Доступность ссылок

В Турции 7 июня пройдут парламентские выборы, на которых будет решаться в большей степени судьба президента страны Тайипа Эрдогана, чем вопрос формирования нового правительства.

Избиратели будут выбирать 550 членов Великого национального собрания, но за кулисами Эрдоган усердно пытается обеспечить убедительную победу для своей правящей Партии справедливости и развития (ПСР), чтобы протолкнуть фундаментальные изменения в Конституцию Турции.

Одно из них — поменять в Турции нынешнюю парламентскую систему правления европейского стиля на президентскую, которой будет руководить сам Эрдоган. Другие партии предпочитают сохранить существующую парламентскую структуру.

Председатель Центра изучения экономики и внешней политики в Стамбуле Синан Улген говорит, что Эрдоган, который был избран президентом на выборах в августе прошлого года, выступает за президентскую систему, потому что она даст возможность эффективно сконцентрировать больше власти в его руках. По словам Улгена, переход к президентской системе помог бы Эрдогану «избавиться от существующей системы сдержек и противовесов» в отношении его полномочий.

Эрдоган, в свою очередь, заявил, что парламентская система должна быть заменена, потому что она сдерживает экономический рост. При нынешней парламентской системе президентские полномочия Эрдогана являются в основном символическими.

Столкновение демонстрантов с полицией. Анкара, 9 октября 2014 года. Иллюстративное фото.

Столкновение демонстрантов с полицией. Анкара, 9 октября 2014 года. Иллюстративное фото.

Партия Эрдогана ПСР с абсолютным большинством правит Турцией 13 лет, и предполагается, что она одержит победу на выборах, но наблюдатели говорят, что ожидаемый показатель на победу в последние недели снизился. Две цифры будут крайне важными для Эрдогана и его партии: 330 мест ПСР позволили бы ей внести изменения в Конституцию через национальный референдум, в то время как 367 мест позволят партии внести прямые изменения в Конституцию в пределах собрания.

В настоящее время ПСР имеет 311 мест в парламенте, тогда как главной светской оппозиционной Республиканской народной партии (РНП) принадлежит 125 мест. Остальные места распределены среди других мелких партий и независимых кандидатов. Требуется собрать минимум 10 процентов голосов избирателей, чтобы претендовать на место.

Аналитики приводят несколько причин в связи с возможным падением популярности Эрдогана и партии ПСР. Среди них: весьма распространённые претензии о коррупции, слабая турецкая экономика и относительно высокий уровень безработицы. Уровень безработицы в стране составляет около 11,3 процента — это самый высокий показатель за последние пять лет.

Имидж Эрдогана был запятнан в результате применения правительством суровых мер в отношении протестующих в Стамбуле в связи с предлагаемым проектом по уничтожению парка Гези в столице. Среди этих суровых мер было принятие новых строгих законов, которые, среди прочего, предоставляют полиции право использовать боеприпасы против протестующих и задерживать граждан без постановления суда.

Улген говорит, что быстрое развитие некоторых мелких партий, в частности прокурдской Народной демократической партии (НДП), возглавляемой харизматическим лидером Селяхаттином Демирташем, мешает стремлению партии ПСР получить абсолютное большинство в парламенте.

Агентство Associated Press пишет, что при Демирташе, 42-летнем бывшем адвокате по правам человека, НДП расширила свое влияние за пределами курдских регионов Турции, привлекая левых и либеральных избирателей в остальных частях страны. Демирташ сообщил информационному агентству, что многие люди считают, что его партия будет единственной, которая может препятствовать позиции Эрдогана «о неограниченной власти». «Что Эрдоган называет президентством, мы называем диктатурой», — сказал Демирташ агентству Associated Press.

Что Эрдоган называет президентством, мы называем диктатурой.

Как утверждает Улген, есть несколько возможных сценариев коалиции, связывающие ПСР с другими мелкими партиями или даже объединяющие основные оппозиционные партии против ПСР, в случае если правящая партия не сможет обеспечить достаточно мест, чтобы сформировать правительство.

По словам Улгена, наиболее вероятный сценарий будет объединять ПСР и ультраправую Партию националистического движения (ПНД), которая выступает против усилий правительства по достижению мира с курдскими повстанцами на востоке.

Улген заявляет, что другая вероятность — это большая коалиция между ПСР и главной оппозиционной партией РНП. Хотя шансы, что Эрдоган будет рассматривать этот союз, низкие, добавил Улген. По его словам, первым делом, это будет концом стремления Эрдогана внедрить президентскую систему правления.

Другие сценарии включают в себя коалицию, объединяющую все ведущие оппозиционные партии — РНП, НДП, ПНД — против правящей партии, но это может оказаться трудным, учитывая широкие идеологические различия между ПНД и НДП. Одним из вариантов этой комбинации может быть союз между РНП и ПНД при поддержке НДП.

Associated Press пишет, что Эрдоган взялся за большую азартную игру, когда объявил в прошлом году, что будет добиваться президентства в первом прямом голосовании страны за формальный пост, а не приводить свою партию на выборы в качестве премьер-министра, как в предыдущие годы. Он уверен, что после переезда в президентский дворец усилит свой пост с помощью расширенного большинства в парламенте. Теперь это выглядит редким просчётом человека, который доминировал в турецкой политике с тех пор, как его партия пришла к власти в 2002 году.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG