Доступность ссылок

Опыт Таджикистана по восстановлению мира пригодится Кыргызстану


Беженцы-таджики возвращаются из Афганистана домой по окончании гражданской войны. 21 октября 1997 года.

Беженцы-таджики возвращаются из Афганистана домой по окончании гражданской войны. 21 октября 1997 года.

Могут ли люди на юге Кыргызстане вернуться к прежней мирной жизни? Кыргызстану не надо искать далеко пример решения такой проблемы - в Таджикистане люди живут в мире после гражданской войны вот уже 13 лет.


ПРИМЕР СОСЕДА

Представьте себе, что ваши родственники были убиты разъяренной толпой. Ваш дом подожгли. Ваши средства к существованию были уничтожены в одночасье в городе, который вы называли родным. Как можно ожидать возвращения к нормальной жизни там, где, зверства, возможно, совершались вашими соседями?

Этим вопросом задаются тысячи перемещенных, поскольку сейчас, после вспышки кровавого межэтнического насилия в июне на юге Кыргызстана, они возвращаются домой. Правительство обещает восстановить жилища этнических узбеков и кыргызов, разрушенные во время столкновений, в которых погибло по крайней мере около трехсот человек и приблизительно 400 тысяч бежали из своих домов.

Меры правительства должны помочь найти какие-то способы уменьшить напряженность в отношениях и гарантировать неповторение подобной ситуации в будущем. Если Временное правительство Кыргызстана ищет пример, чтобы запустить процесс восстановления на юге страны как можно быстрее, то ему нет нужды заглядывать далеко, а стоит обратить внимание на своего южного соседа - на Таджикистан.

В 1997 году, после окончания пятилетней гражданской войны, Таджикистан столкнулся со схожим испытанием. Несмотря на то, что с тех пор стране пришлось пройти через множество неудач, тринадцать лет мирного процесса в Таджикистане широко признаны как удача.

БОЛЕЗНЕННЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ

Хотя можно сказать, что это не идеальное сравнение. Гражданская война в Таджикистане возникла не из-за этнической распри, в отличие от недавних событий в Кыргызстане. Причиной войны в Таджикистане стала борьба между сторонниками правительства, поддержанного Москвой, и оппозицией во главе с Партией исламского возрождения за установление политического контроля в стране.

Эта война настроила гражданских лиц друг против друга. Жители южной области Куляб - кулябцы - вышли против раштцев,
Сулико Салимовa, потерявшая семью в гражданской войне. 25 июня 2010 года.
проживающих в долине Рашт на востоке страны. В конфликте, в котором кулябцы были сторонниками правительства, а раштцы – сторонники оппозиции, было убито по крайней мере 500 тысяч человек. Большинство жертв были гражданскими лицами. Около 1,2 миллиона человек, практически 20 процентов населения страны, покинули свои дома во время вооруженного конфликта в 1992–1997 годах.

Сулико Салимова, 50 лет, уроженка маленького кишлака на юге Таджикистана, рядом с Кулябом, вспоминает гражданскую войну с болью. В один день она лишилась практически всего. Когда она вернулась домой, то узнала, что муж убит, а дом сожжен.

«Когда все остальные бежали, мой муж остался. Он сказал: «Я не принадлежу к какой-либо из сторон этого конфликта. Почему они должны беспокоить меня?» Но его убили первым. Мы нашли его тело в близлежащем ручье», - говорит Сулико Салимова.

Кроме того, она потеряла ещё четверых родственников во время гражданской войны в Таджикистане. И все это произошло только из-за того, что они были родом из Рашта. «Моя жизнь никогда не станет прежней после того, что я увидела во время гражданской войны», - говорит женщина со слезами на глазах.

У Гульрухсор Сафаровой из Куляба схожие воспоминания. Она была свидетелем того, как во время войны было убито много людей из Куляба.

«Когда вы видите тела погибших, то не сможете не возненавидеть тех, кто сделал это. Помню, что, увидев тела погибших, я испытывала какое-то странное чувство», - говорит Гульрухсор Сафарова.

СОГЛАШЕНИЕ О ПРИМИРЕНИИ

В районе Кумсангир Хатлонской области было много жертв в ходе гражданской войны в Таджикистане. Несмотря на то, что обе эти женщины потеряли своих близких в то время, сейчас они живут в этом районе. Сулико Салимова говорит, что, как ни больно людям, им необходимо примириться друг с другом, чтобы продолжать жить дальше.

Когда Гульрухсор Сафарова в разгар войны переехала в этот район, люди с подозрением смотрели на неё. А сейчас она говорит, что счастлива видеть то, как раштцы и кулябцы снова мирно общаются друг с другом. Хотя такие результаты были достигнуты не просто и не случайно.

Для этого потребовалось сотрудничество правительства Таджикистана, оппозиции и международных организаций. Также на это необходимы были деньги и время. Процесс начался с подписания международного соглашения о примирении между правительством
Президент Таджикистана Эмомали Рахмон (слева) и лидер оппозиции Саид Абдулло Нури (справа) подписывают соглашение, которое предусматривало включение оппозиции в правительство. В центре спецпредставитель ООН Дитрех Меррем. Москва, 23 декабря 1996 года.
Таджикистана и объединенной таджикской оппозицией в июне 1997 года.

Однако Иброхим Усманов считает, что подписание мирного соглашения не означало, что люди сразу же начнут доверять друг другу. «И ты не можешь дать людям указание сделать это», - говорит он в разговоре с репортером Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

Иброхим Усманов знает об этом процессе не понаслышке. Он был одним из главных членов ключевого органа - Комиссии по национальному примирению, учрежденного правительством и оппозицией для достижения мира и процветания в стране.

Вспоминая о многочисленных препятствиях на этом пути, Иброхим Усманов говорит, что самой большой проблемой было восстановление доверия между двумя сторонами. «Тогда были необходимы конкретные меры со стороны правительства, политических лидеров, а также международных доноров», - говорит Иброхим Усманов.

Вместе с тем в эти меры было включено содействие возвращению беженцев и перемещенных лиц, восстановление их домов, бизнеса и прежних рабочих мест. Финансирование со стороны международных доноров позволило Таджикистану осуществить программу восстановления мира.

«Были разработаны программы реабилитации жертв конфликта, включая психологическую и финансовую поддержку тех, кто потерял своих родных и средства к существованию», - говорит Иброхим Усманов.

По его мнению, государство играет важную роль в укреплении доверия между людьми. Люди должны убедиться в том, что мирный процесс действительно работает и обещания правительства приводятся в действие. Сегодня Кумсангирский район служит примером того, что люди поверили обещаниям властей о возобновлении нормальной жизни в стране.

МЕСТЬ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ РЕШЕНИЕМ

Сулико Салимова, мужа которой убили за то, что был родом из Рашта, переехала в Кумсангир, вышла замуж. Сейчас она занимается торговлей. Гульрухсор Сафарова переехала в Кумсангирский район из Куляба и впоследствии получила работу в учреждении местной
За последние годы в нашем районе заключались браки между кулябцами и раштцами.
власти, сейчас занимается проблемами женщин и семьи.

«За последние годы в нашем районе заключались браки между кулябцами и раштцами», - говорит Гульрухсор Сафарова.

Эти две женщины признаются, что были времена, когда люди ругались с соседями, обвиняя их в том, что случилось во время гражданской войны. Однако сейчас в стране никто не хочет, чтобы в их жизни произошла новая война или конфликт.

Хикматулло Сайфуллозода, руководитель центра «Диалог» в Душанбе и член Партии исламского возрождения, принимавший участие в работе Комиссии по национальному примирению, считает, что в конечном итоге успех в восстановлении мира и единства в Таджикистане после гражданской войны был достигнут с помощью обычных людей - их силой воли и умением прощать.

«Люди знали, что месть не является решением в данном случае. Люди знали, что месть принесет еще большее насилия, кровопролития. И потому они сделали единственно правильный выбор. И этот выбор был миром», - говорит Хикматулло Сайфуллозода.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG