Доступность ссылок

Новый оппонент Рахата Алиева предстал в Вашингтоне в роли борца с пытками


Петр Афанасенко, политэмигрант, бывший начальник охраны экс-премьера Казахстана Акежана Кажегельдина. Вашингтон, июнь 2011 года.

Петр Афанасенко, политэмигрант, бывший начальник охраны экс-премьера Казахстана Акежана Кажегельдина. Вашингтон, июнь 2011 года.

Бывший полковник казахского КНБ Петр Афанасенко на этой неделе побывал в нескольких организациях в Вашингтоне, где представил себя активистом по борьбе с пытками. Еще раньше он заявил, что подаст в суд на Рахата Алиева.


Петр Афанасенко - бывший начальник охраны Акежана Кажегельдина в бытность последнего премьер-министром Казахстана в 1994-1997 годах. Вскоре после громкой отставки шефа ушел вместе с ним и с несколькими сотрудниками его аппарата с государственной службы. Вместе с Кажегельдиным подвергся репрессиям, был обвинен в подготовке вооруженного заговора и посажен в тюрьму.

Петр Афанасенко, отсидев год и семь месяцев, подписал прошение о помиловании, был выпущен из тюрьмы. Нынче живет в Бельгии как политический беженец.

Петр Афанасенко в репрессиях против себя он винит Рахата Алиева, который тогда возглавлял департамент КНБ Алматинской области.

Рахат Алиев, в свою очередь, говорит, что Петр Афанасенко сейчас является просто-напросто исполнителем очередной кампании по дискредитации Рахата Алиева. Известно, что Рахат Алиев из всемогущего зятя президента Казахстана Нурсултана Назарбаева превратился в его самого жесткого критика. Рахат Алиев говорит, что к репрессиям против Петра Афанасенко он не имеет никакого отношения.

На этой неделе Петр Афанасенко совершил поездку Вашингтон, где, по его словам, он встречался с представителями конгресса США, Госдепа и правозащитных организаций.

Газета «Нью-Йорк таймс» как раз на этой неделе, 29 мая, отмечала, что противостояние между президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым и его оппонентом Рахатом Алиевым давно уже переместилось в Вашингтон. Обе стороны конфликта активно используют американских лоббистов, пытаются с их помощью склонить администрацию Барака Обамы, влиятельных политиков США на свою сторону, пишет «Нью-Йорк таймс».

Петр Афанасенко в четверг, 2 июня, дал интервью нашему радио Азаттык. Нас интересовали цели визита Петра Афанасенко в Вашингон пошире и поглубже.

«ПОПРОБУЙТЕ СЫР, КОТОРЫЙ ПРИГОТОВИЛИ»

- Что вы делаете в Вашингтоне? С какой целью вы приехали туда?

- Я приехал с целью встретиться с представителями правозащитных организаций, Госдепа, некоторыми конгрессменами. Эти встречи состоялись, мне очень понравилось. Мы говорили о том, что в последнее время в Европе сложилась такая ситуация, что политическое убежище получают люди, которые были гонимы в своих странах, и те, кто этим занимался.

- Кого вы имеете в виду?

- Рахата Алиева. Все претензии только к нему. Они связаны с тем, что меня незаконно осудили, сфальсифицировали уголовное дело, применялись недозволенные методы воздействия. Все это я рассказывал.
Политэмигрант Петр Афанасенко, бывший телохранитель экс-премьера Казахстана Акежана Кажегельдина. Вашингтон, июнь 2011 года.

Мы встречались с представителями Хельскинкской организации, «Амнести Интернэшнл», других правозащитных организаций. Я обвиняю Рахата Алиева в фабрикации уголовного дела, в пытках, в том, что он искалечил не одну человеческую жизнь.

- В чем конкретно проявлялись пытки?

- Я бы не хотел этот вопрос затрагивать, потому что мои адвокаты подали судебный иск. Давайте встретимся после суда. Около полутора лет мои адвокаты пытались подать в суд на Рахата Алиева по поводу моих претензий. Наконец в мае этого года этот иск первым судом Вены был удовлетворен и принят к производству.

- Что вы в этом иске требуете?

- Давайте не будем торопить события. Это дело моих адвокатов. Я не хочу, чтобы какая-то информация по этому делу дошла до слуха Алиева.

- Ранее вы говорили, что хотели бы получить достойную компенсацию за свои мучения. Что вы подразумеваете под «достойной компенсацией»?

- В первую очередь моральное удовлетворение. Рахат Алиев заявляет, что он боится вернуться в Казахстан, так как суды там нечестные, несправедливые. Да, я с ним согласен. Но, господин Алиев, вы сами участвовали в создании этих судов, вы сами были у истоков создания
Рахат Алиев заявляет, что он боится вернуться в Казахстан, так как суды там нечестные, несправедливые. Да, я с ним согласен. Но, господин Алиев, вы сами участвовали в создании этих судов, вы сами были у истоков создания этих несправедливых судов.

этих несправедливых судов. Ну попробуйте сыр, который вы приготовили!

- То есть вы хотите, чтобы Рахат Алиев перед вами извинился?

- Я маленький человек. Может быть, где-то в душе я его уже давно простил. Но смотря на то, что творится в мире, что таких рахатов алиевых появляется все больше и больше, появляются люди, которые чувствует безнаказанность, когда появляются деньги.

- Что вы еще хотите этим иском добиться?

- Чтобы европейское общество поняло, кто такой Рахат Алиев. Он сейчас рядится в тогу правозащитника и демократа, забывая о том, сколько он искалечил человеческих жизней. Все те жизни, которые он искалечил, люди, которые пострадали от его действий. Все это не забыто. Надо отвечать за это.

- А как вы пострадали от его действий?

- Давайте эту фабулу оставим. Я не хочу, чтобы это было достоянием... Я об этом говорил и конгрессменам, и в Госдепе, и Хельсинкской конференции. У нас есть доказательства.

- Какие у вас доказательства?

- После суда скажу.

ПОДХОДЯЩИЙ МОМЕНТ

- Какое процессуальное решение вы ожидаете от Венского суда?

- Справедливое. Я требую справедливости. Чтобы таких фактов, когда человек, который на своей родине занимался пытками и издевательствами над людьми; когда человек, имея власть, деньги, считает, что все это пройдет безнаказанно. Я хочу, чтобы восторжествовала справедливость.

- В чем заключается, по-вашему, эта справедливость? Вы хотите экстрадиции Рахата Алиева в Казахстан?

- Лично я, как человек, хочу, чтобы он испытал этот суд. Но это не мое решение. Это решение суда. Я нанял адвокатов, и, конечно, все это не безвозмездно делается. Хотелось бы в первую очередь оплатить услуги адвокатов.

- Вы хотите, чтобы Рахат Алиев вам заплатил?

- Мои адвокаты что-то стоят, наверное.

- Сколько вы хотите, чтобы он заплатил?

- Это к моим адвокатам. Я не знаю. Они будут решать. Это гражданское дело. Это все будет на уровне адвокатов решаться. Переговорят, обсудят. Скажут мне, что хочет Рахат Алиев, я скажу, что я хочу. Я требую сатисфакции, требую встретиться с ним в суде, переговорить. Извинений за те моральные пытки, которые я испытал, мало, наверное, будет.

- А в чем выражались моральные пытки?

Я требую сатисфакции, требую встретиться с ним в суде, переговорить. Извинений за те моральные пытки, которые я испытал, мало, наверное, будет.

- Давайте после суда я все расскажу. Своими высказываниями я могу навредить своим адвокатам.

- Но кое-что вы уже рассказывали в прессе до этого.

- Давайте определимся, что такое пытки. Это умышленное причинение человеку физических и моральных страданий. Вот эти физические и моральные страдания я испытал на себе. И это мы попытаемся доказать в Венском суде. Я вас уверяю, факты будут.

- Что вы предоставите в суд?

- Очень интересные материалы.

- Как тогда понимать вашего оппонента, что вы неожиданно появились с заявлениями против Рахата Алиева как раз в тот момент, когда у него обострилась вражда с президентом Нурсултаном Назарбаевым?

- Не обострилась. Эта вражда не обострилась. Кто до 2007 года мог что-то сказать против него? Сейчас мне говорят, что, почему ты так долго молчал. Мысли разные были. Понимаете, подавать в Гаагский трибунал бесполезно - у Казахстана нет соглашения с ним. Так что сейчас самый подходящий момент. Рахат Алиев заслуживает того, чего он заслуживает. За все поступки надо отвечать.

- В свою очередь, Рахат Алиев отрицает причастность к вашему делу. Он утверждает, что вы исполняете политический заказ Акорды. По его словам, вы действуете по указке властей Казахстана, чтобы вернуть его туда. Что вы на это скажите?

- Я получил политическое убежище в Бельгии. Меня интересы Акорды не интересуют.

- А сколько времени вы провели в тюрьме?

- Год и семь месяцев.

- На каких условиях вы освободились раньше своего срока?

- По помилованию.

- Заявление о помиловании вы писали на имя президента Нурсултана Назарбаева?

- Да, на имя президента. Нужно в первую очередь знать, что меня обвинили в подготовке вооруженного переворота в Казахстане. В своем помиловании я написал, что, господин президент, у меня никогда не было мыслей совершать вооруженный переворот в Казахстане.

- Что вы скажите по поводу того, что Рахат Алиев утверждает, что ваши обвинения против него необоснованные и вы должны предъявлять претензии за пытки властям Казахстана?

- Не надо забывать, кем тогда был Рахат Алиев. Он был председателем КНБ по Алматинской области. Мое дело курировал лично он. С самого начала это дело сфабриковал лично он. Он придумал весь сценарий. Лично он говорил: «Петр, ты мне не нужен, мне нужен только Кажегельдин». Лично он вел со мной допросы, лично его люди допрашивали меня сутками.

- Как вас пытали?

- Вы задаете это уже в третий раз.

- Потому что вы не даете прямого ответа. И без этого ваши заявления звучат голословно.

- Как хотите, так и принимайте.

АКТИВИСТ ПО БОРЬБЕ С ПЫТКАМИ

- Вы сейчас представляетесь активистом по борьбе с пытками. Это так?

- Да, я встретился с правозащитными организациями. Меня пригласили к работе. Будем работать.

- Что вы знаете о ситуации с пытками в Казахстане?

- Человек, который на себе испытал их на себе, наверное, знает. Я думаю, до сих пор в Казахстане пытают.

- Какие случаи пыток в Казахстане вам известны?

- Кроме нас с Сатжаном Ибраевым, нет.
.
- Тогда почему вы называетесь активистом по борьбе с пытками?

- Потому что они есть и надо бороться, чтобы их не было.

- Что вы скажете о деле семи офицеров КУИСа, которых судят

сейчас по делу о пытках в тюрьме поселка Державинка.

- Нет, не знаю. Я только начал. Я приехал в Вашингтон, чтобы в первую очередь узнать, востребован ли я в этой отрасли или нет. Оказывается, востребован. Будем работать. Скорректируем план работы. Будем встречаться с людьми, правозащитниками.

- Общую ситуацию с пытками в Казахстане вы обсуждаете?

- Общая ситуация, конечно, известна. Пытки все равно происходят. Что все равно у человека пытаются добиться признательных показаний. В Казахстане общество молчит, молчит правительство, молчат депутаты. Этого не должно быть.

- Зато не молчат правозащитные организации. В мае «Амнести Интернэшнл» опубликовала отчет о ситуации с пытками в Казахстане. Вы знакомы с ним?

- Я его читал.

- Какие громкие факты вам запомнились из этого отчета?

- Генерал КНБ, который умер в изоляторе. Это раз... Я сейчас не готов к этому вопросу. Я только начал работать.

«РАХАТ МЕНЯ НЕ ИЗБИВАЛ»

- Пока вы обсуждаете только свое дело?


- Кроме своих пыток, я пока ничего не знаю.
.
- А какие пытки против вас применялись?


- Всякие. После суда расскажу.

- Тогда для чего вы сейчас о них заявляете?

- Этот разговор для того, чтобы общество узнало, что дело Рахата Алиева не стоит, оно продвигается. Я сделаю, приложу все усилия, чтобы оно продвигалось.

- Рахат Алиев заявляет, что ваши заявления – политически
Этот разговор для того, чтобы общество узнало, что дело Рахата Алиева не стоит, оно продвигается. Я сделаю, приложу все усилия, чтобы оно продвигалось.

мотивированные, что это пиар и лоббирование интересов властей Казахстана.

- Я заявляю, что это не так.

- Как лично Рахат Алиев вас пытал, по- вашему?

- Один из примеров. В 2000 году у меня умер папа. Я находился в Гранитном. Мне сообщают о смерти отца. Согласно закону, каждый осужденный имеет право на краткосрочный отпуск. Я пишу заявление. Мне говорят «да», фотографируют, готовят пропуск, командировочные.

Потом говорят: «Вы не едите», потом сказали, что еду. Это в течение трех дней. Три дня отца не могли похоронить, потому что ждали, когда я приеду. В последний путь проводить человека имеет право любой человек.

- Кто принял приказ о том, чтобы вас не выпускать из тюрьмы?

- Это все есть в моих документах в суд.

- А физическое давление над вами как проявлялось?

- Физически в изоляторе МВД меня избивали.

- Кто избивал?

- Я не помню их фамилии.

- Среди них был Рахат Алиев?

- Нет. Это изолятор МВД. Я не говорю, что он лично меня избивал.

- Вы вините его в пытках.

- Я виню его в моральных пытках. Боль от физических затихает и забывается. Но от психологических - нет, они не забудутся. Всегда, когда я их вспоминаю, ком к горлу подходит. Я переживал это несколько раз.

- Рахат Алиев, по-вашему, виновен только в ваших моральных страданиях?

- В моих моральных. Рахат меня не избивал. Я это не заявляю.

- Вы планируете привлекать тех, кто вас лично избивал?

- Всему свое время.

- Господин Афанасенко, спасибо за интервью.

Интервью с Петром Афанасенко можно послушать здесь:


Интервью с Петром Афанасенко
  • 16x9 Image

    Асем ТОКАЕВА

    Асем Токаева работает в пражской редакции радио Азаттык. Закончила Евразийский национальный университет в 1999 году, Университет международного бизнеса в 2009 году, прошла курс Летней академии Международного института журналистики в Гамбурге в 2005 году. Профессиональную карьеру начинала в газете "Экспресс К", агентстве "Интерфакс-Казахстан". С Азаттык начала сотрудничать в 2004 году. С марта 2009 года - веб-редактор сайта rus.azattyq.org.

    Обсудить статьи Асем ТОКАЕВОЙ можно в Facebook’е и Твиттере.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG