Доступность ссылок

Как политические партии сливаются с «Нур Отаном»


Члены президиума на съезде партии «Нур Отан» слушают государственный гимн Казахстана. Астана, 11 февраля 2011 года.

Члены президиума на съезде партии «Нур Отан» слушают государственный гимн Казахстана. Астана, 11 февраля 2011 года.

Смена руководства в партии «Ак жол» произошла по задумке Акорды создать видимость двухпартийного парламента, считают некоторые участники круглого стола радио Азаттык.


На съезде партии «Ак жол» 2 июля ее новым лидером вместо Алихана Байменова избран Азат Перуашев. За день до этого он вышел из состава президентской партии «Нур Отан».

Сопредседатель Общенациональной социал-демократической партии «Азат» Болат Абилов заявил, что Алихан Байменов обменял партию на свою старую-новую должность председателя агентства по делам государственной службы и продал ее за реальные деньги администрации президента Казахстана и одному близкому к ней олигарху.

Подобная смена руководства в политических партиях в Казахстане происходит не в первый раз. Партию «Руханият» Алтыншаш Жагановой сейчас возглавляет политик Серикжан Мамбеталин, правда уже как партию зеленых «Руханият».

Еще раньше существовали партия «Асар» Дариги Назарбаевой, Аграрная партия Ромина Мадинова и Гражданская партия того же Азата Перуашева, которые позже вошли в состав президентской партии «Нур Отан». На каких условиях эти партии слились с «Нур Отаном» – неизвестно.

Участники очередного круглого стола радио Азаттык – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» – обсудили этот феномен, возникший в новейшей политической истории Казахстана.

В нем принимают участие: Джоанна Лиллис – независимый журналист, эксперт по Центральной Азии; Серикжан Мамбеталин – лидер партии зеленых «Руханият»; Владимир Козлов – председатель оргкомитета по созданию народно-демократической партии «Алга», а также Борихан Нурмухамедов – заместитель председателя партии «Ак жол».

Модератор круглого стола - сотрудник радио Азаттык Султан-Хан Аккулыулы.

«МЕРТВЫЕ» ПАРТИИ

Ведущий:

– С какой целью создавались «Руханият», Партия патриотов, Коммунистическая народная партия Казахстана, «Адилет» или тот же «Ак жол»?

Серикжан Мамбеталин:


– Это естественный процесс становления любого государства - создание политической системы. Если вы спрашиваете, для чего создавалась партия зеленых «Руханият», отвечу конкретно, что экологические проблемы всегда связаны с проблемами духовности. Мы продолжаем политику партии «Руханият», но к проблемам духовности добавляем и вопросы охраны окружающей среды. Я думаю, здесь вполне всё логично.

Ведущий:

– Как вы прокомментируете выход Азата Перуашева из рядов партии «Нур Отан» и избрание его на следующий день новым лидером партии «Ак жол»? Для чего ему это понадобилось?

Джоанна Лиллис:


– Тут вопрос не в том, что ему это было нужно, а в том, почему это нужно было Акорде? Я думаю, все действия скоординированы с Акордой и у нее есть свои цели в этом процессе. Конечно, связаны они с парламентскими выборами: Акорда хочет создать подручную партию, которая бы вошла в парламент. По всей видимости, «Ак жол» и будет играть эту роль.

Борихан Нурмухамедов:

– Я бы сказал, что нашей основной целью является участие в государственном управлении и предложение своего видения решения существующих социальных, общественных, экономических проблем. В этом плане и существует партия «Ак жол».

Владимир Козлов:

– У каждой партии была своя история. Другой вопрос – кем они стали впоследствии, какими функциональными обязанностями стали обладать в отношениях с властью? Я думаю, большинство из перечисленных партий – это партии, которые начали выполнять практически функции партий-доноров просто для того, чтобы потом подсаживать к ним нужные формации.

Лидер незарегистрированной партии «Алга» Владимир Козлов. Алматы, 29 июня 2011 года.
Мне очень жаль, что такое произошло с «Ак жолом». Я думаю, что такие партии, как Аграрная партия, «Руханият» (я не имею в виду нынешнюю «Руханият», а ту, которая была) практически бездействовали. К ним же относится Партия патриотов при всем уважении к политическому весу Гани Касымова. Эти партии, которые никак не взаимодействовали с людьми, не участвуют деятельно в промежутках между выборами. Они не проверяются Минюстом на предмет соответствия членства или еще каких-то позиций, которые требуются по закону «О партиях».

Эти партии предназначены именно для таких вот подсадок, как это сделал Перуашев с «Ак жолом». Это немного позорно, потому что вчера человек был нуротановцем, сегодня – лидер «Ак жола», такого не должно быть. История с «Ак жолом» несколько выделяется, потому что эта партия имела своих членов, руководителей в регионах. Время от времени на уровне первых руководителей Бурихана Нурмухамедова, Алихана Байменова она как-то о себе заявляла. И это было неожиданностью. То, что произошло с партией, – это кувыркание в воздухе. А вообще такие «мертвые» партии для этого и предназначены, именно поэтому и существуют. Других причин, чтобы они существовали вот таким образом, нет.

«АК ЖОЛ» БОЛЬШЕ НЕ «ОППОЗИЦИОННАЯ»

Ведущий:

– Азат Перуашев заявил, что переговоры с Алиханом Байменовым о передаче ему «Ак жола» начались еще в феврале. Почему в переговорах не участвовали региональные лидеры и рядовые члены партии, ее сторонники или электорат?

Борихан Нурмухамедов:


– Я думаю, что сама трактовка этого процесса как передачи партии из одних рук в другие не совсем корректна, поскольку процесс выглядит, на мой взгляд, совершенно по-иному. Ни о какой передаче речь не шла. Речь шла о том, чтобы предприниматели и Азат Перуашев вступили в партию «Ак жол». Сейчас они являются полноценными членами этой партии, поэтому мы можем говорить только о наших совместных целях и задачах, которые перед нами стоят.

Переговорный процесс у нас, как говорится, был непростой. Еще в июне Алихан Байменов выступил с обращением к членам партии, в котором указал на необходимость перемен и готовность к этим переменам. До этого, в декабре, мы провели президиум, на котором руководству, прежде всего Алихану Байменову, была поставлена задача провести переговоры для того, чтобы создать более благоприятные условия для деятельности партии, достижения ее целей.

Борихан Нурмухамедов, заместитель председателя партии «Ак жол».
Этот процесс принял немножко экстраординарный характер. По всей видимости, потому, что у нас была необходимость проведения съезда в уставные сроки: у нас предыдущий съезд был в июле 2007 года, а по уставу надо проводить раз в четыре года. Поэтому в начале июля мы должны были провести съезд, и, как вы знаете, большинство наших членов (практически все, можно сказать) поддержали. Это обсуждение было и накануне съезда, и на президиуме.

Поэтому говорить о какой-то передаче некорректно. Надо говорить о том, что в партию вступили новые члены, которые, скажем так, отличаются широкими возможностями, более высокими амбициями.

Мы сейчас ставим более важные задачи, такие как участие депутатов в выборах в маслихаты. Кстати, уже сейчас несколько независимых депутатов и из других партий вступают в наши ряды. Это говорит о том, что политическая партия – в нынешних условиях политической системы Казахстана – стремится занять это место.

Все наши партийцы и сочувствующие нам заявили, что считают правильным то, что президент назначил Алихана Байменова руководителем агентства по государственной службе. Это является в том числе и признанием самой партии, ее влиятельности на политическом поле Казахстана.

Ведущий:

– Господин Мамбеталин, как вы стали лидером партии «Руханият»?

Серикжан Мамбеталин:


– В отличие от «Ак жола» мы не отрицаем, что в нашем случае это была передача от политиков старой формации более молодым, амбициозным политикам. Надо отметить, что это первая партия, в которую я вступил: я не был членом ни Компартии, ни «Нур Отана», ни любой другой. Поэтому я не Азат Перуашев, который до обеда был членом «Нур Отана», а после обеда стал председателем оппозиционного «Ак жола», теперь можно сказать квазиоппозиционного «Ак жола».
Поэтому я не Азат Перуашев, который до обеда был членом «Нур Отана», а после обеда стал председателем оппозиционного «Ак жола», теперь можно сказать квазиоппозиционного «Ак жола».

Наш предыдущий председатель вышла на пенсию, но мы ей оставили почетное звание основателя партии и пытаемся сейчас переформатировать партию, снять с нее, так сказать, налет провластности. Мы на сегодняшний момент, я думаю, один из самых сильных критиков власти в плане антиядерных вопросов либо загрязнения Каспия. Поэтому в нашем случае совсем другой пример и сравнивать с «Ак жолом» очень сложно.

Это было на основе соответствующих консультаций, договоренностей, но, в принципе, выглядело цивилизованно, и ни у кого, по крайней мере, нет вопросов. Но мы должны сказать, что мое назначение не было санкционировано никем сверху, за мной никто не стоит, я не консультировался напрямую с Акордой. Мы можем сказать, что мы, наверное, одна из немногих партий, которая действительно независима. Если говорят, что мы провластные, пусть это останется на совести тех, кто говорит. Мы не считаем себя провластной партией.

Ведущий:

– Господин Мамбеталин, а как восприняли смену руководства партии рядовые члены, сторонники партии «Руханият»?

Серикжан Мамбеталин:


– Восприняли довольно спокойно, потому что мы сказали, что в программе партии «Руханият» изначально были заложены принципы экологии. Под окружающей средой мы должны понимать не только окружающую среду в виде природы, деревьев и так далее. Окружающая среда – это те же люди, которые нас окружают, со всеми их пороками и недостатками. Моральный климат в стране на сегодняшний день намного важнее, чем экологический. То, что сейчас человек находится в потоке лжи, лицемерия, когда с экранов говорят одно, а на самом деле происходит другое, – это и есть те вопросы, которыми мы хотим заниматься. И это тоже входит в понятие «окружающая среда» для нас.

Ведущий:

– Господин Козлов, как вам известно, в Казахстане вокруг смены руководства партии «Ак жол» и передачи партии «Руханият» в руки нынешнего лидера ходят разговоры о том, что это была купля-продажа. Насколько, на ваш взгляд, это соответствует истине?

Владимир Козлов:


– Наверное, эта часть вопроса наименее интересна, потому что, как правильно сказал Мамбеталин, «Руханият» на самом деле была партия, «лежачая на боку», никакая. Из нее теперь сделали партию, которая достаточно активна, и никто при этом не говорил, что в «Руханият» вдруг вступили новые члены, которые ее оживили. Что касается «Ак жола», я бы не стал комментировать какие-то денежные вопросы взаимодействия: вполне возможно – да, вполне возможно – нет.

Это само по себе индульгенция возврата в госслужбу человека почти после 10-летнего отречения. Алихан Байменов - в кости государственный чиновник, это его призвание, поэтому такое отречение, наверное, было для него тяжким испытанием. Я думаю, ему было достаточно вот такого варианта прощения заблуждения в виде оппозиционной деятельности.

Вот лично я сомневался бы в вопросе денежных взаимоотношений. Возможно, там было в виде какой-то премии, но это не называется продажей партии. Тем более что, скажем так, покупатели (в кавычках) партии «Ак жол» – это люди, пришедшие из Акорды. А они особо не торгуются.

Ведущий:

– Госпожа Лиллис, имеется ли в демократических странах Запада практика передачи или, как заявил Болат Абилов, продажи политических партий?

Джоанна Лиллис:


Джоанна Лиллис, независимый журналист, эксперт по Центральной Азии.
– Я думаю, на Западе были такие примеры, когда партии стали предметом торга, когда новые лидеры привносят в новую партию другое направление. В примере с «Ак жолом» самое главное не то, что он стал предметом продажи или торга, для него самое главное – результат. Акорда получила в виде «Ак жола» партию, которая может идти на выборы и которую Акорда может контролировать. Это доказывает желание Акорды контролировать буквально все аспекты политического процесса в Казахстане – от формирования партий и до результатов выборов.

«КАЛИТКА ЗАХЛОПНУЛАСЬ»

Ведущий:

– Какие цели или задачи могут быть поставлены перед партией «Ак жол» с новым лидером?

Владимир Козлов:


– Я думаю, Перуашев со своим вторжением в «Ак жол» прекратил практику использования такого прилагательного к партии «Ак жол», как «оппозиционная». Перуашев – это всегда человек Акорды, это человек, абсолютно поддерживающий и всемерно укрепляющий режим президента Назарбаева. Тут без всяких вариантов. И люди, которые придут с ним, с деньгами в партию, – это всегда будут люди, которые не просто зависят от Акорды, а которые всегда будут стремиться укреплять эти позиции.
Просто этой партии будет отведено какое-то количество процентов. Ей не нужно будет напрягаться на этих выборах. Те, кто наблюдает за ситуацией, говорят о том, что партия «Ак жол» назначена второй партией в парламенте.

Говорить в этих рамках, что эта партия реально будет участвовать в выборах, наверное, не придется. Просто этой партии будет отведено какое-то количество процентов. Ей не нужно будет напрягаться на этих выборах. Те, кто наблюдает за ситуацией, говорят о том, что партия «Ак жол» назначена второй партией в парламенте. Я думаю, что это очень рядом с истиной. И цель, собственно говоря, прихода Перуашева в эту партию известна.

Я бы возразил Нурмухамедову: может, не надо было так тайно с декабря вести переговоры, чтобы выглядело так, как будто партию вот так вот взяли, подломали, перекупили или, не знаю, просто отобрали или поменяли. Наверное, есть недостаток самой партии, потому что это, конечно, внутренние вещи, но существует и имидж. А имидж сегодня утрачен.

Ведущий:

– Господин Мамбеталин, какие цели и задачи вы ставите перед партией «Руханият»? Считаете ли вы, что в Казахстане возможно создать политическую партию без ведома или одобрения официальной Акорды?

Серикжан Мамбеталин:


Серикжан Мамбеталин, председатель партии «Руханият». Атырау, 19 ноября 2010 года.
– То, что «Руханият» переформатировалась, – это было именно так: без ведома, без консультации и без направления Акорды. Хотя в это сложно поверить, но было это именно так. Что касается «Ак жола», то такая ситуация сложилась, что теперь понятно, что у нас в парламенте будут представлены две партии и обе будут пропрезидентские.

Если раньше у нас была надежда войти в парламент, то сейчас, образно говоря, калитка захлопнулась. Нам там явно ничего не светит. Мы должны философски к этому отнестись, понять, что в нашей стране законным путем никогда ни одна партия не придет к власти. И, соответственно, и оппозиции и провластным структурам надо понимать, что ситуация взрывоопасная и те события, которые происходят в Казахстане, напрямую зависят от этой ситуации, когда политическая структура в стране, политические реформы ушли далеко назад.

Ведущий:

– Госпожа Лиллис, какой вам видится ближайшая перспектива партии «Ак жол» с новым лидером?

Джоанна Лиллис:


– Президент Назарбаев неоднократно говорил, каким он видит будущее партийной системы Казахстана. Он сказал, что хочет двухпартийный парламент, и, насколько мне известно, то, что президент Назарбаев хочет, обычно получается. Его помощник Ермухамет Ертысбаев также сказал, что он тоже видит двухпартийный парламент. Ермухамет Ертысбаев в своем видении будущего политической деятельности Казахстана заявлял о достойном спаринг-партнере для «Нур Отана». В их комментариях мы видим видения Акорды будущего Казахстана. Так что я думаю, что задача «Ак жола» заключается в том, что его Акорда считает достойной оппозицией, достойным спаринг-партнером, он будет представлять оппозицию «Нур Отану» в парламенте.

Но это, конечно, не будет реальная оппозиция. Акорда представит две партии в парламенте, так что Запад не сможет критиковать Казахстан за то, что у него однопартийный парламент. Да, будут две партии, но «Ак жол» не будет сильно критиковать ни «Нур Отан», ни Акорду, ни – самое главное – президента Назарбаева.

Ведущий:

– Уважаемые гости, благодарим вас за участие в нашей дискуссии. Полную версию круглого стола радио Азаттык можно послушать здесь:


Аудиозапись круглого стола

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG