Доступность ссылок

К полемике с КУИСом присоединились бывшие заключенные Гранитного


Одна из родственниц осужденных тюрьмы в Гранитном сидит перед зданием комитета уголовно-исполнительной системы. Астана, 14 августа 2010 года.

Одна из родственниц осужденных тюрьмы в Гранитном сидит перед зданием комитета уголовно-исполнительной системы. Астана, 14 августа 2010 года.

Правозащитник Вадим Курамшин организовал встречу журналистов с бывшими заключенными тюрьмы в Гранитном, где недавно был подавлен бунт. Представители СМИ услышали о пытках в тюрьме и теневых деньгах.


КУИС РАЗРЕШИЛ СВИДАНИЯ

Намеченная на утро в среду,18 августа, в Астане, перед зданием республиканского комитета уголовно-исправительной системы, импровизированная пресс-конференция не состоялась по весьма уважительной причине.

Организатор мероприятия правозащитник Вадим Курамшин сообщил журналистам, что инициативная группа родственников в понедельник, 16 августа, получила разрешение на посещение тюрьмы ЕЦ-166/25 в поселке Гранитный и краткосрочное свидание с заключенными. Он особо подчеркнул, что данный добрый жест стал следствием публичной огласки этого случая в казахстанских масс-медиа.

Напомним, что 9 августа в тюрьме ЕЦ-166/25, расположенной поблизости от города Кокшетау, вспыхнул бунт среди заключенных, в результате которого, согласно официальным сообщениям, погибло двое заключенных, еще 102 человека получили телесные повреждения, из которых 81 был госпитализирован в местные больницы. Массовое членовредительство, по словам родственников, стало результатом невыносимых порядков содержания в данной колонии.

В свидании в настоящее время отказано неназванной семье из Шымкента и Розе Джумагельдиевой – матери Армана Джумагельдиева, которого в прессе именуют Диким Арманом. В ранних выступлениях представителей силовых структур он именовался как руководитель организованной преступной группировки.

По имеющимся данным, против Армана Джумагельдиева и ряда других заключенных возбуждены уголовные дела по статьям «Уклонение от отбывания наказания в виде лишения свободы» и «Злостное неповиновение требованиям администрации уголовно-исполнительного учреждения».

Однако Вадим Курамшин считает, что отношении Армана Джумагельдиева допущены нарушения, связанные с отказом в допуске к нему адвоката. Правозащитник также сомневается в активной роли в бунте этого заключенного, так как «даже вор в законе ничего не сможет сделать в этой зоне, потому что все поступившие проходят через секцию правопорядка».

ХАСЕНОВ КИВАЕТ НА КУРАМШИНА

О пресс-конференции перед зданием комитета уголовно-исправительной системы было известно всем сторонам конфликта. И об этом можно было судить по напряженным лицам людей в форменной полицейской одежде в частных автомашинах и очаровательной девушке с видеокамерой, которая аккуратно снимала всех участников пресс-конференции из-за ограды учреждения.

Буквально через несколько минут к группе журналистов из здания вышел руководитель пресс-службы комитета уголовно-исправительной системы Галымжан Хасенов, который сообщил о том, что рабочая группа приняла на территории колонии ЕЦ-166/25 примерно 140 человек из числа родственников и близких, а более 400 заключенных получили возможность телефонных переговоров.

По его оценке, ситуация на территории колонии в настоящее время нормализована, и он выразил сомнение в правомерности термина «ужесточение», применяемого некоторыми журналистами. Руководитель пресс-службы комитета уголовно-исправительной системы трактует проводимые действия как «наведение порядка» согласно законодательству страны и отказался от дальнейших комментариев, так как они «излишни и это прерогатива надзорных органов».

Галымжан Хасенов, руководитель пресс-службы комитета уголовно-исполнительной системы, и правозащитник Вадим Курамшин (слева) вступили в диалог перед журналистами. Астана, 18 августа 2010 года.
В момент беседы с журналистами Галымжан Хасенов старательно делал вид, что не узнает Вадима Курамшина, стоявшего в метре от него, но в какой-то момент руководитель пресс-службы не выдержал и, приводя примеры нарушений дисциплины со стороны заключенных, со словами «вот этот товарищ знает» кивком указал на Вадима Курамшина.

В качестве наглядного примера Галымжан Хасенов привел факт: несмотря на то, что заключенным положено идти строем в столовую, некоторые из них отказываются от еды. Это он считает одним из видов нарушений. «Кто ему дал право нарушать режим? Кушать положено - и всё. Где гарантия, что завтра он не предъявит претензии, что я не ходил в столовую полгода и кто-то за меня кушал, и коррупционно приукрасит это дело? Понимаете?» - так аргументировал он свое мнение.

Галымжан Хасенов не посчитал необходимым вступать в полемику с Вадимом Курамшиным при попытке последнего возразить его аргументации и со словами «я не вас имел в виду» отошел в сторону.

РАССКАЗЫ БЫВШИХ ЗАКЛЮЧЕННЫХ

Но стоявшая в сторонке группа неулыбчивых граждан в штатском живо интересовалась происходящим и, особо не скрываясь, проследовала за журналистами, для которых неугомонный Вадим Курамшин приготовил очередной сюрприз.

Перед зданием супермаркета «Рамстор», буквально за забором от комитета уголовно-исправительной системы, прессу дожидались бывшие заключенные колонии ЕЦ-166/25 Олег Кобзев и Сергей Лапшин. Оба они были в свое время осуждены за «незаконный оборот наркотических средств» и провели в тюрьме ЕЦ-166/25 несколько лет, при этом Сергей Лапшин освободился из этой тюрьмы в июне 2010 года.

Комментируя высказывания о том, что колония ЕЦ-166/25 является образцовой, они говорят, что, эта образцовость, по их мнению, достигается путем жестоких избиений заключенных по малейшему поводу с момента поступления в колонию.

- Всем заключенным говорят: ты не человек, тебя никто сюда не звал, ты сам сюда пришел. Ты будешь делать то, что мы тебе скажем, - говорит Олег Кобзев.

При этом из сообщений бывших заключенных корреспондент нашего радио Азаттык узнал о новом виде истязаний, которые именуются
Бывший заключенный Сергей Лапшин, Астана, 18 августа 2010 года.
«фотоаппарат».

Выяснилось, что не все «активисты» добровольно пишут докладные на остальных заключенных, так как у них имеется своеобразный план по их количеству. За ненадлежащее усердие они также подвергаются, как они выразились, «профилактической беседе» в том же режимном отделе колонии.

«Фотоаппаратом», которому могут подвергнуться и «активисты», заключенные называют удары по голове транспортерной лентой шириной полтора и длиной в шестьдесят сантиметров. Наблюдая за эмоциональностью и мимикой бывших заключенных, вспомнивших ощущения тысяч иголок в голове, им хотелось верить.

Бывшие заключенные Олег Кобзев и Сергей Лапшин также подвергли сомнению объективность публичных высказываний некоторых правозащитников о том, что в данной колонии существуют вполне нормальные порядки.

По словам Олега Кобзева, который пробыл в колонии ЕЦ-166/25 с 2007 по 2008 год, всех недовольных и способных сказать что-либо отрицательное о порядках в колонии перед посещением общественной наблюдательной комиссии переводят в другие отряды или в промышленную зону, а перед проверяющими выступает заранее подготовленный заключенный с рассказом, который он «заучивает как стишок в третьем классе».

Отвечая на вопрос нашего радио Азаттык, «каким должен быть нормальный режим», Олег Кобзев сказал, что достаточно того, чтобы не было постоянного страха за себя. Среди причин бунта бывшие заключенные называют и то, что «люди устали быть овцами». Свою личную смелость перед журналистами и лицами в гражданском они объяснили коротко: «А чего бояться? Бояться жить?»

ТРЕБОВАНИЯ БУНТОВЩИКОВ И НАЗАРБАЕВА

Бывший заключенный тюрьмы в поселке Гранитный Олег Кобзев говорит с журналистами. Астана, 18 августа 2010 года.
Главное требование бунтовщиков тюрьмы ЕЦ-166/25 заключалось в пересмотре порядков содержания заключенных. Однако прокуратура Казахстана назвала их требования «заведомо невыполнимыми», в том числе ссылаясь на нормы действующего уголовного законодательства страны. Однако 17 августа президент Казахстана Нурсултан Назарбаев подписал указ «О мерах по повышению эффективности правоохранительной деятельности и судебной системы в Республике Казахстан», в котором предусматривается и меры, прямо затрагивающие пенитенциарную систему страны.

В частности, правительству Казахстана поручено до конца 2010 года разработать и внести на рассмотрение мажилиса парламента проекты законов, направленных на приведение действующего законодательства в соответствие с требованиями Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

В связи с принятием данного указа, вступившего в силу с момента подписания, ожидается либерализация уголовного законодательства и декриминализация преступлений, не представляющих большой общественной опасности, и расширение списка наказаний, не связанных с лишением свободы.

Поэтому возможно, что с 2011 года в Казахстане многие осужденные по незначительным преступлениям и ныне содержащиеся в таких колониях общего режима, как ЕЦ-166/25 в поселке Гранитном, вместо изоляции от общества будут подвергаться штрафам и общественным работам.

Отдельным пунктом правительству поручено установить различные формы сотрудничества правоохранительных органов с институтами гражданского общества.

Реакция правительства была незамедлительной, и премьер-министр Казахстана Карим Масимов уже 18 августа распорядился приступить к разработке плана мероприятий по реформе правоохранительной системы и предложил подготовить его в десятидневный срок. Хотя, по сообщениям казахстанских информационных агентств, Нурсултан Назарбаев дал правительству и государственным органам на размышления и предложения целый месяц.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG