Доступность ссылок

Законопроект о доступе к публичной информации в очередной раз отложен


Депутаты парламента Жакып Асанов (слева) и Айгуль Соловьева (справа) о чем-то шепчутся. Астана, 14 декабря 2010 года.

Депутаты парламента Жакып Асанов (слева) и Айгуль Соловьева (справа) о чем-то шепчутся. Астана, 14 декабря 2010 года.

Рассмотрение законопроекта о доступе к публичной информации отложено на 2012 год. Накануне проект поправок был рассмотрен экспертами ОБСЕ, которые внесли немало замечаний.


Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ и юридическая программа «Артикль XIX» базирующаяся в Лондоне представили на круглом столе в парламенте Казахстана свои заключения на проект закона «О доступе к публичной информации», который был ранее презентован в Астане 23 сентября 2010 года. Данный законопроект был подготовлен с участием не только гражданских активистов, но и депутата парламента Жакыпа Асанова и представителей президентской партии «Нур Отан».

Однако круглый стол оставил двоякое впечатление. Во-первых выяснилось, что русский вариант законопроекта поступил в мажилис парламента только 13 декабря и депутаты оказались не готовы к детальному обсуждению замечаний и предложений ОБСЕ и «Артикль XIX», поэтому многие не пришли. Интерес проявили фактически только сам Жакып Асанов и депутат Айгуль Соловьева. Занятость своих коллег несколько смущенные депутаты объяснили журналистам и представителям международных организаций их занятостью.

Открывая круглый стол, Жакып Асанов сказал, что казахстанские нормы о доступе к информации разбросаны по многочисленным и различным нормативно-правовым актам. По его словам, качеству разработанного законопроекта ОБСЕ дало «исключительно позитивную оценку», однако эта позитивная оценка трудно сочеталась с количеством внесенных предложений. На 17-страничный текст казахстанского законопроекта эксперты ОБСЕ представили замечания на 27 страницах, при этом размер шрифта заключения ОБСЕ был гораздо меньше шрифта в тексте самого законопроекта.

Международные эксперты отметили ряд сильных сторон казахстанского законопроекта. В частности это нормы о том, что публичную информацию должны предоставлять не только государственные органы Казахстана, но и компании с участием государственного акционерного капитала и монополисты. Предполагается, что и частные фирмы, участвующие в государственных тендерах, будут также подотчетны гражданам в вопросах использования бюджетных средств. Эксперты также отметили возможность для иностранцев делать запросы в государственные органы Казахстана, отсутствие необходимости обоснования интереса к публичной информации.

40 ВИДОВ ТАЙН КАЗАХСТАНА

Наибольшие споры вызвали вопросы, связанные с государственными секретами. По этому поводу депутат мажилиса парламента Жакып Асанов заявил: «На сегодня наше законодательство содержит все случаи с ограничением в доступе, поэтому проблем здесь нет. Проблема в раскрытии той информации, которая не запрещена». Его поддержал депутат Верховной Рады Андрей Шевченко, один из инициаторов разработки аналогичного закона на Украине. Он считает, что основным полем для дискуссий в Казахстане станет так называемая серая зона, когда «ничего секретного нет, но и раскрывать не хочется».

Однако Юридическая программа «Артикль XIX» настаивает в своем
Андрей Шевченко, депутат Верховной Рады Украины, выступает на заседании круглого стола в Казахстане на тему законодательного регулирования доступа к информации. Астана, 14 декабря 2010 года.
заключении, что «ни один госорган не должен быть полностью исключен из сферы действия закона, даже если в большинстве своем информация о деятельности данного органа является секретной».

Международные эксперты также ссылаются на рекомендации Совета Европы о доступе к официальным документам, который содержит определенный список законных интересов, доступ к которым может быть ограничен. В частности, к ним относятся вопросы национальной и общественной безопасности, обороны и международных отношений, профилактики, расследований и судебных преследований. Также Совет Европы декларирует неприкосновенность частной жизни, коммерческие интересы, равенство сторон в судебном процессе, природы, инспекционных и контрольных функций органов государственной власти, экономической и монетарной политики государства, конфиденциальность обсуждений в ходе подготовки какого-либо вопроса внутри органа или между органами государственной власти.

Однако Мейв МакДонах, автор многостраничного заключения ОБСЕ и профессор ирландского Коркского Университета, настаивала на фундаментальном принципе максимальной открытости, когда вся информация государственных органов подлежит раскрытию с исключениями в ограниченных случаях.

Андрей Шевченко, используя в качестве примера скандальные публикации «Викиликса», также советовал Казахстану сконцентрироваться на том, чтобы качественно закрыть действительно секретную информацию, а не тратить силы на «серую зону».

В качестве механизма, препятствующему излишней закрытости
Мэйв МакДонах, профессор Коркского университета (Ирландия), выступает на заседании круглого стола на тему законодательного регулирования доступа к информации. Астана, 14 декабря 2010 года.
государственных органов и чиновников, международные эксперты предлагают взять за основу трехступенчатую систему обоснованных отказов в раскрытии информации. Этот принцип означает, что защита государственного интереса должна быть обоснована законом, последствия раскрытия информации должны представлять угрозу нанесения существенного вреда этому интересу и этот вред должен быть более опасен, чем польза от удовлетворения общественного интереса.

Для решения спорных случаев эксперты рекомендуют обязательное создание информационной комиссии или специального уполномоченного, которые будут наделены соответствующими полномочиями. В казахстанском законопроекте они также не нашли механизма подотчетности госорганов перед общественностью, четко оговоренных предельных дат, когда публичная информация должна быть размещена на веб-сайте ведомства. Не нашли они и механизма защиты для чиновников, которые раскроют информацию с добрыми намерениями.

Но после информации Маржан Ельшибаевой, исполнительного директора Интерньюс-Казахстан, создалось впечатление, что такие чиновники появятся в Казахстане не скоро. По ее информации, мониторинг медийного правозащитного фонда «Адил Соз» показал, что только за два месяца 2010 года фондом были зарегистрированы 107 случаев незаконного отказа журналистам в доступе к информации, при этом ни один из чиновников не понес наказания. Маржан Ельшибаева по этому поводу заметила:

«Чиновники – не монстры, но законы таким образом составлены, что по одним он может предоставить, а по другим - нет». По ее информации, в настоящее время в Казахстане существует 40 видов государственных тайн.

ХОРОШИЙ ИНСТРУМЕНТ ДЛЯ ХОРОШИХ ВЛАСТЕЙ

Особый интерес у участников вызвало выступление Андрея Шевченко. Он сказал, что в части интернет-решений (он имел ввиду портал электронного правительства) Казахстан значительно обогнал Украину, где пришлось вводить специальные пункты в закон для тех местных государственных органов, которые не имеют электронного представительства в Интернете.

По его словам, украинский вариант также сохранил принципы тайной информации, банковской и медицинской тайны. Особо он выделил понятие «служебная информация в процессе принятия решения». Это означает, что госорганы могут работать без публичного доступа над не принятыми документами, особенно, если это касается непопулярных мер.

По его словам, хороший закон помогает государству меньше тратить денег, быть более эффективным, и «хороший лидер и хорошая власть заинтересована в этом хорошем инструменте».

ДЛЯ ЗАКОНА МНОГО ДЕНЕГ НЕ НАДО

На круглом столе обозначились и первые признаки тех полемических точек, на которые могут опираться казахстанские противники доступа к информации. Как ни странно, ими стали сами разработчики, в том числе функционеры из партии «Нур Отан» и сам депутат Жакып Асанов. Например, отвечая на вопрос нашего радио Азаттык, он заявил: «Надо просчитать, во сколько обойдется реализация законопроекта». Правда, тут же сам и ответил, что «это потребует огромных бюджетных средств, в том числе и для субъектов, которые используют государственные средства и природные ресурсы».

Со скептиками не согласился украинский депутат, который видит только два направления будущих расходов бюджетных средств. Это создание сайтов для госорганов и расходы на техническую подготовку тех мест, откуда граждане могут дистанционно наблюдать коллегиальные заседания государственных органов. Он также не согласился, что понадобятся значительные бюджетные средства для новых чиновников, которые будут отвечать за внедрение и применение нового механизма общественного контроля. По мнению Андрея Шевченко, для этого достаточно «перераспределения сил в рамках аппарата». Более того, он сказал, что новый закон наоборот оптимизирует бюджетные расходы.

Возможно, предвидя ожидаемый скепсис в Казахстане, Андрей Шевченко использовал в своей презентации воспоминания пресс-секретаря президента США Линдона Джонсона, который был вынужден подписать Акт о свободе информации 4 июля 1966 году на День Независимости. Выясняется, что «его буквально нужно было затаскивать на церемонию подписания. Он ужасался мысли, что журналисты будут рыться в правительственных шкафах, и ненавидел их за то, что они бросали вызов официальному взгляду на реальность». Однако президенту США хватило смелости написать потом: «Я подписал это решение с чувством глубокой гордости, что Соединенные Штаты открытое общество».

Что касается Казахстана, то по информации Маржан Ельшибаевой, исполнительного директора Интерньюс-Казахстан, 28 октября межведомственная комиссия по вопросам законотворчества отложила рассмотрение этого законопроекта на 2012 год.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG