Доступность ссылок

Пермское похолодание


Вид на колючую решетку и сторожевую вышку на территории лагеря «Пермь-36», ставшего музеем.

Вид на колючую решетку и сторожевую вышку на территории лагеря «Пермь-36», ставшего музеем.

Преуменьшение значения сталинского террора в экспозиции музея политических репрессий «Пермь-36» – лишь один из примеров тех перемен на Урале, которые происходят после возвращения Владимира Путина в Кремль. Бывший оплот либерализма оказался в леденящих тисках перемен.

Существует лишь одно-единственное место, где сохранились подлинные бараки сталинского ГУЛАГа. Это уральский лагерь «Пермь-36». После закрытия лагеря в 1988 году, местные историки взялись за восстановление этого уникального музея советских репрессий. Однако сегодня, просматривая музейную брошюру, вы поразитесь полному отсутствию в ней таких слов, как «Сталин», «диссидент» или «ГУЛАГ».

«Мы стараемся смягчить политический оттенок, - объясняет Елена Мамаева, занявшая недавно должность куратора выставочной деятельности музея. – И стараемся больше рассказывать про архитектурный ансамбль, не затрагивая оценки конкретных личностей, которые там отбывали наказание, и оценки Сталина и так далее. Потому что это пока не совсем политкорректно».

Вид на лагерь «Пермь-36».

Вид на лагерь «Пермь-36».

Новое направление единственного в России музея сталинского ГУЛАГа «Пермь-36» вызвало волну негодования в либеральных кругах. Перемены стали результатом вытеснения и публичной дискредитации при помощи телевидения группы историков, обеспечивавших деятельность музея на протяжении более 20 лет. Музей перешел в руки государственной организации, обещающей выражать более «объективный» взгляд на историю.

Все это происходит на фоне конфронтации между Кремлем и Западом из-за Украины. Конфликт вызвал рост небывалого патриотизма в стране; рейтинги популярности Путина и Сталина достигли рекордных высот.

Тем не менее борьба за «Пермь-36» предшествовала украинскому кризису, что лишь подчеркивает глубину изменений, охвативших этот в прошлом либеральный регион начиная с возвращения Путина в Кремль на третий срок в 2012 году.

«Они хотят превратить Пермь в обычную российскую провинцию», - считает Виктор Шмыров, чья некоммерческая организация «Пермь-36» руководила музеем.

ОПЛОТ ЛИБЕРАЛИЗМА В ПРОВИНЦИИ

В 1990-е годы город Пермь называли столицей российского гражданского общества. До своего самороспуска, политический блок "Союз правых сил" (СПС) получал в Перми в три раза больше голосов, чем в остальной России. Недавно убитый оппозиционный политик Борис Немцов являлся одним из лидеров СПС.

Виктор Шмыров, руководитель некоммерческой организации «Пермь-36».

Виктор Шмыров, руководитель некоммерческой организации «Пермь-36».

Гражданское общество тесно сотрудничало с местным правительством. «Пермь-36» Шмырова получала финансирование от первых четырех губернаторов региона. Выделялись суммы на финансирование ежегодного гражданского политически-культурного форума «Пилорама» на территории бывшего лагеря «Пермь-36». В нем принимали участие оппозиционные лидеры, а также такие рок-звезды, как лидер группы «ДДТ» Юрий Шевчук. Под эгидой губернатора Олега Чиркунова, ушедшего в отставку на закате правления Дмитрия Медведева в 2012 году, знаменитый арт-менеджер Марат Гельман провел целую череду фестивалей и выставок современного искусства, получивших название местной «культурной революции».

За менее чем три года, начиная с назначения в 2012 году губернатором Виктора Басаргина, для многих из этих проектов наступили тяжелые времена. Тем же летом было отменено проведение форума «Пилорама» в связи с отказом местных властей его финансировать. Располагающийся в Перми центр гражданского анализа и независимых исследований «Грани» был признан «иностранным агентом». В прошлом году после организации выставки, высмеивающей сочинскую Олимпиаду, Марат Гельман был уволен с поста директора пермского музея современного искусства. Сократились бюджетные средства, прекратилось и финансирование проводимых Гельманом фестивалей.

Экономический кризис ударил и по региональным СМИ. В прошлом году резко сократились рекламные доходы, и, чтобы обеспечить себе финансовую поддержку, пермским СМИ пришлось проявлять большую лояльность к местным властям.

«СТАЛИНА ЧТИТ ТРУДОВОЙ НАШ УРАЛ!»

В 2013 году Кремль заявил о создании и финансировании трех федеральных мемориальных центров ГУЛАГа – в Москве, Санкт-Петербурге и Перми на основе уже существующего музея. Местные пермские власти создали государственную организацию для того, чтобы она занималась хозяйственными вопросами музея, на финансирование которого были выделены 600 миллионов рублей.

Вид на лагерь «Пермь-36».

Вид на лагерь «Пермь-36».

Организация Виктора Шмырова осталась во главе музея, в то время как директором государственной организации была назначена его жена историк Татьяна Курсина. Однако позже без указания причин она была уволена. Затем организацию Шмырова уведомили, что ее долг властям составляет более 500 тысяч рублей. Шмыров называет эти обвинения спорными.

Музей стал подвергаться регулярным госинспекциям, а его посетители – актам агрессии. В прошлом июле полиция произвела в музее выборочную проверку документов у делегации немцев. В том же месяце реакция возмущенных правозащитников достигла ушей президента Владимира Путина, который вмешался в конфликт и приказал сохранить музей.

2 марта Виктор Шмыров заявил о ликвидации своей организации. «У нас мало того что музей захвачен, имущество захвачено, у нас на счету нет ни копейки денег, - говорит он. - На нас навесили кучу долгов, которые вполне оспариваемые в цивилизованных судах. Вот ситуация. Мы просто не можем дальше существовать».

Выставка "ГУЛАГ: История. Труд. Жизнь" в музее "Пермь-36".

Выставка "ГУЛАГ: История. Труд. Жизнь" в музее "Пермь-36".

​Министерство юстиции недавно заявило о проведении расследования, чтобы установить, является ли организация Шмырова «иностранным агентом».

Тем временем новое руководство запланировало на территории «Перми-36» проведение целого ряда мероприятий, не соответствующих профилю музея. В том числе мемориальную акцию «Нет фашизму», мероприятие посвященное «Году литературы». Еще одно мероприятие посвящено столетию со дня рождения советского диссидента и писателя Александра Солженицына, узника ГУЛага, чьи националистические взгляды пользуются в Кремле популярностью.

Проекты, над которыми работала команда Шмырова, посвященные памяти жертвам сталинских репрессий, отменены. Но в музее по-прежнему сохраняется созданная при Шмырове мощная экспозиция, посвященная советским лагерям. Здесь находится большой портрет Сталина и чудовищные данные о жертвах репрессий.

«Мы не хотим быть на чьей-то стороне, - объясняет куратор выставочной деятельности музея Елена Мамаева. - Мы хотим быть буфером, мы хотим объективности. Мы хотим, чтобы была услышана точка зрения бывших сотрудников – точка зрения государства, грубо говоря, – и мы хотим, чтобы была услышана точка зрения политзаключенных».

Билборд в Перми с надписью: «Ветер истории силу набрал – Сталина чтит трудовой наш Урал!»

Билборд в Перми с надписью: «Ветер истории силу набрал – Сталина чтит трудовой наш Урал!»

В чем именно заключается «объективность», осталось непонятым. Пермский министр культуры от интервью Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» отказался. Так же как и назначенная государством директор музея Наталия Семакова, заявившая, что в этом конфликте она всего лишь «пешка».

По опросам общественного мнения, проведенного «Левада-Центром», более половины россиян сейчас считают, что Сталин сыграл «положительную роль» в истории России. На рекламных щитах в Перми красуется портрет Сталина с зарифмованной подписью: «Ветер истории силу набрал – Сталина чтит трудовой наш Урал!»

Перенесший операцию на сердце Виктор Шмыров выражает надежду, что однажды музей будет восстановлен. «Я думаю, рано или поздно музей истории политических репрессий вернется, - считает он. – Но к этому времени нас, наверное, уже не будет».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG