Доступность ссылок

Экономист: «Принудительно сдерживать цены нельзя»


Торговцы рынка у прилавков с новыми ценниками после девальвации. Астана, 18 февраля 2014 года.

Торговцы рынка у прилавков с новыми ценниками после девальвации. Астана, 18 февраля 2014 года.

Правительство Казахстана дало поручение не повышать цены на основные виды продуктов социального значения. Достаточно ли компетенции и возможностей у акиматов и министерств, чтобы сдерживать цены?


После девальвации тенге правительство Казахстана дало поручение акиматам подписать меморандумы с местными оптовыми реализаторами и предпринимателями о неповышении цен, об использовании стабилизационных фондов.

Бывший вице-министр сельского хозяйства экономист Марат Толыбаев в интервью Азаттыку говорит, что «если правительство в течение трех месяцев после девальвации удержит цены, то это можно считать достижением». Административные меры, применяемые сейчас правительством, «сглаживают» трудности, порождаемые девальвацией, однако «эти тотальные меры ведут к сдерживанию развития бизнеса, поэтому будет правильнее не сдерживать цены», считает он.

Азаттык: После девальвации акимы областей подписали меморандумы с реализаторами товаров по оптовым ценам, пытаются обязать их как можно больше торговать продовольственными товарами на внутреннем рынке по низким ценам. Насколько это законно и эффективен ли этот метод? Примут ли реализаторы эти обязательства?

Марат Толыбаев: Если бы аким в одностороннем порядке потребовал от торговых сетей, от владельцев рынков, реализаторов сдерживать цены, это было бы, конечно, противозаконным действием. Но если речь идет о меморандуме, то есть о добровольном принятии взаимных обязательств, когда торговые сети добровольно соглашаются сдерживать цены, то юридически здесь придраться Бывший вице-министр сельского хозяйства экономист Марат Толыбаев. Фото с социальной сети Facebook.

Бывший вице-министр сельского хозяйства экономист Марат Толыбаев. Фото с социальной сети Facebook.

трудно. Поэтому, думаю, в суд никто подавать не будет. Но на самом деле эта мера, конечно, временная. Постепенно цены все равно будут повышаться. Думаю, роль меморандума как раз направлена на это ключевое слово – «постепенно». Сейчас политически нежелательно демонстрировать резкий скачок цен.

В целом меморандум сейчас играет роль «подушки для мягкого приземления» после девальвации тенге, то есть за счет отечественного товара, который не имеет прямого отношения к девальвации.

Азаттык: Похоже, в этой ситуации у предпринимателей, подписавших меморандумы, не было выбора. Потому что им ведь невыгодно сдерживать цены?

Марат Толыбаев: Понятно, что меморандумы не выгодны предпринимателям. Они идут на подписание меморандумов из-за «уважения к акиматам». Здесь важно не перегнуть палку. Если долгое время настаивать на сдерживании цен, то можно «попасть в капкан». Я пытаюсь поставить себя на место предпринимателей, торговцев. Если ко мне от производителей поступают новые товары по высоким ценам, а меня вынуждают продавать товары по старой цене, то я лучше закрою магазин и вообще прекращу торговать. Если так поступит несколько торговцев, это приведет к дефициту товаров, ситуация станет еще хуже. Акиматы всех уровней это прекрасно понимают, и, уверен, они не будут настаивать на длительном сдерживании цен. Цены нужно постепенно отпускать.

Азаттык: Как вы думаете, как долго правительство будет сдерживать цены таким образом?

Марат Толыбаев: По-моему, в связи с девальвацией рост цен на основные продукты питания и товары народного потребления неизбежен. Это абсолютно ясно. Думаю, что цены будут сдерживаться максимум два-три месяца. Если цены будут подниматься постепенно, не за одну ночь, не за одну неделю, и даже не за один месяц, а за три месяца, то это будет достижением.

Считаю, что противостоять росту цен административными методами бесполезно. Думаю, что это понимают и акимы, и правительство. Однако административные рычаги, которые сейчас применяются, имеют больше политический характер. Основная масса людей, которая не знакома с экономическими терминами, не готова сейчас воспринимать какие-либо объяснения. Поэтому действия властей по сдерживанию играют определенную роль для их субъективного, морального, психологического восприятия цен. К этому я отношусь с пониманием. Считаю, что только с этой точки зрения можно объяснить административные меры, применяемые правительством.

Азаттык: По сообщениям некоторых акиматов, им удается сдерживать цены за счет использования стабилизационных фондов. Стабилизационные фонды есть во всех областях Казахстана? Какова будет их роль в период подорожания после девальвации?

Марат Толыбаев: Стабилизационные фонды есть в каждой области. Так было три месяца назад, когда я работал в министерстве сельского хозяйства. Сомневаюсь, что за эти три месяца они закрылись. Функция стабилизационных фондов – это сглаживание сезонного колебания цен. Они должны вкладывать деньги осенью, когда все крестьяне собирают урожай. Осенью во
Что такое стабилизационный фонд?


В 2011 году государственная комиссия по вопросам модернизации экономики Республики Казахстан приняла решение о формировании региональных стабилизационных фондов и об их финансировании через социально-предпринимательские корпорации. В тот же год корпорациям через акционерное общество «Национальный управляющий холдинг «КазАгро» был выделен бюджетный кредит в размере 17 миллиардов 105 миллионов тенге.

Все семь региональных стабилизационных фондов, сформированных социально-предпринимательскими корпорациями, закупают продовольственные товары социального значения у крестьян по списку, ежегодно утверждаемому правительством.
время урожая цены на овощи и фрукты падают. От этого страдают сами крестьяне. Поэтому в стабилизационный фонд продовольствие у крестьян покупается осенью. Зимой и весной, когда в хранилищах заканчиваются запасы, а цены, наоборот, становятся выше, чтобы привести их в соответствие, начинают продавать товар из стабилизационного фонда по старой цене.

Что касается данной конкретной ситуации с девальвацией, то запасы некоторых видов продовольствия действительно есть, и они куплены по старой цене. Эти фонды можно один раз использовать для смягчения этой ситуации. Если начать продавать запасы товаров по старой закупочной цене, то их стоимость будет ниже рыночной, и они будут привлекательны для потребителей. В то же время это хорошо и для стабилизационного фонда. Они не будут продавать товар по цене ниже себестоимости, как это часто бывает. Поэтому запасы стабилизационных фондов в данном конкретном случае можно продать с большой взаимной выгодой как для стабфонда, так и для потребителей.

Азаттык: Каковы будут последствия административных мер, принимаемых по сдерживанию цен? Как вы думаете, как бороться с дороговизной после девальвации?

Марат Толыбаев: Как либерал, я считаю, что сдерживать цены вообще не нужно. Сдерживать тотально цены на товары – это неправильная политика. Правительство не должно этим заниматься. Любое сдерживание цен – это сдерживание развития рынка и бизнеса данной конкретной отрасли. Если мы сдерживаем цены, допустим, на хлеб, то этим самым губим крестьян, выращивающих зерно. Это аксиома рынка. Если мы сдерживаем цены на овощи, то делаем этот бизнес непривлекательным, и в этот бизнес никто не пойдет, в него не будут вкладывать деньги. На следующий год ситуация ухудшится, того или иного вида овощей может оказаться меньше. Тогда цены на них станут еще выше. Сдерживание цен – это популистское и социалистическое заблуждение.

По-моему, в этой ситуации более эффективным способом будет несдерживание цен на продукты. Нужно позволить им расти. Но при этом компенсировать рост цен только социально уязвимым слоям населения. В стране есть действующий механизм, который называется государственной адресной социальной помощью. Она выплачивается всем семьям, чьи доходы на одного члена семьи не превышают потребительской корзины. Если цены на продукты вырастут, то у большинства семей не будет достаточного количества средств для покупки такого же объема продуктов, как прежде. В таком случае правительство должно увеличить сумму денег, которая выдается в качестве помощи этим семьям. Цена на хлеб не должна быть одинаково дешевой как для бедных, так и для богатых. Например, я имею достаток выше среднего и готов платить за хлеб не 70-80 тенге, а 200 тенге. Мне это будет безболезненно. С таких, как я, государство должно позволить производителям брать 200 тенге за хлеб, а с налогов и доходов, поступающих в бюджет, – компенсировать разницу от 70 до 200 тенге.

Азаттык: Спасибо за интервью.
  • 16x9 Image

    Макпал МУКАНКЫЗЫ

    Родилась в феврале 1985 года в Алматинской области. В 2006 году закончила КазУМО и МЯ имени Абылай хана. С 2007 года работает корреспондентом Азаттыка.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG