Доступность ссылок

Переживший пытки умер, не добившись наказания для виновных


Расим Байрамов, житель Рудного, сумевший доказать в Комитете ООН, что его пытали полицейские. Фото из семейного архива.

Расим Байрамов, житель Рудного, сумевший доказать в Комитете ООН, что его пытали полицейские. Фото из семейного архива.

В четверг, 18 февраля, в городе Рудный Костанайской области похоронят 33-летнего Расима Байрамова. Он был потерпевшим в деле о пытках, виновные по которому — сотрудники полиции — так и не понесли наказания. По информации адвоката Байрамова, полицейские продолжают работать в органах внутренних дел.

В декабре 2014 года Костанайский городской суд вынес решение частично удовлетворить иск пострадавшего от пыток в полиции и невинно осужденного Расима Байрамова и выплатить ему в качестве компенсации сто тысяч тенге (320 долларов по обменному курсу того времени). До этого в мае этого же года Комитет ООН против пыток установил, что против Байрамова в суде использованы «признательные» показания, полученные под пытками, поэтому он имеет право на возмещение морального вреда и реабилитацию.

ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ТЮРЬМЫ

Восемь лет назад Расим Байрамов попал в тюрьму. Его приговорили к пяти годам заключения по обвинению в краже денег и трех бутылок пива в магазине. Позже он заявил, что полицейские его пытали, поэтому ему пришлось «сознаться в содеянном преступлении». Как ранее рассказывала Азаттыку его мать Наталья Байрамова, сына «таскали за волосы по коридору, били руками и ногами по голове и почкам, не давали спать». Байрамов освободился из колонии условно-досрочно несколько лет назад, но его здоровье было подорвано. Одной из перенесенных болезней был туберкулез.

Как говорит его адвокат Снежанна Ким, смерть Расима Байрамова наступила в результате заболеваний, которые «стали последствиями его заключения». Мужчина умер в возрасте 33 лет.

— Эти заболевания развились там, и их не существовало до тюрьмы. Из-за этических соображений я не могу их назвать. Он нам не жаловался, насколько он был болел. Когда он говорил, что он болеет и не может работать, мы его иногда с моей помощницей даже ругали за это. Но сегодня, когда я увидела заключение в морге, — он бы не смог работать. Он был крайне болен. Он никому не жаловался — вот почему смерть стала неожиданной для всех, — он молчал, что у него боли, судя по диагнозу, были нереальные просто. Он реально двигаться не должен был, — говорит Снежанна Ким.

Расим Байрамов и его представители в суде: адвокат Снежанна Ким (слева) и руководитель Костанайского областного филиала Казахстанского бюро по правам человека Анастасия Миллер. Костанай, 12 февраля 2015 года.

Расим Байрамов и его представители в суде: адвокат Снежанна Ким (слева) и руководитель Костанайского областного филиала Казахстанского бюро по правам человека Анастасия Миллер. Костанай, 12 февраля 2015 года.

После освобождения Расим Байрамов проживал с матерью и из-за состояния здоровья работать не мог. В последнее время жил как затворник.

— Он говорил о том, что ночью боится засыпать, боится закрывать глаза после тюрьмы. Он боялся, что в это время кто-то будет на него физически воздействовать. И чаще всего днем он спал, а ночью сидел за компьютером, — сказала Снежанна Ким.

ВИНОВНЫЕ НЕ НАКАЗАНЫ

Руководитель Костанайского бюро по правам человека Анастасия Миллер отмечает, что Расиму Байрамову выплатили из местного департамента внутренних дел сто тысяч тенге в качестве возмещения морального вреда за пытки, но виновные лица так и не были наказаны.

«Всё, что получил Расим после решения ООН — компенсацию в 270 долларов. Это было как насмешка… Мы с адвокатом говорили: главное, что факт признан, это только начало, будет расследование, все ответят по заслугам, должны ответить… Началось расследование, очные ставки, экспертиза… Я смотрела в глаза этих полицейских, они продолжают работать в полиции. Что было в их глазах? Злость, ненависть, ненависть и упоение безнаказанностью… Расследование прекращали и возобновляли. А он устал, всё меньше общался с людьми, друзей после тюрьмы почти не стало, он уходил в себя», — пишет Анастасия Миллер на своей странице в Facebook’e.

Я смотрела в глаза этих полицейских, они продолжают работать в полиции. Что было в их глазах? Злость, ненависть, ненависть и упоение безнаказанностью…

По словам адвоката Снежанны Ким, Расим Байрамов испытал разочарование из-за того, что не мог добиться справедливости. Уголовное дело о пытках, по которому должны были привлечь виновных, прекращалось «из-за отсутствия состава преступления». Адвокат подавала всё новые жалобы. Как вспоминает Снежанна Ким, генеральная прокуратура однажды отменила постановление о прекращении этого дела и вернула на новое расследование, но потом его опять прекратили.

— Мы давно будируем этот вопрос о привлечении виновных лиц, раз решение Комитета ООН носит преюдициальное значение, значит, пытки установлены, осталось указать виновных. Я считаю, что материалами дела лица, виновные в пытках, установлены, они у нас были третьими лицами, привлечены в гражданский процесс. Но они так и не были привлечены к уголовной ответственности, — говорит Снежанна Ким.

Также она отмечает, что эти полицейские продолжают работать в органах внутренних дел Костанайской области и их ни разу не отстраняли от работы из-за этой истории.

МОЛЧАНИЕ ВЛАСТЕЙ

В прокуратуре Костанайской области Азаттыку отказались давать комментарий без письменного запроса, несмотря на информацию о том, что человек умер, а их ответ, скорее всего, не успеет до похорон.

Также сотрудница пресс-службы прокуратуры Алма Нурсеитова сказала, что с недавнего времени она не принимает запросы от журналистов, и предложила загружать их на портал egov.kz, откуда они уже поступят в их ведомство.

— Мне запретили принимать обращения, раньше принимала от журналистов запросы через свой ящик. Вам надо через [call-центр] 115 или портал egov.kz сделать, они придут в канцелярию, — говорит Алма Нурсеитова.

Связаться с полицейскими из департамента внутренних дел Костанайской области также не удалось. Ранее костанайская «Наша газета» писала, что в пытках Расим Байрамов обвиняет сотрудников УВД города Рудный, которые в суде заявили, что «их вина не установлена и никаких телесных повреждений Байрамову они не наносили».

Дело Расима Байрамова — второе для Казахстана, когда человеку удалось не только доказать пытки в Комитете ООН, но и выиграть потом в казахстанском суде дело о компенсации ущерба за них. Но привлечь к уголовной ответственности пытавших ему не удалось.

  • 16x9 Image

    Светлана ГЛУШКОВА

    Светлана Глушкова - корреспондент Азаттыка в Астане с декабря 2010 года. Светлана окончила Карагандинский государственный университет имени Е. Букетова. Семь лет работала на городских и республиканских телеканалах. Была корреспондентом службы новостей, редактором программ.

     

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG