдозер, – говорит Сакен Айберген.

Корреспондент нашего радио Азаттык попыталась обратиться за комментариями к бывшему заместителю акима города, а ныне – заместителю акима Актюбинской области Ерхану Омарову. Однако когда мы дозвонились до его приемной, услышали мужской голос:

– Дело в том, что у Ерхана Омарова уже другая должность. Если у вас вопросы по поводу города – обращайтесь в город.

В городском отделе архитектуры отказались комментировать ситуацию, заявив, что все вопросы надо отправлять через пресс-службу акимата Актобе.

Пресс-секретарь акима города Лариса Томчук сказала корреспонденту нашего радио Азаттык, что в октябре прошлого года городские власти подали иск с требованием снести дом оралмана Сакена Айбергена, суд признал его дом незаконным.

- В июле этого года Сакен Айберген подал иск в суд о признании права собственности на построенный им дом. Суд отказал ему в этом. Но у него есть право обжаловать решение суда в вышестоящих инстанциях, - сказала Лариса Томчук.

Сакен Айберген говорит, что устал ходить по судам. «Жизнь превратилась в сплошную борьбу», - говорит оралман.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG