Доступность ссылок

Рамадан, который уйгуры не забудут никогда


Женщина-уйгурка на улице Урумчи - административного центра Синьцзяна. Июль 2010 года. Иллюстративное фото.

Женщина-уйгурка на улице Урумчи - административного центра Синьцзяна. Июль 2010 года. Иллюстративное фото.

Введение Пекином ограничений на соблюдение поста уйгурами во время Рамадана в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая стало очередным вмешательством в уклад жизни этнического меньшинства. Но вместе с тем положение уйгуров привлекло небывалое международное внимание.

В прошлом месяце, когда начался Рамадан, власти Китая начали принимать меры, препятствующие соблюдению религиозного поста уйгурским населением. На сайте государственной администрации пищевых продуктов и медикаментов синьцзянского округа Цзинхэ было размещено сообщение о том, что «во время Рамадана предприятия общественного питания будут работать как обычно», в том числе и рестораны, принадлежащие уйгурам. Чиновникам синьцзянского округа Боле сообщили, что они не должны «во время Рамадана поститься, участвовать в бдениях и других религиозных мероприятиях».

Радио «Свободная Азия» (РСА) удалось заполучить копию документа, разосланную чиновникам в Синьцзяне в преддверии священного для последователей ислама месяца поста с предупреждением: «Рамадан приближается». РСА сообщило, что сельских чиновников призвали «внимательно следить за политически неблагонадежными семьями, которые обязаны в течение месяца поста лично отчитываться перед властями каждое утро и вечер».

МНОГОВЕКОВОЙ КОНФЛИКТ

Запрет на соблюдение поста — новая тактика в многовековом конфликте между уйгурами и китайцами. На самом деле трения между уйгурами и ханьцами начались задолго до того, как религией стал ислам. Однако в век исламского экстремизма религия стала одним из камней преткновения в отношениях двух народов. Хотя, по своей сути, уйгурское движение за независимость от Китая является националистическим движением.

Верующие во дворе мечети в Урумчи перед пятничной молитвой. Май 2014 года.

Верующие во дворе мечети в Урумчи перед пятничной молитвой. Май 2014 года.

Уйгуры продолжают оказывать сопротивление правящей Коммунистической партии Китая, так же как это было и в отношении предыдущих китайских правительств. После революции 1949 года новое правительство в Пекине прибегло к проверенной тактике поощрения переселения ханьцев на родину уйгуров. Тем не менее это были небольшие группы. Однако когда в 1990-е годы в синьцзянском бассейне Тарим были обнаружены нефть и газ, ханьцы наводнили регион. В настоящее время число китайцев ханьского происхождения в Синьцзяне практически сравнялось с количеством уйгуров.

С ростом числа ханьцев в Синьцзяне в последние два десятилетия, обстановка стала накаляться. Только за последние два года десятки человек были убиты в результате нападений на ханьцев на железнодорожных и автобусных вокзалах Синьцзяна со стороны уйгуров, которых затем преследовали силовые органы Китая. После начала Рамадана были убиты как минимум 18 уйгуров и три китайских полицейских.

Пекин преподносит Синьцзян как регион «трех враждебных сил» — терроризма, религиозного экстремизма и сепаратизма. Китайские власти инициировали ряд операций по обеспечению безопасности в Синьцзяне с кодовыми названиями, такими как «Сильный удар», дающими некоторое представление о своей агрессивной направленности.

РЕЛИГИОЗНЫЕ ОГРАНИЧЕНИЯ

Вооруженные сотрудники китайских силовых структур ведут уйгурскую женщину с ребенком. Урумчи, июль 2010 года.

Вооруженные сотрудники китайских силовых структур ведут уйгурскую женщину с ребенком. Урумчи, июль 2010 года.

Но чаще всего эти кампании направлены на подавление уйгуров посредством религиозных ограничений. Последние предписания запрещают практически всё, вплоть до ношения бороды пожилыми уйгурами и паранджи женщинами, а не достигшим 18 лет детям не разрешается посещать мечеть. И теперь это привлекает международное внимание, чего Пекин стремится избежать.

Однако запрет на соблюдение поста спровоцировал вспышку недовольства у мусульман далеко за пределами Синьцзяна и привлек внимание Турции к проблеме уйгуров.

Дело в том, что в Турции проживает примерно 300 тысяч представителей уйгурской национальности. Министр иностранных дел Турции опубликовал заявление, в котором говорилось, что «наш народ опечален новостями о том, что уйгурам запрещают поститься или следовать другим религиозным обрядам в Синьцзяне».

ВОЛНА ВОЗМУЩЕНИЯ В ТУРЦИИ

Протесты против ущемления прав уйгуров китайцами начались в Турции в конце июня. В ходе их проведения некоторые демонстранты жгли флаги Китая у посольства этой страны в Анкаре. Были сообщения о том, что разгневанные протестующие нападали на китайских туристов, а также о разгроме нескольких китайских ресторанов.

Разбитое окно здания консульства Таиланда в Стамбуле. 9 июля демонстранты пикетировали консульство после появления сообщений о депортации 109 уйгуров в Китай.

Разбитое окно здания консульства Таиланда в Стамбуле. 9 июля демонстранты пикетировали консульство после появления сообщений о депортации 109 уйгуров в Китай.

9 июля на фоне сообщений о депортации 109 уйгуров в Китай тайскими властями демонстранты пикетировали дипломатические представительства Таиланда. Посольство Таиланда в Анкаре и консульство в Стамбуле временно приостановили свою работу после того, как в тот же день протестующие штурмовали здание консульства.

Страны Юго-Восточной Азии стали основным направлением для покидающих Китай уйгуров, надеющихся в конечном итоге перебраться в Турцию. Уйгуры, депортированные 9 июля, находились в Таиланде более года и утверждали, что они являются турками. Другой группе уйгуров тайские власти разрешили выехать в Турцию.

Создается впечатление, что для Бангкока было совершенно неожиданным, что дипломатическое представительство страны оказалось в центре внимания разгневанных протестующих мусульман. Тайские чиновники ссылаются на запрос об экстрадиции, пришедший из Китая. Пекин заявил, что 109 уйгуров направлялись на Ближний Восток, чтобы присоединиться к экстремистским группам и что 13 из них бежали из Китая после совершения террористических актов.

Но протестующие в Турции не скоро забудут фотографии депортированных в Китай уйгуров, сидящих в самолете в черных капюшонах.

Для информации — некоторые уйгуры покинули Китай и присоединились к ряду исламистских экстремистских групп в Пакистане, Афганистане, Ираке и Сирии.

В то же время «террористические» нападения в Синьцзяне, о которых говорит Пекин, как правило, совершались людьми, вооруженными ножами и топорами. За день до начала Рамадана уйгур в городе Сиань, как сообщалось, был смертельно ранен после того, как он напал на людей, покупающих билеты на железнодорожном вокзале. Его оружием был кирпич.

Китай в течение многих лет пытался не замечать проблемы с уйгурами, которая стала панисламской проблемой, предпочитая называть уйгуров «сепаратистами». Но последний шаг — запрет поститься во время Рамадана — привлек внимание к тяжелому положению уйгуров в Китае со стороны мусульман-тюрков в Турции, а также других родственных уйгурам народов в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане, Туркменистане и Азербайджане.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG