Доступность ссылок

История о том, как на пленарном заседании мажилиса поссорились депутат парламента и министр образования, а потом депутат пошел жаловаться на министра в генеральную прокуратуру и обоих допрашивали в МВД, а слова министра отправили на филологическую экспертизу, могла бы стать политическим анекдотом, понимай большинство скрытый в ней абсурд. Но большинство юмора не уловило и уловить не могло, так же как если бы никогда не слышавшие о боксе и впервые на него попавшие не удивились тому, что один боец после матча неожиданно пошел жаловаться на противника в полицию за то, что тот его больно ударил.

Если вы не привыкли к публичной политической жизни и смутно представляете себе ее неписаные правила, то даже обращение в суд кандидата в президенты после теледебатов воспримете адекватно. Оппонент ведь говорил что-то неприятное и обидное, так почему не отправить его слова на филологическую экспертизу и потребовать через суд извинений, компенсации за моральный ущерб или чего-нибудь еще. В этом идеальном вежливом мире Джон Маккейн изучал бы сквозь лупу слова, брошенные ему в пылу полемики Бараком Обамой, Хиллари Клинтон судилась с Джебом Бушем, а Сара Пэйлин оскорблялась в лучших чувствах каждым юмористическим шоу, ее пародирующим.

Единомыслие навязывает обществу свою норму и этику поведения, многообразие мнений — иную. Отучаться от первого и привыкать к последнему очень трудно, в законах ведь каждый шаг не пропишешь, и вот уже люди, даже самые простые, а не депутаты с министрами взяли за привычку в последнее время грозить друг другу судом по любому удобному поводу. Нам не нужен человек в погонах, чтобы бдеть друг за другом, мы и сами неплохо справляемся.

Ты сказал, тебе ответили, ты сказал что-то еще, хорошо бы по существу, получил сдачи, утерся, парировал — такова тропа политического животного

Словесной перепалке Перуашева и Саринжипова далеко до страстной риторики западных политиков. Депутат Перуашев обвинил министерство образования в срыве сроков перехода на систему аккредитации высших учебных заведений и предложил министру уйти в отставку. Министр в ответ, выйдя из зала заседаний, сказал обступившим его журналистам, что Перуашев лоббирует чьи-то интересы.

Всего-то делов, вялая перепалка представителей двух ветвей власти. Саринжипов сначала вообще пытался уклониться от драки: пробормотал журналистам что-то невнятное и убежал. Но потом, видимо мобилизовав всю отвагу, вернулся и сказал то, что сказал.

Получилось так себе, по меркам политической борьбы, если таковая есть. Но ее ведь нет, отчего и случается балаган, когда все роли перепутанные. Никто не знает, как должно себя вести, и депутат парламента, вся жизнь которого испокон веков — дебаты, прения, полемика, а главное оружие — слово, бежит в генеральную прокуратуру жаловаться, что ему в стенах парламента сказали что-то неприятное. Ну так стены парламента для того и предназначены, чтобы говорить друг другу не самые приятные вещи. Со времен горы Агоры считается, что только так можно найти если не истину, то правильное решение.

Саринжипов проталкивает свой законопроект, Перуашев с фракцией партии «Ак жол» выступает против — хорошо уже то, что такая полемика имеет место, и пусть ее результат пойдет на пользу университетам и школам. Ты сказал, тебе ответили, ты сказал что-то еще, хорошо бы по существу, получил сдачи, утерся, парировал — такова тропа политического животного. Человеку мнительному, ранимому, чувствительному на нее лучше не ступать.

Если вы не привыкли к публичной политической жизни и смутно представляете себе ее неписаные правила, то даже обращение в суд кандидата в президенты после теледебатов воспримете адекватно

Уж этого ли не понимать Азату Перуашеву — политическому старожилу, за плечами которого членство в трех партиях (первой была еще коммунистическая), степень кандидата политических наук и научная монография «Политическая дискуссия».

Автор работы с таким характерным названием должен знать, что в некоторых парламентах обсуждения порой доходят до массовых драк, и противникам не приходит в голову писать заявления в полицию. Боишься получить в глаз, вербально или буквально — не ходи в парламент. Депутат, который судится с политическим оппонентом из-за слова «лоббирует», не может не выглядеть смешно. Так же как МВД, расследующее факт «оскорбления» на заседании парламента.

Только у нас в нужный момент парламентского ситкома никто не рассмеялся. Потому что не знал, что слово не подсудно, а прозвучавшее в парламенте — так не подсудно вдвойне. Всё, что можно противопоставить ему, — это свое слово. Хочешь победить и выглядеть круто — учи искусство риторики, набивай рот камнями и читай стихи возле бурной реки, как депутат Цицерон. Или откажись от мандата и выращивай в саду розы.

И лучше не принимай звание почетного профессора от каждого заштатного областного университета, иначе тема лоббирования в разговоре про лицензирование вузов будет всплывать вновь и вновь. Филологов жалко, замучаются экспертизы делать.

Публикации раздела "Блогистан" могут не отражать позицию Азаттыка.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG