Доступность ссылок

Оставшиеся из-за паводка без домов теперь переживают за участки


Житель поселка имени Мустафина показывает покосившуюся стену своего дома после наводнения. Этот дом не идет под снос, власти выделили владельцам компенсацию на ремонт. Карагандинская область, 17 мая 2015 года.

Житель поселка имени Мустафина показывает покосившуюся стену своего дома после наводнения. Этот дом не идет под снос, власти выделили владельцам компенсацию на ремонт. Карагандинская область, 17 мая 2015 года.

Владельцы домов, признанных после паводков непригодными для проживания и подлежащими сносу, обеспокоены тем, что местные власти просят их отказаться от права собственности на земельные участки. В акимате говорят, что без этой юридической процедуры не смогут возвести новое жилье вместо разрушенного.

Переживший паводки поселок имени Габидена Мустафина (ранее — Токаревка) похож в эти дни на большую строительную площадку: на улицах разбирают пострадавшие от наводнения строения, ремонтируют уцелевшие дома, на месте уже снесенных возводят новые.

Однако вернувшиеся после наводнения люди говорят, что у них есть серьезные поводы для беспокойства за свое будущее в поселке. Жители, получившие денежную компенсацию на восстановление домов, жалуются на низкие, по их мнению, суммы. Владельцы домов, признанных непригодными после паводков, в смятении: их просят оформить отказ от прав собственности на участки, объясняя это юридической формальностью.

Местные чиновники просят жителей не переживать и верить властям.

ЖАЛОБЫ НА НЕБОЛЬШУЮ КОМПЕНСАЦИЮ

Жалил Миникеев, житель поселка имени Мустафина. Карагандинская область, 17 мая 2015 года.

Жалил Миникеев, житель поселка имени Мустафина. Карагандинская область, 17 мая 2015 года.

Житель поселка имени Габидена Мустафина Жалил Миникеев не покидал свой дом даже в день наводнения. Узнав, что в поселок пришла большая вода, мужчина быстро примчался с соседней станции Сортировка, чтобы спасти собаку и имущество. Эвакуироваться не успел: пока спасал вещи, всех уже вывезли. Пришлось спать на шифоньере, а собака была на крыше. Но уберечь всё имущество не удалось. В качестве компенсации на ремонт дома и возмещение материального ущерба Жалил Миникеев получил чуть более 500 тысяч тенге (около 2,7 тысячи долларов). Мужчина не знает, за что браться первым делом: то ли котельную восстанавливать, где рухнула часть крыши и появились трещины в стенах от мощного потока воды, то ли вести отделочные работы внутри дома, где осыпалась штукатурка, немного повело стену и вздулся пол.

— Я подсчитал, что мне нужно хотя бы полтора миллиона тенге, чтобы привести дом в порядок и заменить пострадавшую мебель и бытовую технику. Но этого, конечно же, не дождешься, поэтому согласился на то, что дают, — говорит Азаттыку Жалил Миникеев.

Еще один житель поселка, Рамиль Нигматуллин, рассказал репортеру Азаттыка, что позавчера его семья получила компенсацию на восстановление дома в размере одного миллиона 300 тысяч тенге (около 6,9 тысячи тенге). И чуть более 300 тысяч тенге (примерно 1,6 тысячи долларов) выплачено в качестве возмещения ущерба за пострадавшую мебель и бытовую технику. На эти деньги семья приобрела на организованной 16 мая ярмарке товаров в поселке кое-что из бытовой техники. Нигматуллин говорит, что выделенной компенсации не хватит, чтобы полностью восстановить дом и заменить пострадавшую от затопления домашнюю утварь.

Так выглядят дворы в поселке имени Мустафина. Карагандинская область, 17 мая 2015 года.

Так выглядят дворы в поселке имени Мустафина. Карагандинская область, 17 мая 2015 года.

В акимате Бухар-Жырауского района Карагандинской области считают, что ущерб от паводков был оценен корректно. Несогласным с суммами компенсаций власти предлагают обращаться в суд.

— Мы заключили договор с оценщиками, чтобы людям не платить самим за оценку ущерба. Оценщики оценили. Мы согласно этих оценок и заплатили. Два раза оценка не делается. Если люди даже не согласны, мы в любом случае выплачиваем. Оценку ведь люди подписали, только три семьи отказались подписать. Но если они не согласны с этой оценкой, то могут судиться с оценщиками уже. Потому что оценщики за свою работу тоже отвечают. Они несут полностью ответственность за это. Но я просмотрел: оценки соответствуют тому, что у них было, — сказал Азаттыку заместитель акима Бухар-Жырауского района Асхат Али.

ОСТАВШИЕСЯ БЕЗ КРОВА ТРЕБУЮТ ОБЪЯСНЕНИЙ

18 мая несколько жителей поселка имени Габидена Мустафина, чьи дома сносят, собрались у здания сельского акимата, чтобы поговорить с властями. Но встретиться с ними не удалось: чиновники, как сказали жителям, были на совещании в другом селе. Поэтому люди, немного постояв, разошлись по домам.

Поводом для этого послужила информация о том, что жителям снесенных домов якобы необходимо через нотариуса написать отказную от своих земельных участков. Люди попытались получить объяснения по этому поводу, но пока безрезультатно.

Юлия Малышева, жительница поселка имени Мустафина. Дом, в котором жила семья Малышевых, признан непригодным для проживания и ушел под снос.

Юлия Малышева, жительница поселка имени Мустафина. Дом, в котором жила семья Малышевых, признан непригодным для проживания и ушел под снос.

— Якобы объясняется это тем, что государство не может на бюджетные средства строить дома на частной территории, что, мол, акимат не имеет такого права. Говорят, что после строительства домов придется выкупать свою же территорию и приватизировать ее. Мы опасаемся отказываться от своих земель: это автоматически ни с чем остаешься. Где гарантия, что потом нам ее вернут? Еще говорят, что это делается для того, чтобы потом никто из жителей вновь построенных домов не смог перепродать этот дом или сдать в аренду. Но никто и не собирается этого делать, нам и так негде жить. Будем выяснять в акимате, требовать объяснений и гарантий, — сообщила Азаттыку по телефону Юлия Малышева, дом которой уже снесен.

Семья Малышевых, потерявшая из-за паводков почти всё свое имущество, домашний скот и дом, сейчас живет в соседнем Нуринске у знакомых. Юлия говорит, что переживает, как бы семья с двумя детьми не лишилась еще и земельного участка.

Местные власти призывают людей не паниковать из-за юридических формальностей. Заместитель акима района говорит, что люди «должны верить» властям.

Строительство нового дома на месте снесенного, который рухнул после затопления поселка имени Мустафина. Карагандинская область, 17 мая 2015 года.

Строительство нового дома на месте снесенного, который рухнул после затопления поселка имени Мустафина. Карагандинская область, 17 мая 2015 года.

— Есть закон об архитектурной и градостроительной деятельности, и есть земельный кодекс. Мы на основании этих нормативных актов и действуем. Не взяв землю у людей, заказчик в лице отдела строительства Бухар-Жырауского района не может строить на их территории за бюджетные деньги. Это нарушение закона. Поэтому люди это право сейчас уступают отделу строительства, мы оформляем землю отделу строительства. Он строит. Затем мы госактом законно принимаем это жилье, это же государство строит за бюджетные деньги. Всё это регистрируется. И затем мы эти земельные участки вместе с домами обратно передаем жителям. Здесь никаких нарушений, все делается по закону. Люди просто переживают, что земли и дома станут государственными, а они как бы арендаторами. Люди должны верить нам. Людям ничего не надо будет платить, — сказал репортеру Азаттыка заместитель акима Бухар-Жырауского района Асхат Али.

В поселке имени Габидена Мустафина, где живет около четырех тысяч жителей, по информации властей Карагандинской области, сносу подлежат 200 домов. По информации пресс-службы областного акимата, в поселке начался демонтаж 44 домов, непригодных для жилья, из них 21 дом снесен полностью. В акимате сообщают, что определены проектные организации, которые разработали несколько типов планировок домов.

Во время апрельских паводков в Карагандинской области оказались подтоплены десятки населенных пунктов, разрушены сотни домов. Окончательная сумма нанесенного паводками ущерба не подсчитана.

  • 16x9 Image

    Елена ВЕБЕР

    Елена Вебер - творческий псевдоним. Елена - репортёр Азаттыка по Карагандинской области. Живёт и работает в городе Темиртау.

    Елена окончила курсы журналистики в городе Темиртау и филологический факультет (кафедра журналистики) Карагандинского университета имени Е. Букетова в 2009 году. С Азаттыком начала сотрудничать в 2010 году.

     

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG