Доступность ссылок

Депутат Елекеев по-советски называет заключенных преступниками


Ирак Елекеев, депутат мажилиса парламента Казахстана, и представитель комитета уголовно-исполнительной системы на территории колонии ЕЦ-166/4. Атбасар, 26 мая 2011 года.

Ирак Елекеев, депутат мажилиса парламента Казахстана, и представитель комитета уголовно-исполнительной системы на территории колонии ЕЦ-166/4. Атбасар, 26 мая 2011 года.

Родственники заключенных написали жалобу на депутата парламента Ирака Елекеева. Они намерены передать ее 31 мая в партию «Нур Отан» и просят теперь помощь у другого депутата парламента – Айгуль Соловьевой.


В тюрьму Атбасара ЕЦ-166/4 приехала 26 мая комиссия во главе с депутатом парламента Ираком Елекеевым. Наше радио Азаттык рассказывало, как матери и жены заключенных из разных областей Казахстана 1 апреля приехали в Астану, чтобы встретиться с президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым.

Дорогу к Акорде женщинам преградили представители президентской партии «Нур Отан», которые пообещали разобраться с жалобами о пытках и других грубых нарушениях прав их близких. Ирак Елекеев обещал посетить тюрьмы.

«ТАМ ОБСТАНОВКА В ЦЕЛОМ НИЧЕГО»

«Там обстановка в целом ничего» – именно так охарактеризовал обстановку в тюрьме Атбасара депутат парламента Ирак Елекеев в интервью по телефону нашему радио Азаттык. По его словам, факты о
Родственники заключенных пытаются получить разрешение на свидание с заключенными тюрьмы ЕЦ-166/4. Атбасар, 26 мая 2011 года.

пытках в тюрьме не подтвердились:

– По крайне мере из слов осужденных я это не увидел.
Кроме этой тюрьмы в Атбасаре, депутат парламента Ирак Елекеев посетил тюрьму в поселке Гранитном. Там, по его словам, были жалобы на пытки и нарушение прав. Именно в эту тюрьму в августе 2010 года были введены внутренние войска для подавления бунта заключенных, сопровождавшегося актами членовредительства.

По словам Ирака Елекеева, все заключенные, кто жаловался на пытки в тюрьме в Гранитном, «защищают 14 человек, привлекаемых к уголовной ответственности за дезорганизацию».

Как говорит Ирак Елекеев, телесных повреждений у заключенных он также не увидел:

– Я скажу откровенно, я жалости особо к осужденным не испытываю, потому что они совершили преступления. И среди них и убийцы есть, и те, кто совершили особо тяжкие преступления и тяжкие, но я ратую за то, чтобы к ним относились по-человечески. Они требуют внимания, чтобы с ними разговаривали на «вы». Они мне говорили: «Почему они с нами так разговаривают?» А я им говорю: «Когда ты глумился над потерпевшими, ты с ними на «вы» разговаривал? Нет, что хотел, и
Они требуют внимания, чтобы с ними разговаривали на «вы». Они мне говорили: «Почему они с нами так разговаривают?» А я им говорю: «Когда ты глумился над потерпевшими, ты с ними на «вы» разговаривал?

говорил, что хотел, и делал».

Но депутат Ирак Елекеев отметил, что один из фактов в тюрьме Атбасара все-таки подтвердился. Это дело заключенного Максима Соколова, которому сломали позвоночник и сделали инвалидом, как утверждает его мать Галина Соколова.

В декабре 2010 года женщина приезжала в Астану на встречу с другим депутатом парламента Айгуль Соловьевой. Тогда на встрече Галина Соколова сказала:

– Он рассказал мне, что его подвешивали за руки, за ноги. Он говорил им: «Убейте меня», так как боль была невыносимая. Они ему ответили: «Сдохнешь сам».

По словам Ирака Елекеева, материалы по этому случаю он передал в прокуратуру, где они должны быть изучены и проверены.

Сама мать Максима Соколова, Галина, говорит нашему радио Азаттык, что сейчас в деле об избиениях ее сына появились новые, неизвестные моменты.

– Теперь утверждают, что он падал до поступления в колонию. Что якобы сын падал в 1992 году. Но ему тогда 10 лет было. Неужели его так может искривить? Я в аварию попадала, а со мной такого не было. Он ясно говорит, как и кто его избил и почему, как подвешивали.

КАК РАБОТАЛА КОМИССИЯ?

Мать другого заключенного, Ольга Еременко, говорит, что в тот день, когда приехала комиссия, вызвали ее сына Дмитрия Еременко. По словам женщины, заставили поднять майку, потом увидели, что следов от побоев нет, и выставили за дверь.

– Зачем сейчас майку поднимать и смотреть – это непонятно. Если это произошло полгода назад, – говорит Ольга Еременко. – 27 ноября 2010 года я приехала к нему на свидание. Мой сын ни на что не жаловался. Он стал переодеваться, стал майку снимать, и я увидала на его теле следы
Галина Соколова, мать одного из заключенных тюрьмы ЕЦ-166/4. Атбасар, 26 мая 2011 года.

такие кровяные, как будто его прутом били. Я у него спросила: «Что это такое?» Он ничего не рассказывал, только сказал: «Я где нахожусь?»

Ольга Еременко не может понять, почему в комиссию, которая состояла из депутата парламента, сотрудников органов прокуратуры и представителей комитета уголовно-исполнительной системы (КУИС), не включили никого из родственников заключенных.

Гражданский активист Вадим Курамшин туда также не попал, хотя, по его словам, была договоренность зайти в тюрьму всем вместе:

– Мы просили Ирака Елекеева, чтобы он разговаривал один на один с заключенными. Опрос предполагаемых жертв пыток должен проходить в отсутствии лиц, заинтересованных в утечке информации. Само лицо, которое посещает колонию, должно создать все условия, чтобы люди, стали откровенными с ним. Все это было проигнорировано.

По мнению Ольги Еременко, если бы хоть кто-то из родственников был включен в комиссию, заключенные были бы более разговорчивые:

– Все родственники надеялись, что они пройдут туда и посмотрят, но никого не пустили. Оказывается, комиссия не зашла ни в изолятор, никуда. Хотя много жалоб подавали, списки готовили: и кто в изоляторах сидят избитые. Они вообще этого не сделали. Мы бы знали, что они отвечают, но нас никого не пустили. Наплевали на нас. Если бы там был кто-то из родственников, все бы было по-другому. Они бы отвечали
Оказывается, комиссия не зашла ни в изолятор, никуда. Хотя много жалоб подавали, списки готовили: и кто в изоляторах сидят избитые. Они вообще этого не сделали. Мы бы знали, что они отвечают, но нас никого не пустили. Наплевали на нас.

по-другому.

Ольга Еременко написала заявление, в котором просит перевести ее сына, Дмитрия Еременко, в другую тюрьму. Ольга Еременко утверждает, что все, что общался в тот день с комиссией, будут подвергнуты новым издевательствам.

Мать заключенного Максима Соколова говорит нашему радио Азаттык о том, что комиссию не интересовало, нарушаются ли права заключенных. Все разговоры свелись к воспитанию и количеству еды.

– Нас буквально на какие-то секунды запустили, – вспоминает Галина Соколова. – Мне задали такой вопрос: «Как вы воспитали такого сына?» Ирак Елекеев меня как-то так сразу оглушил, я даже не знала, что сказать. Мы же в тюрьме, мы же приехали по-другому поводу. В комнате свиданий он вообще сказал следующее: «Что вы им такие баулы «жрачки» возите? Там у них есть все. Надо отметить эти передачки». Едешь на свидание на трое суток и без ничего? Хочется же их как-то поддержать, чтобы они почувствовали хоть немного обстановку домашнюю.

ЖАЛОБА

«Депутат Ирак Елекеев при входе в учреждение пообещал, что встретится с осужденными и возьмет у них жалобы, но при выходе он, усмехнувшись, заявил, что у осужденных жалоб нет. Это ложь. На свидании брат мне сказал, что Ирак Елекеев принял жалобу и пообещал лично разобраться в этом деле», – пишет в обращении в президентскую партию «Нур Отан» Лейла Сейсембаева.

По словам Лейлы Сейсембаевой, брат которой Мурзагельды Сейсембаев отбывает наказание в тюрьме Атбасара, она сейчас не может найти себе
Ирак Елекеев, депутат мажилиса парламента Казахстана, беседует с родственниками заключенных колонии ЕЦ-166/4. Атбасар, 26 мая 2011 года.

места:

– Я вчера приехала и не спала: вдруг его там избили. Я не хочу, чтобы мой брат всю оставшуюся жизнь ходил на костылях.

Лейла Сейсембаева говорит, что 25 мая она приехала на положенное свидание, но его не дали. Лишь 26 мая, когда приехала комиссия, ей удалось увидеть брата.

– Я знаю, что моего брата, – говорит Лейла Сейсембаева, – неоднократно избивали, он был весь побитый, порезаный. Писал заявления, но эти заявления за стены учреждения не выходили. Это всё идет со стороны администрации колонии. У них пытки: они стоят по три-пять часов с вытянутыми руками, и, если руки падают, не выдерживают этого напряжения, они отбивают почки. Они умеют это делать без синяков, хотя бывает, синяки остаются.

По словам женщины, депутат парламента Ирак Елекеев встретился с ее братом, который передал жалобы на руководство тюрьмы. Но позже, по утверждению Лейлы Сейсембаевой, на ее брата посыпались угрозы.

«В течение трехдневного свидания с братом его неоднократно вызывал к себе начальник оперативного отдела Невядомский с просьбой отозвать жалобу, но после отказа начал ему угрожать, обещая ему «сладкую жизнь» и прочие нецензурные «прелести» по окончании свидания. Вызывал он и меня к себе на беседу с просьбой, что бы я повлияла на решение моего брата, но и от меня он получил отказ, после которого Невядомский стал угрожать мне, что у него есть возможность расправиться с моим братом», – говорится в заявлении в партию «Нур Отан».

«ОТКУДА В ТЮРЬМЕ БУДУТ ВРАЧИ?»

В интервью с корреспондентом нашего радио Азаттык депутат парламента Ирак Елекеев говорит, что изменить жизнь заключенных в зонах можно только с помощью реформ. Он напомнил о последнем Совете безопасности с участием президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, где обсуждался вопрос о переходе от лагерной системы к покамерному содержанию заключенных.

– Это трудно, когда 50–70 человек находятся в одном помещении. Колонии находятся в удаленных от областных центров местах, следственные изоляторы тоже отдельно. Многие находятся в глуши, в удаленности от районных центров, там врачей нет. У нас в сельской местности врачей не хватает. Откуда в тюрьме будут врачи? Эти колонии должны строиться, если камерное содержание будет, вблизи, недалеко от областных центров. Всё это должно быть, как во многих мировых странах, компактным. И люди должны отбывать наказание в местах проживания. Например, осужденный проживал в Южно-Казахстанской
Многие из них не работают, ночью беспредельничают между собой.

области, а отбывает наказание в Акмолинской области. Это разные климатические условия, – говорит Ирак Елекеев.

Кроме этого, депутат подчеркнул, что в ближайшей своей законотворческой деятельности будет поднимать вопросы о занятости заключенных в тюрьмах:

– Многие из них не работают, ночью беспредельничают между собой. Это отрицательно сказывается на воспитании, перевоспитании осужденных.

ПОХОД В ОФИС «НУР ОТАНА»

Родственники заключенных, вместе с гражданским активистом Вадимом
Ирак Елекеев, депутат мажилиса парламента Казахстана (слева), и гражданский активист Вадим Курамшин (справа) у тюрьмы ЕЦ-166/4. Атбасар, 26 мая 2011 года.

Курамшиным, намерены 31 мая посетить главный офис президентской партии «Нур Отан». Также они хотят подать заявление в акимат Астаны на проведение митинга.

«В знак протеста против лживых заверений, циничного пренебрежения депутатом законных интересов женщин, представляющих своих родных, находящихся в застенках», – пишет в своем обращении к прессе Вадим Курамшин.

По мнению Вадима Курамшина, теперь с проверками в тюрьму надо отправить другого депутата парламента – Айгуль Соловьеву.
  • 16x9 Image

    Светлана ГЛУШКОВА

    Светлана Глушкова - корреспондент Азаттыка в Астане с декабря 2010 года. Светлана окончила Карагандинский государственный университет имени Е. Букетова. Семь лет работала на городских и республиканских телеканалах. Была корреспондентом службы новостей, редактором программ.

     

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG