Доступность ссылок

Ужасы женской тюрьмы в Туркменистане


Коридор одной из тюрем в Туркменистане. Иллюстративное фото.

Коридор одной из тюрем в Туркменистане. Иллюстративное фото.

Норвежский Хельсинкский комитет представил доклад о ситуации в женской тюрьме DZK/8, расположенной на севере Туркменистана, в городе Дашогуз. Документ дает редчайшую возможность узнать о ситуации в самой закрытой стране.


Туркменистан в последние годы открывает двери для иностранного бизнеса, но все еще недоступен для мониторинга ситуации с правами человека. В самой закрытой стране Центральной Азии есть еще более закрытая тема – места содержания заключенных и всё, что связано с процедурой следствия, осуждения, этапирования и мест заключения осужденных. Доклад предлагает свой взгляд на ситуацию в тюрьме, где отбывают наказание более двух тысяч женщин.

ЖИЗНЬ В НЕВОЛЕ

Согласно докладу Норвежского Хельсинкского комитета, условия содержания женщин не отвечают международным стандартам и «порой сводятся к жестокому обращению и пыткам». В отличие от других пенитенциарных заведений страны, в тюрьме DZK/8 находятся осужденные, отбывающие наказание и общего, и строгого, и особого, и тюремного типа содержания.
Тюрьма переполнена, а общее число заключенных, несмотря на ежегодные амнистии, не опускается ниже двух тысяч человек, что превышает норму в два раза.

Если в 1997 году здесь содержалось 223 женщины, то в 1999 году – 500, в 2004 году – 2200, а в 2005 году это количество достигло 2400 человек. Эксперты озабочены, что тюрьма переполнена, а общее число заключенных, несмотря на ежегодные амнистии, не опускается ниже двух тысяч человек, что превышает норму в два раза.

Согласно опубликованным в местных СМИ спискам, из тысяч и тысяч амнистированных по стране почему-то лишь менее 100 женщин были освобождены в феврале и сентябре 2009 года, около 100 – в феврале 2010 года. Это также гораздо меньше, чем в период амнистии осенью 2007 года, когда на свободу вышло 1100 женщин.

Однако сразу после амнистии число заключенных в женской тюрьме немедленно пополняется за счет вновь прибывших, отмечается в докладе.
Ссылаясь на очевидцев, исследователи пишут, что только нескольких заключенных – больных туберкулезом – содержат в специально отведенном для этого месте. Остальные, в том числе и больные открытой формой туберкулеза, в нарушение правил, содержатся вместе со здоровыми женщинами.

ЗА ВСЁ НАДО ДАВАТЬ ВЗЯТКУ

Коррупция – неизлечимая болезнь туркменских пенитенциарных учреждений. «Практически все сотрудники берут взятки и каждая услуга имеет свою цену (продукты питания, лекарства, визиты, более легкая работа и так далее). Оформление липового больничного оценивается в 30 тысяч манатов за день, предоставление места для свидания с близкими – 600 тысяч манатов, для визита всей семьи цена доходит до 100 долларов», – указывается в отчете.

Женщины-заключенные работают на швейной фабрике, шьют постельное белье и погоны для военнослужащих, вычесывают шерсть, ткут ковры, национальную шелковую ткань – кетени, занимаются производством кирпича и другим. Работать лучше, чем сидеть сутками в душном бараке. По некоторым сведениям, за возможность работать надо платить администрации от 300 до 800 долларов.

Ковроткачество, вычесывание шерсти и переработка ковров очень опасны для здоровья из-за большого количества пыли и микробов, которыми дышат работницы, однако администрация не выдает средств защиты. Более того, на данном производстве используют и больных туберкулезом.

В случае родов беременных женщин-заключенных везут в городскую больницу, где роженицу пристегивают наручниками к кровати с обеих сторон. Новорожденного отдают мужу или родственникам; если таковые отсутствуют, то ребенок остается в больнице. Роженицу возвращают в колонию, и через день-два она выходит на работу, описывают эксперты.

ШИЗО

За малейшее нарушение правил даже одним осужденным администрация практикует коллективное наказание.
Размер камеры штрафного изолятора – полтора на два метра, в одну камеру могут поместить от шести до десяти человек. В камере отсутствуют кровати, имеются скамейки, окно 50 на 50 сантиметров, вместо туалета используется ведро. Питание – одноразовое – состоит из супа-баланды, ссылаются авторы исследования на очевидцев. Система так называемой вентиляции совершенно не справляется с температурой, порой поднимающейся до 40–45 градусов жары.

Согласно докладу, до 2005 года изнасилование и пытки в тюрьме были обычной практикой. Имелись случаи избиения заключенных до смерти. Насильственные смертные случаи списывались на заболевания, такие как цирроз печени, болезни почек, сердца. Бывший президент страны Сапармурат Ниязов (Туркменбаши) в июле 2005 года на заседании правительства признал существование данной проблемы, после чего руководство тюрьмы было заменено, двое работников осуждены за изнасилование несовершеннолетних заключенных, внутренний персонал заменен на женский.

Однако практика избиений снова вернулась в 2009 году, сообщают эксперты. За малейшее нарушение правил даже одним осужденным администрация практикует коллективное наказание.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG