Доступность ссылок

Новые интонации диалога Путина и Назарбаева


Президент России Владимир Путин (слева) и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на встрече в резиденции Акорде. Астана. 15 октября 2015 года.

Президент России Владимир Путин (слева) и президент Казахстана Нурсултан Назарбаев на встрече в резиденции Акорде. Астана. 15 октября 2015 года.

Кризис российско-турецких отношений придал недавнему визиту премьер-министра Турции Ахмета Давутоглу в Астану остроту. Почти сразу после визита турецкого гостя Назарбаеву пришлось разговаривать с Кремлем.

Приняв в холодной и ветреной Астане 6 февраля премьер-министра Турции Ахмета Давутоглу для «дружественной братской беседы», уже 8 февраля президент Казахстана теребил пальцы, ожидая, когда его соединят по телефону с президентом России Владимиром Путиным. Сам, казалось бы дежурный телефонный разговор, вызвал различную реакцию в российском политическом истеблишменте, судя по сообщениям российских СМИ. Если первая реакция российских наблюдателей была категоричной и резко обвинительной по отношению к лидеру Казахстана, обвиняя его в «предательстве интересов России» (чего стоят заголовки комментариев типа «Назарбаев присягнул на верность Эрдогану»), то потом тон комментариев смикшировался и приобрел достаточно миролюбивую коннотацию.

В Астане Давутоглу анонсировал вопрос о создании зоны свободной торговли (ЗСТ) с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС). Идея создания ЗСТ не новая. Ее, достаточно давно, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предложил Турции в расчете получить более широкий доступ на турецкие потребительские рынки и, через Турцию, на международные рынки энергоносителей. Но, в возникшей ситуации кризиса российско-турецких отношений, президент Казахстана не может не учитывать, что при решении этого вопроса игнорирование мнения Кремля создает для Казахстана определенную проблему, если не сказать опасность, получить от России вотум недоверия.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев беседует в Астане с премьер-министром Турции Ахметом Давутоглу. 6 февраля 2016 года.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев беседует в Астане с премьер-министром Турции Ахметом Давутоглу. 6 февраля 2016 года.

Повестка дня встречи Давутоглу и Назарбаева во многом пересекается с другими их личными встречами. В феврале 2010 года Давутоглу прилетал в Астану в ранге министра иностранных дел, где решал вопросы более частного характера и в иной ситуации. Сегодня же, в условиях набирающей силы операции военного турецко-курдского противостояния в Диярбакыре, если военные действия против курдов не удастся перенести на курдские территории в Сирии и в Ираке, то у президента Турции Реджепа Эрдогана могут начаться более чем серьезные проблемы, вплоть до военного переворота. Хотя в последние годы ему удалось устранить десятки генералов и старших офицеров по делу «Эргенокона», традиции военных переворотов в Турции остаются, поскольку они вполне отражают преемственность политических традиций в этой стране. Для Ахмета Давутоглу сейчас началась беспроигрышная кампания по накоплению политических бонусов на международной сцене — на теме обустройства и транзита беженцев-мусульман в Евросоюз, на теме войны на Ближнем Востоке, на теме противостояния Турции и России. Давутоглу выглядит более адекватным и приемлемым политиком в сравнении с импульсивным Эрдоганом.

Что же касается попыток президента Азербайджана Ильхама Алиева и Нурсултана Назарбаева выступить в роли посредников между Турцией и Россией, то это, учитывая жесткую позицию президента России Владимира Путина по отношению к Турции, затруднительно. В конфликт на Ближнем Востоке втянуты такие политические тяжеловесы, как страны Евросоюза, ваххабитские монархии Персидского залива, Ирана и спецслужбы десятка вовлеченных в активную фазу конфликта государств. Поэтому там, где это действительно важно, две самые мощные военные державы — США и Россия — ведут диалог по наиболее болезненным или важным темам напрямую. При такой конфигурации место Астаны как посредника в конфликте представляется мизерным.

Сама миротворческая риторика Нурсултана Назарбаева по региональному спектру вопросов (Турция или Украина) представляется мне актуальной, поскольку Казахстан сохраняет добрые отношения как евразийский союзник с Россией, проводит активную политику в тюркском мире, сохраняет экономические и политические отношения с Украиной.

Если же отвлечься от перипетий, связанных с переговорами лидеров Казахстана и России, то здесь просматривается нечто новое. Во-первых, Казахстан присоединился к китайскому проекту «Новый Шелковый путь» — транспортно-коммуникационная магистраль в обход территории России, — в который вошли Туркменистан, Азербайджан, Грузия и Украина. А спустя короткое время присоединились также Беларусь и Литва. На этот «демарш» бывших, по мнению России, «сателлитов», Россия не смогла ответить резким окриком или какими-то жесткими карательными акциями. Очевидно, что этот проект (кроме экономических дивидендов и реструктуризации связей с Большим миром) означает начавшийся процесс дистанцирования этих стран от избыточного влияния России. Говоря прямо — это шаг к свободе. По образному выражению китайских философов: «Большой путь начинается с маленьких шагов».

В блогах на сайте Азаттык авторы выражают свою позицию, которая может не совпадать с позицией редакции.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG