Доступность ссылок

15-летней новобрачной удалось избежать участи рабыни


15-летняя Сахар Гюль после выхода из больницы. Кабул, 8 апреля 2012 года.

15-летняя Сахар Гюль после выхода из больницы. Кабул, 8 апреля 2012 года.

15-летняя новобрачная Сахар Гюль, надругательства над которой со стороны родственников мужа привлекли внимание международных СМИ, получила некоторое утешение, когда афганские власти приговорили ее мучителей к длительным срокам заключения.

Суд Кабула 1 мая приговорил к 10-летнему тюремному сроку свекра Гюль, ее свекровь и золовку по обвинению в жестоком обращении. Полиция всё еще ищет мужа Гюль — военнослужащего афганской армии — и его брата, подозреваемых по этому делу.

НОГТИ ВЫРВАНЫ, ВСЯ В СИНЯКАХ

Когда Гюль была обнаружена полицией в темном подвале в декабре в провинции Баглан, она находилась без сознания. Ее пальцы были сломаны, некоторые ногти вырваны, местами не было прядей волос, а ее хрупкое тело было покрыто синяками и шрамами. Она была так слаба и травмирована, что первые недели едва могла говорить.

Находясь в зале суда, Гюль сняла платок, чтобы показать судье шрамы на голове, лице и шее. Она попросила судью приговорить ее родственников к смертной казни, пишет британская газета Independent.
15-летняя Сахар Гюль в больнице. Кабул, 5 января 2012 года.

15-летняя Сахар Гюль в больнице. Кабул, 5 января 2012 года.


Представители Гюль заявили, что вынесенный судом приговор — 10 лет тюрьмы — членам семьи ее мужа был недостаточным, и подали апелляцию, чтобы назначили более суровое наказание.

«Я хотела, чтобы они были наказаны, — выслушав приговор суда, сказала Гюль. — Я хочу, чтобы их ногти были вырваны и чтобы они получили такие же ожоги, какие они нанесли мне. Я хотела бы получить развод».

Хизер Барр, исследователь правозащитной организации Human Rights Watch в Афганистане, сказала, что в афганской правовой системе апелляции являются обычным делом и приговоры часто изменяются. Она также сказала, что целый ряд преступлений в Афганистане потенциально может повлечь смертный приговор. В то же время, по ее словам, трудно охарактеризовать обращение с Сахар Гуль как требующим смертной казни, скорее, это может квалифицироваться как вид преступления, заслуживающего наказания за избиение, сообщает газета New York Times.

Саида Мустафави, заместитель министра по делам женщин, приняла участие в суде. Она сказала, что ожидала более строгого наказания из-за жестокости обращения с девочкой, но не ожидает вынесения смертного приговора: «Мы не думаем, что они приговорят их к смертной казни, потому что это дело не об убийстве».

ПРЕЦЕДЕНТ СРЕДИ ПОДОБНЫХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Врачи по-прежнему внимательно следят за хрупким психологическим состоянием Гюль, борющейся с сильной травмой и депрессией. Но спустя шесть месяцев ада большинство физических шрамов Гюль, выданной замуж по договоренности за человека вдвое старше ее, заживают. Теперь она надеется достичь больших целей, которые поставила перед собой.

Говоря из приюта — своего нового дома в Кабуле, возглавляемого неправительственной организацией «Женщины для афганских женщин», она полна оптимизма.

Гюль вдохновлена вновь обретенной свободой и возобновила образование, от которого вынуждена была отказаться в четвертом классе, после того как была вынуждена выйти замуж.

«Я учусь и молюсь. Когда хочу, выхожу на улицу и сижу с друзьями. Потом, когда устаю, иду спать. Я иногда играю с куклой, — говорит она. — Если я могу, сажусь писать и читать мои учебники. Я хожу в школу во второй половине дня».

Сорайя Собранг, уполномоченная по правам женщин в афганской Независимой комиссии по правам человека, надеется, что случай Гюль станет прецедентом при рассмотрении насильственных преступлений в отношении женщин.
15-летняя Сахар Гюль катается с горки во дворе. Кабул, 8 апреля 2012 года.

15-летняя Сахар Гюль катается с горки во дворе. Кабул, 8 апреля 2012 года.


Собранг признаёт, что в отношении многих афганских женщин, переживших насилие, правосудие не восторжествовало. Она говорит, что в большинстве таких случаев происходит оправдание преступников, их осуждают за менее тяжкие преступления, осуждают на небольшие сроки, а женщин, ставших жертвами, самих обвиняют в «моральных преступлениях» за то, что они предали гласности личные проблемы.

«В связи с делом Сахар Гюль я должна сказать, что в 21-м веке это преступление против человечности. Все эти люди — преступники, — говорит Собранг. — Афганцы должны увидеть последствия и извлечь урок. Я надеюсь, что это будет препятствовать продолжению таких насильственных преступлений в Афганистане».

Активисты считают, что должно быть приложено больше усилий для решения таких проблем, как ранние браки, кровная месть и использование женщин для погашения задолженности. Несмотря на то что возраст вступления в брак, по законам Афганистана, составляет 16 лет, по оценкам ООН, половина девочек выходит замуж, не достигнув 15 лет, пишет Independent.

Случай Гюль был одним из трех примеров вопиющего насилия в отношении женщин, попавших в конце прошлого года в заголовки СМИ всего мира. В ноябре всплыла история Гульназ. Хотя она была изнасилована мужем ее двоюродной сестры, Гульназ заключили в тюрьму за супружескую измену.

В декабре трое мужчин облили 17-летнюю девочку и членов ее семьи кислотой, в отместку за отказ выйти замуж за стареющего ухажера. Пожалуй, самый известный случай в последние годы — это случай с Биби Айшой, чье изуродованное лицо появилось на обложке Time Magazine. После того как она убежала из дома и была поймана, муж отрезал ей нос и уши и оставил умирать.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG