Доступность ссылок

Как военный преподаватель нашел «способ» вычислять «радикала»


Cолдаты срочной службы казахстанской армии. Иллюстративное фото.

Cолдаты срочной службы казахстанской армии. Иллюстративное фото.

Академия пограничной службы КНБ предупреждает, что не принимает на учебу молодых людей, читающих намаз. В то же время, по заверениям министерства обороны, лица, соблюдающие религиозные традиции, на воинскую службу принимаются без ограничений.


Талгат Жораев (фамилия и имя изменены), преподаватель одного из казахстанских военных учебных заведений, рассказал о своих методах определения среди военнослужащих лиц, «склонных к религиозному радикализму».

«КАК МОЖЕШЬ, ТАК И ВЫЯСНЯЙ»

По словам Талгата Жораева, у него нет религиоведческого образования. Однако руководство учебного заведения, учитывая то, что он преподаватель гуманитарного предмета, обязало его наблюдать за религиозным климатом в военном училище и предоставлять информацию во внутреннюю службу безопасности о каждом курсанте или военнослужащем, кто вызывает сомнение в отношении вероисповедания.
Во время пятничной молитвы в мечети. Иллюстративное фото.

Во время пятничной молитвы в мечети. Иллюстративное фото.


Преподаватель говорит, что ему было дано задание выяснить, кто из курсантов или военнослужащих читает намаз, а всё остальное решало начальство. По его словам, все военнослужащие, читающие намаз, по устному указанию сверху под различными предлогами будут уволены или отчислены. Поэтому никто не сможет пожаловаться, что подвергся гонению «из-за вероисповедания», но все вокруг будут знать, за что их уволили или отчислили.

— Такие люди не будут назначаться на ответственную должность, в руки оружие не получат. При таком положении, читая намаз, сложно стать высокопоставленным офицером. Отказаться от выполнения приказа я не смог, но на тот момент не знал, как начать эту работу. В академии курсантов, читающих намаз, было достаточно. Вначале мне поручили выяснить, кто из них исповедует ислам «неправильного течения». Однако выяснилось, что само руководство не знает способов, как это определить, кто в своем веровании на правильном пути, а кто — нет. Мне приказали: «Как можешь, так и выясняй». Если честно, потом стало известно, что целью руководства было выяснить не мазхаб верующих курсантов, а узнать, кто вообще читает намаз, — говорит Талгат Жораев.

«НЕ НА ПРАВИЛЬНОМ ПУТИ»

— Перелистал все газеты и журналы, поговорил с людьми, сведущими в вопросах религии, встретился со служащими муфтията. Однако никто так и не смог мне подсказать конкретного способа определения религиозных воззрений человека по его внешним признакам, привычкам, поведению. В итоге я разработал свою методику и тестовые вопросы для определения лиц, исповедующих ислам, отличный от мазхаба Абу Ханифа, — говорит преподаватель.

По словам Талгата Жораева, в ходе беседы с курсантами, читающими намаз, в первую очередь он расспрашивает их о религии, пророке, затем о мазхабе.

— К примеру, известно, что верующие, придерживающиеся воззрений ваххабитов, читают намаз, растопырив ноги и соприкасаясь локтями с рядом стоящим человеком, и изредка тянут «амин». Сейчас курсантам не разрешается читать намаз. Я смотрю за тем, чтобы религиозная литература, которую они читают, была утверждена Духовным управлением мусульман Казахстана. Если книги не утверждены ДУМКом, значит человек, читающий их, не на правильном пути, — говорит он.

Преподаватель военного учебного заведения утверждает, что психология верующих сразу о себе дает знать, когда он начинает беседовать с ними на различные религиозные темы, задавать вопросы по религии. Однако «тесты» Талгата Жораева, по его словам, не получили оценки какой-либо научной экспертизы или экспертизы совета по религии, не утверждены они и приказом министерства обороны. Предположение о том, что вся литература об исламе выходит с одобрения ДУМКа, принадлежит тоже преподавателю.
Курсанты военного колледжа в Семее. Иллюстративное фото.

Курсанты военного колледжа в Семее. Иллюстративное фото.


В ходе беседы Талгат Жораев сказал, что тесты, разработанные им на основе приобретенных знаний, со временем пригодились для дела: ими стали пользоваться в военном училище, а со стороны руководства замечаний не было.

— Молодые люди, неверно отвечающие на «религиозно-психологические» вопросы, также не могут пройти комиссию в военкомате. Если даже они и пригодны по состоянию здоровья, мы таким образом избавляемся от будущих ваххабитов, — говорит автор «тестов», преподаватель военного учебного заведения Талгат Жораев.

«ОНИ ВСПОМНИЛИ, ЧТО Я ЧИТАЛ КОРАН»

Корреспонденту Азаттыка удалось поговорить с военнослужащим, который был отправлен на пенсию сразу же по достижении 45 лет.

— Мы ведь мусульмане, поэтому соблюдаем традицию — читаем молитву по покойнику, когда посещаем дом умершего. В свое время один из начальства, зная о том, что я читаю Коран, буквально заставил меня прочесть молитву, когда мы с соболезнованиями посещали родных одного умершего. После принятия нового закона о религии новое руководство вдруг «вспомнило» об этом и напомнило перед всеми, стараясь усовестить меня. Мы уже перестали на людях ходить в мечеть и читать намаз. Однако по достижении мной пенсионного возраста меня сразу же освободили от занимаемой должности, — говорит бывший военнослужащий, пожелавший остаться неизвестным.

По его словам, хотя он и достиг пенсионного возраста, у него была возможность послужить еще несколько лет, как это делают другие военнослужащие.

«В АКАДЕМИЮ НЕ ПРИНИМАЮТСЯ ЛИЦА, ЧИТАЮЩИЕ НАМАЗ»

По этому поводу мы обратились в некоторые военные учебные заведения в Алматы и в министерство обороны. В Академии пограничной службы КНБ сообщили, что у них не учатся курсанты, читающие намаз.

По словам капитана Куандыка Ибраева, старшего офицера управления по воспитательной работе, в это учебное заведение не принимаются молодые люди, читающие намаз.

В ответе министерства обороны на запрос Азаттыка указано, что лица, соблюдающие религиозные традиции, на воинскую службу принимаются без каких-либо ограничений.

По словам представителей министерства, после принятия нового закона не зарегистрировано ни одного случая давления на военнослужащих по признакам вероисповедания. Лишь в соответствии с требованиями закона «О религиозной деятельности и религиозных объединениях» не допускается проведение (совершение) богослужений, религиозных обрядов, церемоний и (или) собраний, а также осуществление миссионерской деятельности на территории и в зданиях Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований.

Вопрос корреспондента Азаттыка: «Есть ли специальная инструкция или специальные тестовые вопросы, утвержденные министерством обороны, для проверки вероисповедания солдат и курсантов?» — министерство обороны оставило без ответа.

У КАЖДОГО СВОИ ТЕСТЫ

После операции спецназа в поселке Кульсары Атырауской области в сентябре этого года вероисповедание погибших также выяснялось при помощи подобных «тестов».
Главный имам Атырауской области Амантай Садиев.

Главный имам Атырауской области Амантай Садиев.


Главный имам центральной мечети «Имангали» Атырауской области отнес их к «такфирским террористам». Директор департамента по делам религий Атырауской области Оразбек Касымов сказал, что «60–70 процентов верующего населения в Атырау — салафиты».

По мнению Нурали Кайранбаева, теолога данного департамента, лица, готовившие теракт в Кульсары, безусловно, представители течения ваххабизма.

— Это я определил по идеологическим принципам, которых они придерживались: оказание сопротивления сотрудникам органов, отрицание государства, — говорит он корреспонденту Азаттыка.

После проведения «операций по уничтожению религиозных экстремистских или террористических групп», участившихся в Казахстане за последние два года, спецслужбы, полиция и генеральная прокуратура так и не дали подробной информации о воззрениях и каких-либо идеях, которых придерживались «погибшие во время перестрелки».

По статье 14 раздела 2 Конституции Казахстана, «никто не может подвергаться какой-либо дискриминации по мотивам происхождения, социального, должностного и имущественного положения, пола, расы, национальности, языка, отношения к религии, убеждений, места жительства или по любым иным обстоятельствам». В соответствии с подпунктом 1 статьи 19 этого же раздела, «каждый вправе определять и указывать или не указывать свою национальную, партийную и религиозную принадлежность».
  • 16x9 Image

    Асылхан МАМАШУЛЫ

    Асылхан Мамашулы является репортёром Азаттыка  в Алматинском бюро, пишет, в основном, на политические темы. Родился в апреле 1973 года. В 1994 году окончил Кызылординский педагогический институт имени Коркыта-ата. В 1997-2000 годах учился в аспирантуре Казахского национального университета имени Аль-Фараби.

    Работал в издательстве «Казахская энциклопедия», в газете «Ана тілі» и в центре ABDI-Press. С 2011 года работает в Азаттыке.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG