Доступность ссылок

Каспийское море вновь хотят соединить с Персидским заливом


Мальчики прыгают в воду со старой лодки в поселке Баутино в Каспийском море. 3 мая 2013 года.

Мальчики прыгают в воду со старой лодки в поселке Баутино в Каспийском море. 3 мая 2013 года.

Давний проект судоходного канала, который соединяет Каспийское море с Персидским заливом и который интересовал Сталина и Брежнева, в изменившейся геополитической ситуации приобретает второе дыхание.

Незадолго до неудачной попытки переворота в Турции другой региональный «тяжеловес» Ближнего Востока — Иран — начал осуществление проекта строительства судоходного канала Каспий — Персидский залив. Проект имеет стратегическое значение, как для России, так и для стран Центральной Азии. До последнего времени Запад совместно с Турцией прямо или косвенно блокировал создание этого транспортного коридора. К слову, этот проект включен Соединенными Штатами в антииранские санкции, которые недавно были значительно смягчены.

Начиная с 1890-х годов российско-иранские отношения существенным образом определялись проектом судоходного канала Каспий — Персидский залив. Разработанный российскими инженерами в 1889–1892 годах, этот транспортный коридор мог обеспечить кратчайший выход России в бассейн Индийского океана. Что, в значительной мере, снизило бы значение турецких проливов Босфор и Дарданеллы.

Появлению проекта альтернативного транспортного коридора способствовал коллективный отказ тогдашнего европейского политико-экономического альянса (Англии, Франции, Австро-Венгрии и Германии) поддержать российские предложения 1878 года в отношении Босфора и Дарданелл о контроле России над этими проливами и размещении вдоль их побережья российских военных баз. Свыше половины объема внешней торговли России, Грузии, Болгарии и Румынии осуществлялось этим путем. И именно по нему интервенты, поддерживаемые Турцией, неоднократно проникали в Черное море и соответственно к берегам Российской империи.

В морском порту Актау. 15 марта 2012 года.

В морском порту Актау. 15 марта 2012 года.

Сохранить зависимость России от этого маршрута было и остается одной из стратегических задач ее оппонентов. Неслучайно в 1997 году антииранские санкции США были распространены на проект канала Каспий — Персидский залив. Точнее, финансовым и другим экономическим мерам наказания подвергались компании и страны, оказывавшие Тегерану содействие в реализации проекта. И хотя санкционная политика США в отношении Ирана пересматривается, пока неясно, будут ли отменен запрет на участие в проекте.

Сегодня проект «Каспий — Персидский залив» занимает одну из ведущих позиций в перечне приоритетных для Тегерана, поскольку он напрямую выводит к Индийскому океану не только Россию, но и страны Центральной Азии и Европы. Этот путь будет более чем вдвое короче водного маршрута через Турцию. Потому в доработке проекта участвуют не только иранские, но и иностранные специалисты. Ввести канал в эксплуатацию планируется в 2030 году.

Общая протяженность судоходного пути составит около 700 километров, в том числе по фарватерам рек северо-западного (прикаспийского) и юго-западного Ирана, включая пограничную с Ираком реку Шатт-эль-Араб. Требуемые инвестиции для сооружения всей артерии оценивались иранской стороной в 2012–2013 годах в 10 миллиардов долларов, в том числе по соединительному трансиранскому участку в 5,5–6 миллиардов долларов. Полная окупаемость проекта, по оценкам экспертов, произойдет на пятый год с момента ввода в строй. По тем же оценкам, канал обеспечит России и Ирану транзитные доходы в среднем 1,4 миллиарда долларов начиная с третьего-четвертого года эксплуатации.

Флаг Турции на рыбацкой лодке в Босфорском проливе. 20 июля 2016 года.

Флаг Турции на рыбацкой лодке в Босфорском проливе. 20 июля 2016 года.

Анализируя последние события, связанные с политическим кризисом в Турции и открывшимися перспективами логистики для стран Центральной Азии, можно прогнозировать, что современные геополитические факторы и интересы могут стать катализатором продвижения проекта судоходного канала Каспий — Персидский залив. Это радикальным образом переформатирует векторы геостратегического развития России и стран Центральной Азии.

Турция весьма болезненно отнесется к тому, что Россия, активизировав свою инициативу в направлении строительства канала Каспий — Персидский залив, отодвигает ее от традиционных логистических маршрутов на периферию своих стратегических интересов, лишает Турцию немалой выручки от транзита по своим территориальным водам. Возможный сценарий развития событий в регионе трудно предсказуем, но можно прогнозировать, что здесь нарастает очередной конфликтогенный очаг.

На фоне такой новой геополитической интриги Украина может рассчитывать на то, что военно-стратегические интересы, а значит и давление на Черноморский регион со стороны России постепенно ослабнут.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG