Доступность ссылок

В то время как Международный валютный фонд и Всемирный банк вновь предостерегают относительно перспектив роста мировой экономики, центральные банки продолжают наводнять рынки оборотными средствами.


В сентябре стартовала третья программа так называемых «количественных смягчений» Федеральной резервной системы (ФРС) США, Европейский центральный банк предлагает неограниченное приобретение облигаций проблемных стран еврозоны.

Народный банк Китая в ответ на замедление роста неоднократно снизил процентные ставки и резервные требования.

Возможно, это странновато — беспокоиться о нехватке ликвидности в глобальном масштабе. Но именно этот риск принимает угрожающие размеры и, если ничего не будет сделано, это будет грозить глобализации 21-го века, пишет британская газета Financial Times.

Мировая торговая и финансовая системы требуют «смазки» достаточным количеством однородных активов, которые могут быть куплены и проданы по низким ценам и, как ожидается, сохранят свою ценность. На протяжении полувека эту роль играли казначейские обязательства США и облигации.

Их уникальное сочетание надежности и ликвидности сделало их доминирующим средством для банковского финансирования во всем мире, считает автор статьи профессор в Университете Калифорнии Барри Айхенгрин.

Это объясняет, почему основная часть валютных резервов хранится в долларах, и поэтому роль долларового кредита в финансировании и урегулировании международной торговли намного превосходит долю США в международных товарных операциях.

Но в то время как развивающиеся рынки продолжают расти, доля мирового валового внутреннего продукта США будет неизбежно снижаться, что ограничивает его способность поставлять безопасные и ликвидные активы в необходимом масштабе. Возможности Казначейства США поддерживать эти обязательства ограничены ростом доходов, которые при любом сценарии зависят от относительного размера экономики США. С ростом развивающихся рынков, опережающих в развитии Америку, возможности Казначейства США поставлять безопасные и ликвидные активы будут неизбежно отставать от увеличивающихся глобальных операций.

Для США не решать нарастающие бюджетные проблемы будет еще более тревожным. Америка может быть не подвержена риску дефолта, потому что ФРС поддерживает рынок. Но если нынешняя ситуация сохранится, независимые облигации Америки не будут сохранять свою стоимость бесконечно.

А если они не сохраняют свою ценность, они потеряют доверие инвесторов. Если они не обеспечивают безопасность, чего ожидают инвесторы, они не будут функционировать в качестве стабильного залога, требуемого рынками банковского финансирования. Они не будут рассматриваться как привлекательная форма, в которой хранятся международные резервы. И они не будут рассматриваться как удобное средство для товарных операций.

ВОЗМОЖНЫЙ КОНЕЦ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

Серьезный дефицит международной ликвидности будет означать конец глобализации. Международные финансовые операции и товары станут дороже. Без привлекательных способов хранения резервов для поддержки операций на международных рынках центральные банки и правительства будут неохотно давать этим рынкам полную свободу действий. Широко распространятся контрольные меры, предполагает Барри Айхенгрин.

Еврозона и Китай — лишь эти экономики достаточно велики, чтобы поставлять надежные и ликвидные активы в значительном масштабе. Европа в настоящее время не в состоянии сделать это. Облигации еврозоны будут иметь необходимую однородность и ликвидность, но до этого еще далеко.

Китаю до сих пор не удалось создать ликвидный рынок облигаций. Кроме того, каждая резервная валюта в истории была валютой политической демократии. В демократии исполнительный орган является субъектом сдержек и противовесов. Это убеждает инвесторов, включая иностранных, что они защищены от экспроприации. Пока еще не ясно, сможет ли Китай, будучи однопартийным государством, обойти эту проблему, пишет газета Financial Times.

НАДЕЖДА НА ЧАСТНЫЙ СЕКТОР

Если авуары не приходят из США, Европы или китайского правительства, то откуда можно взять адекватное снабжение безопасными и ликвидными активами?

Некоторые наблюдатели указывают на частный сектор, говорит профессор Барри Айхенгрин. Они полагают, что международные операции могут быть профинансированы и покрыты использованием высококачественных корпоративных векселей и облигаций.

Стодолларовая банкнота США и китайский юань.

Стодолларовая банкнота США и китайский юань.

Корпоративным обязательствам, однако, не хватает единства суверенных долгов. Чтобы использовать их, тем, кто занимается трансграничными операциями, придется делать дорогостоящие инвестиции в информационную разведку или, что еще хуже, полагаться на рейтинговые агентства. В любом случае такие затраты будут значительными.

Другие предполагают расширение прав и возможностей МВФ для создания международной ликвидности, разрешив ему дополнительную эмиссию специальных прав заимствования и, что более важно, требующих от ФРС принимать их в обмен на долларовую ликвидность. Это искусная схема, но Конгресс США никогда не согласится на это, пишет автор.

Единственное решение для США, Европы и Китая — разделить бремя. Они могут сделать это путем внедрения мер по укреплению доверия инвесторов в суверенных вопросах. И в каждом случае такое решение является как политическим, так и экономическим, считает автор статьи Барри Айхенгрин.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG