Доступность ссылок

Рабия Кадыр: «Уйгуры не отступят, пока не добьются независимости»


Лидер уйгуров в изгнании Рабия Кадыр. Вашингтон, 19 января 2011 года.

Лидер уйгуров в изгнании Рабия Кадыр. Вашингтон, 19 января 2011 года.

Лидер уйгуров в изгнании Рабия Кадыр говорит, что недавние акты насилия в Синьцзяне являются продолжением беспорядков двухлетней давности в Урумчи. По ее словам, китайское правительство продолжает преследовать уйгуров.


Кашгар и Хотан, два исторических центра уйгурской и исламской культуры на юге Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая, недавно были сценой кровавых конфликтов между уйгурами и этническими китайцами (ханьцами). Уйгурские активисты говорят, что репрессии китайских властей, которые, по их словам, нацелены на превращение уйгуров в меньшинство на своей родине, вызывают негодование. Пекин обвинил уйгуров в сепаратизме и терроризме.

– Число актов насилия в Синьцзяне растет. Каковы причины масштабных кровопролитных событий и связаны ли они между собой?

- Да, все они связаны между собой. Во время событий 5 июля (беспорядки в Урумчи в 2009 году) было арестовано приблизительно 10 тысяч [уйгуров]. Около четырех-пяти тысяч исчезли. Четыре-пять тысяч человек было убито (в списке Би-би-си значится около 200 убитых - Примечание).

Я думаю, что люди, вовлеченные в недавние инциденты, являются родственниками тех, кто был убит. Притом что это было огромной трагедией, никто не выразил адекватное беспокойство. Китайские власти всё еще арестовывают людей – число арестованных теперь увеличилось от 10 тысяч до 70 тысяч человек приблизительно. Значительно выросло количество тех, кто исчез и регулярно исчезает. Власти поступают таким образом: посылают военных в гражданской одежде и представителей полувоенных формирований в дома уйгуров в Хотане. Они берут мужчин под арест, мучают их и допрашивают о том, что они знают о событиях 5 июля и участвовали ли они в них.

У уйгурского народа после событий 5 июля были большие надежды, что китайское правительство пересмотрит свою политику и будет относиться к ним лучше. Поэтому мы можем сказать, что [недавнее насилие] является продолжением столкновений 5 июля. Я думаю, что Китай будет
Вооруженные полицейские на площади в Кашгаре. 2 августа 2011 года

продолжать убивать уйгуров, но [уйгуры] не отступят. Они не отступят, пока Китай не изменит свою политику.

– Что вы имеете в виду, когда говорите «уйгуры не отступят»? Что они сделают?

– Уйгуры будут убиты, потому что они говорят: «Вы убьете нас в любом случае. Так почему бы не быть убитыми в борьбе против вас?» Они добьются свободы или погибнут. Они выбрали этот путь, вместо того чтобы быть убитыми при дискриминации.

– Китайское правительство утверждает, что за недавними столкновениями стояли некоторые мусульманские экстремисты, которые были обучены боевиками в Пакистане. Что вы на это ответите?

– Это – ложь, это – стопроцентная ложь. Все, включая китайское правительство, китайский народ, уйгурский народ и журналистов всего мира, знают это. Люди, которые совершили это насилие, пострадали [от рук китайцев] и не могли этого больше переносить. Похоже, что [китайское правительство] схватило пять-шесть человек и вынудило их признаться, что у них есть связи с исламистами и пакистанскими террористами. Именно так они создали эту сфабрикованную историю. Китайские власти также использовали этот метод на мне. Задержанные «признаются» в этих преступлениях и позже подвергаются казни.

– Как вы представляете себе предстоящие события в регионе?

– Инциденты такого рода не закончатся. Китай называет это терроризмом и думает, что будет убивать уйгуров под этим предлогом, но он совершает большую ошибку. Уйгуры будут постепенно восставать повсюду в пределах и за пределами своего региона. Если всё продолжится в таком же духе, то казахи (в Китае) также восстанут, потому что их земли и имущество также конфискуются и они загоняются в угол. Возможно, что и монголы пойдут [на восстание]. Нами ничего не ограничится. Масштабы расширятся.

Под сильным давлением китайское правительство вынудило уйгуров предпринять опасные шаги. Независимо от того, к каким шагам уйгуры могут прибегнуть, это нельзя назвать терроризмом. Люди, которые борются за свое выживание, используют любой метод, который только могут найти; поэтому я называю это борьбой за освобождение. Я думаю,
Сотрудники специального подразделения полиции Китая на месте столкновения в городе Кашгаре. 1 августа 2011 года.

что это – борьба между народом и правительством.

Во Второй мировой войне японцы заняли часть материкового Китая, они убивали китайцев, и в ответ китайцы использовали автоматическое оружие и бомбы, чтобы убить их. Могут ли их действия (китайцев) быть расценены как терроризм? Уйгуры находятся в том же самом положении.

– О чем вы просили китайское правительство, чтобы удовлетворить жалобы уйгуров?

– Я обратилась к китайскому правительству с просьбой начать диалог и мирно решить эту проблему. Я написала письмо китайскому правительству, в котором прошу освободить людей, остановить кровопролитие и обращаться с уйгурами на равных и гуманно, иначе начнется конфликт.

Они ответили, что не будут слушать лидера национальных сепаратистов и террористов. Тогда я была обеспокоена возможностью всплеска [насилия]. Они – мой народ; у них та же кровь, что и у меня. Я была одним из самых влиятельных людей в глазах китайских властей. Тогда я продолжала говорить властям: не испытывайте мое терпение. Но они арестовали моих детей; они конфисковали мое имущество и использовали все средства, чтобы остановить меня.

Сегодня мой народ находится в той же самой ситуации. Но я всё еще надеюсь, что китайские власти обратятся к своей совести и немедленно выпустят задержанных уйгуров, будут обращаться с ними хорошо и наделят их равными правами. Я также надеюсь, что они немедленно вернут уйгурам все конфискованные земли и позволят им вернуться на свою родину. Я требую, чтобы китайское правительство раскрыло имена всех тайно убитых уйгуров, принесло извинения уйгурскому народу и признало свою вину перед международным сообществом. Тогда уйгуры, возможно, отступят.

– Я вижу два ваших требования: во-первых, вы хотите, чтобы китайское правительство остановило преследование уйгуров, позволило им возвратиться на свою родину, вернуло их конфискованную землю и обращалось с ними как с равными. Но другое требование – независимость. Так какое из них у вас в приоритете?

– Китайское правительство не будет обращаться с уйгурами гуманно. Уйгуры не доверяют китайцам, и уйгуры не отступят, пока не получат свою независимость. Однако если политика китайского правительства по отношению к уйгурам изменится, текущее насилие может сбавить обороты. Тогда мы сможем решить вопрос независимости с помощью диалога, который будет основан на международных нормах и пожеланиях уйгурского народа. На основе всего того, что говорит и выбирает уйгурский народ, мы сможем выдвинуть этот вопрос.

– Будут ли уйгурский и китайский народы когда-нибудь жить в мире?

– Есть возможность жить с кем-либо еще, но не с ними, потому что китайское правительство довело ситуацию до этой стадии. Когда китайцы заняли Восточный Туркестан в 1949 году, там проживало 13 различных национальностей. Это были казахи, кыргызы, узбеки, татары,
Мусульмане в мечети Кашгара. 10 июля 2009 года.

монголы и уйгуры. Они все – родственные народы и являются коренными жителями этой земли. Остальная часть людей была поселенцами. Тогда ханьцы составляли только два процента населения.

Есть, конечно, некоторые мудрые китайцы с демократическими идеалами, и если эти китайские интеллигенты поведут других людей в правильном направлении, то могла бы быть возможность сосуществовать с ними. Если китайский народ в Синьцзяне поддержит уйгуров, если он спросит свое правительство, почему вы так поступаете с этими людьми, они коренные жители этой земли, почему вы делаете это с ними, если он поддержит права уйгурского народа, – возможно, что мы могли бы жить вместе. Зачем китайский народ сделал бы это? Потому, что они также предпочитают жить в согласии. Они знают, что, в то время как уйгуры не живут в мире, они также не будут в мире. Когда они поймут это, тогда они пополнят наши ряды.

(Мнения, высказанные в этом интервью, не отражают позицию Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода». Перевод статьи осуществлен радио Азаттык – Казахской редакцией Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода». Автор перевода - Гульназ Мукашева.)

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG