Доступность ссылок

"В зале были слышны смешки"


Президент России Владимир Путин выступает с посланием к Федеральному собранию. Москва, 3 декабря 2015 года.

Президент России Владимир Путин выступает с посланием к Федеральному собранию. Москва, 3 декабря 2015 года.

Эксперты не ошиблись: одной из центральных тем выступления президента в этом году стало участие России в сирийском конфликте и отношения с Турцией.

Владимир Путин уже в двенадцатый раз произнес ежегодную речь перед законодателями страны. В послании он представляет свое видение стратегии развития России на ближайший год. Не обошел стороной президент и состоявшееся в 2014 году присоединение Крыма к России, и нарастающую конфронтацию со странами Запада.

Эксперты не ошиблись: одной из центральных тем выступления президента в этом году стала внешняя политика России – участие в сирийском конфликте и отношения с Турцией. Политолог Николай Петров, помимо темы Сирии и Турции, отметил в речи Владимира Путина сюжеты, которые касаются бизнеса:

Николай Петров.

Николай Петров.

– В этом смысле прогнозы, что главным содержанием послания будет улучшение ситуации с бизнесом, оправдались. Понятно, что внешнеполитическая активность и те успехи, которые подчеркивает президент в послании, все-таки главным адресатом имеют внутреннюю аудиторию, и это способ поддержания легитимности, которая сегодня основана как раз на военных успехах и достижениях. В Украине этого нет и уже быть не может, и сегодня это Ближний Восток. Но, конечно, адресатом послания в определенной его части является и мировое сообщество, и турецкая аудитория.

Как вам фраза Путина "Аллах решил наказать правящую клику Турции, лишив ее разума и рассудка"?

– Мне кажется, здесь мы услышали от души идущие слова президента. И то, что он позволяет себе говорить в таком стиле, говорит об эмоциональном фоне. Мне кажется, выбор заключался в том, законсервировать и спустить немножко на тормозах противостояние с турецкими властями или, наоборот, обострить это. И то, что мы сегодня видим, – это игра на обострение. То есть в ближайшее время вряд ли можно ожидать каких-то изменений в плане деэскалации отношений с Турцией.

Резкое ухудшение отношений с Турцией может сделать ее заменой Западу в роли "главного врага" в системе российской пропаганды.

Владимир Путин пригрозил, что "Турции не удастся отделаться помидорами" за сбитый бомбардировщик – намекнул на дальнейшие санкции. В связи с этим говорят, что "железный занавес" снова опускается. Сначала россияне покинули Египет, потом проблемой стала Турция, может, будет и продолжение...

– По-моему, то, что мы видим сегодня, – это переход от жесткой конфронтации с Западом к некоторому сотрудничеству с ним. Резкое ухудшение отношений с Турцией может сделать ее заменой Западу в роли "главного врага" в системе российской пропаганды. То есть мы не сможем ездить в Турцию, как ездили раньше, но вполне возможно, что отношения с Западом улучшатся или, по крайней мере, не будут ухудшаться.

10 лет России понадобилось, чтобы искоренить терроризм – об этом напомнил президент в сегодняшнем послании. Многие россияне опасаются, что вследствие того, как ведет себя Россия в Сирии, и в контексте ситуации с Турцией терроризм вернется в Россию.

– Риск терактов, конечно, возрастает. Понятно, что в ситуации резкой конфронтации с радикальными исламистами мы увеличиваем угрозу их действий, в том числе, и у нас, и по отношению к нашим гражданам, с чем мы, собственно, уже и столкнулись. Поначалу и предполагалось, что главной темой послания станет как раз безопасность, и об этом много говорили еще до событий в Турции. Но сегодня мы увидели, что в послании все не совсем так. "Узкое место" в словах президента – это объяснение того, какие цели ставит перед собой Российская Федерация в Турции. И это объяснение в речи Путина связано с угрозой терроризма – причинно-следственные связи несколько переставлены.

​По мнению политолога Андрея Пионтковского, ничего нового по внешнеполитическим проблемам Путин не сказал и не может сказать, хотя вопрос отношений России с режимом [президента Сирии] Башара Асада заслуживает серьезных объяснений:

Андрей Пионтковский.

Андрей Пионтковский.

– У меня за 16 лет накопилось много вопросов к господину Путину. Но сейчас у меня один – самый важный: сенсационное разоблачение господина Венедиктова, которое прозвучало 21 ноября в его передаче на "Эхе Москвы". Он подробно рассказал: да, возможно, контрабандная нефть ИГИЛ (запрещенная в России группировка "Исламское государство". – РС) реализуется на турецкой границе, но основным бенефициаром является правительство Асада при полной финансовой и дипломатической поддержке России.

В частности, МИД в течение длительного времени, по крайней мере, до визита [президента Франции Франсуа] Олланда в Москву, осуществлял крышевание этих промыслов, выступал против ударов французской авиации по промыслам ИГИЛ, ссылаясь формально на международное право. Дескать, мы-то воюем в Сирии по приглашению законного президента, а французы не имеют никакого права вмешиваться. Прошло две недели – в ответ на эти разоблачения оглушительное молчание. В любой другой стране это вызвало бы правительственный кризис, отставку руководителей, военный трибунал. Получается, что Асад, ИГИЛ и Путин – это совместное предприятие в Сирии, которое имеет большие экономические интересы и тесно взаимодействует.

То, что Путин не борется с ИГИЛ, было ясно: большинство бомбардировок осуществляется не против ИГИЛ, а против неигиловской оппозиции Асаду. В частности, против тех, кого Путин с презрением назвал "туркменскими племенами". Эти люди борются с ИГИЛ, единственная их вина в том, что они с большинством сирийского народа выступили против режима Асада, который уже уничтожил две тысячи суннитов и их систематически уничтожает.

Путин очень гордится своей школой питерской подворотни, где его научили бить первым, но, наверное, он там должен был выучить еще один урок: за базар надо ответить.

Более того, в центр пропагандистской кампании против Турции Путин поставил именно аргумент, что Турция занимается преступным бизнесом, покупая нефть у ИГИЛ. Эрдоган опроверг это и попросил предоставить доказательства. Песков сделал невероятное заявление, мол, мы не будем предоставлять никаких доказательств, мы вообще не для того это сказали, чтобы поставить в неудобное положение турецкую власть. Он не может доказать, что Турция покупает нефть (Министерство обороны 2 декабря на специальном брифинге в качестве доказательства обнародовало спутниковые снимки колонны бензовозов, следующих к турецкой границе с территории Сирии, контролируемой боевиками "Исламского государства". – РС).

Путин очень гордится своей школой питерской подворотни, где его научили бить первым, но, наверное, он там должен был выучить еще один урок: за базар надо ответить. За базар о том, что Эрдоган крышует ИГИЛ, он не смог ответить. Я хотел бы, чтобы он прокомментировал те свидетельские показания Венедиктова, которые прозвучали, к сожалению, только в эфире "Эха Москвы", а вообще-то его давно должен был допросить Следственный комитет по признакам масштабного государственного преступления.

– Путин не может обойти темы отношений с Сирией и с Турцией…

Асад – основной покупатель и бенефициар преступной торговли нефтью ИГИЛом.

– Вы совершенно правы, но он отстаивает ту самую ложь, основные контуры которой были обозначены, хотя реальность просто противоположна. Я повторяю: Асад – основной покупатель и бенефициар преступной торговли нефтью ИГИЛом. Российская Федерация оказывает ему всякую поддержку своими финансовыми структурами, своим МИДом. Эти финансовые структуры уже названы – это "Российский кредитный банк". Назван человек, который курирует этот бизнес, – это господин Илюмжинов. Это официально сообщено американской финансовой разведкой. Эти люди будут подвергнуты санкциям. Об этом же несколько раз говорил Эрдоган. Сейчас очередь Путина отвечать за обвинения, которые прозвучали из самых разнообразных источников, включая одного из его любимых журналистов.

– На фоне такой активной в последнее время геополитики Путин не оставил в стороне и внутрироссийские проблемы.

Мы сейчас влезаем в мировую войну на фоне абсолютной чудовищной лжи нашего руководства.

– Но меня это абсолютно не интересует. Страна сползает в войну, которая может ее разрушить. Мы сползли в войну в 1914 году под дурацким предлогом защищать каких-то там братушек, которым взбрело в голову взрывать австрийских эрцгерцогов. Ну, так по крайней мере с этим предлогом можно было спорить и его обсуждать. Мы сейчас влезаем в мировую войну на фоне абсолютной чудовищной лжи нашего руководства и полной пропагандистской подмены истинных целей кампании в Сирии.

По-моему, речь идет о более серьезных вещах, чем санкции на помидоры.

Вы опасаетесь возобладания изоляционистских настроений?

– На днях в Госдуме при полном скоплении состава на трибуне выступал вице-спикер парламента – не сумасшедший, не бомж, один из крупнейших государственных деятелей страны – Жириновский. Он требовал взорвать Босфор, чтобы полностью затопить Стамбул и уничтожить все его население. По-моему речь идет о более серьезных вещах, чем санкции на помидоры. Я не говорю, что это вскоре осуществит власть, но то, что это от имени власти говорится на ее вершине, это просто чудовищно.

Своими впечатлениями от очередного послания президента с РС поделился депутат Госдумы Дмитрий Гудков, слушавший его в Георгиевском зале Большого Кремлевского дворца:

– В принципе, оно ничем не отличалось от предыдущих посланий. Безусловно, перед выступлением Путина все обсуждали экономическую ситуацию в разных регионах, я сам принимал участие в некоторых разговорах, там и губернаторы были, и депутаты, и представители региональных заксобраний. Все обсуждали долги, проблемы бизнеса, в общем, очень серьезная ситуация. И конечно же, все надеялись, что будут предложены какие-то экономические реформы. Обсуждали также фильм о генпрокуроре, который был снят Фондом по борьбе с коррупцией. Понятно, что вся элита была в курсе этого расследования.

Дмитрий Гудков.

Дмитрий Гудков.

– И что говорили?

– Многие были действительно удивлены, и можно публично говорить что угодно, но опубликованы серьезные документы, и для многих это было неожиданностью. Масштабы этого дела, я бы сказал, даже шокировали многих депутатов и сенаторов. Но именно поэтому, когда президент говорил о борьбе с коррупцией и просил генерального прокурора, Генеральную прокуратуру вмешаться, в зале были видны улыбки на лицах некоторых депутатов и сенаторов и слышны смешки.

– Каковы общие впечатления от послания?

– Очень много сказано правильных слов, но мы их слышим уже на протяжении последних 10 лет, а ничего революционного не предложено. Нет конкретных предложений о том, как реформировать и буквально спасать экономику. Понятно, что без диалога и восстановления отношений с Западом это невозможно, потому что санкции будут продолжены, а в этих условиях мы лишаемся доступных, дешевых западных кредитов. Соответственно, дорожает цена в банковском секторе, и все это отражается на экономике в целом. Ну, собственно, я уже давно ничего не жду и не ожидаю от подобных выступлений. Это превратилось в пиар-мероприятие президента, чтобы собрать элиту, продемонстрировать гражданам единство во власти, поддержку со стороны регионов, депутатов, сенаторов и так далее. Это, конечно, печально и грустно.

Когда Путин говорил о борьбе с коррупцией, были видны улыбки на лицах депутатов и сенаторов и слышны смешки.

– Важной частью выступления Путина стала тема Турции. Он вновь подробно остановился на инциденте со сбитыми российскими летчиками, говорил о том, что "Аллах лишил разума правящую клику Турции", что "Турция одними помидорами не отделается". Вот что он этим хотел сказать? Что он демонстрировал своими такими высказываниями, довольно жесткими?

– Я думаю, что все, кто знает президента Путина, кто уже привык к его риторике, увидели в этом просто личную обиду, что-то личное. Это эмоции, которыми президент поделился. Потому что я не понимаю, а чем мы можем еще ответить, кроме как изгнанием турецких конфет из думского буфета и запретом помидоров? Турция – это один из серьезных экономических партнеров России, и любые санкции против Турции обоюдоострые и больше бьют по интересам российской экономики и российского бизнеса. Более того, не надо забывать, что 20 процентов нефти у нас доставляется танкерами через пролив Босфор, и совершенно очевидно, что у нас могут в ответ возникнуть уже более серьезные сложности.

Я надеюсь, что никакого военного столкновения Путин не имел в виду, потому что здесь тоже никакой перспективы нет. У Турции – одна из сильнейших армий среди всех стран НАТО, более того, есть четвертая и пятая статьи НАТО о том, что все члены альянса обязаны либо поддерживать вооружениями, либо принимать участие в случае нападения на одну из стран НАТО. У Турции огромное количество союзников, партнеров, у Турции сильная армия, и у Турции более диверсифицированная экономика. Но об этом не было сказано ни слова. Я думаю, что это тема, которую Путин просто не мог обойти, и ему нужно было это жестко продемонстрировать для российских телезрителей.

– То есть он как бы закрепляет образ нового врага…

– Он не закрепляет, он просто демонстрирует жесткость, за которой пока, кроме борьбы с помидорами и турецкими конфетами, ничего нет.

– Он, кстати, ни разу не упомянул Украину в своем послании…

– Более того, он практически ничего не сказал о Крыме, говорил очень мало. Если прошлое послание сплошь состояло из украинско-крымской проблематики, сегодня совершенно очевидно, что и Украине, и Крыму было уделено слишком мало внимания. Я надеюсь, это связано с тем, что интересы президента сегодня не в Украине, слава богу, а где-то дальше. Хотя, на самом деле, мне кажется, сирийская авантюра, если она и была достаточно эффективной в самом начале, и участие в какой-то международной коалиции можно было разменять на снятие санкций с России, то сейчас я даже не понимаю, какие там цели. Мы там только получаем все больше и больше вызовов, больше и больше проблем, больше врагов или оппонентов.

Сейчас совершенно очевидно, что все это затягивается в очень дорогую для нас военную операцию. Как правильно сказал Владимир Рыжков, только один день бомбардировки с Каспия, вот запуск этих 24 ракет, равен чуть ли не годовому бюджету Барнаула. В условиях кризиса эта война быстро истощит нашу экономику, и мы вообще не в состоянии будем выполнять социальные обязательства перед регионами, перед гражданами, перед бюджетниками, врачами, учителями, пенсионерами. И у нас будут возникать периодически проблемы то с дальнобойщиками, то еще с кем-то. И никаких серьезных предложений, никаких реформ, как все исправить и как спасти экономику, сегодня я не услышал.

Репортаж подготовили Светлана Павлова, Динара Сетдикова и Любовь Чижова.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG