Доступность ссылок

Волонтёры идут по следам загадочных убийств в Аксайском ущелье


Группа волонтеров выдвигается на место начала поисковой операции в Аксайском ущелье на месте массового убийства. 18 августа 2012 года.

Группа волонтеров выдвигается на место начала поисковой операции в Аксайском ущелье на месте массового убийства. 18 августа 2012 года.

Предлагаем вашему вниманию репортаж о хронике убийства егеря Панайота Захаропуло и еще 10 человек, а также рассказ участника поисковой операции в Аксайском ущелье.


Массовая резня в национальном природном парке близ Алматы, в которой погибли по крайней мере 11 человек и еще один человек пропал, не оставила равнодушными их друзей и друзей их друзей. Они в качестве добровольцев участвуют в поисковых операциях в этом труднодоступном месте, где главной мишенью массового убийства стал егерь Панайот Захаропуло, который при жизни прослыл непримиримым борцом с высокопоставленными браконьерами. Однако однозначного объяснения мотивам этого массового убийства нет. Схожее таинственное преступление, когда в мае на другом высокогорном конце Алматинской области были убиты один егерь и 14 пограничников, только добавляет мистики и различных спекуляций.

Репортаж Азаттыка позволяет читателю представить своими глазами картину на месте убийства в Аксайском ущелье. Вместе с добровольцами мы пройдем по следам еще одной (а может быть всё той же) банды убийц-профессионалов.

ЧТО КАРТА ГОВОРИТ?

Далеко не все алматинцы представляют, где именно находится место произошедшей трагедии. Что уж говорить об иногородних читателях. Поэтому считаем нужным поподробнее рассказать о месте, где это происходило, используя спутниковую карту «Гугла». К тому же после визуализации описываемого места на карте дальнейшее описание станет более понятным.

Речь идет о той части гор, которая находится к западу от Алматы. От кольца на пересечении улиц Жандосова и Саина надо ехать по верхней Каскеленской трассе. Сразу за мостом через Аксай и находится поворот в Аксайское ущелье. На нашей карте он обозначен меткой № 1.

Спутниковая карта части Аксайского ущелья с метками от радио Азаттык, обозначающими ключевые места в районе массового убийства. Алматы, 20 августа 2012 года.

Спутниковая карта части Аксайского ущелья с метками от радио Азаттык, обозначающими ключевые места в районе массового убийства. Алматы, 20 августа 2012 года.

Далее дорога идет по направлению к поселку Таужолы. Справа и слева в поселке в основном шикарные особняки за высокими заборами. Сам поселок на карте маркирован меткой № 2. Строительство особняков шло параллельно разрушению дороги, которая ведет к ним и далее. Она вся в ямах, асфальтовое покрытие во многих местах едва просматривается. Такое впечатление, что дорогу эту не ремонтировали с советских времен.

За поселком Таужолы — шлагбаум на въезде в Иле-Алатауский национальный природный парк. У шлагбаума сторожка. В сторожке —работники национального парка, берущие с въезжающего плату за вход, около 400 тенге. Знающие люди пишут о двух объездах этого шлагбаума. Так что преступник (или преступники) вполне мог приехать и уехать незаметно для этого поста.

За шлагбаумом дорога ничуть не лучше. Она сужается, часто петляет. На склонах слева и справа — дачные участки. В одном месте вместо дороги — место, расчищенное от камней. Здесь из бокового ущелья практически каждый год сходит сель. В очередной раз это произошло недели три назад.

Всего от поворота с трассы до кордона около восьми километров. Перед въездом на кордон еще один шлагбаум. За него простым смертным проезд был в основном закрыт. За шлагбаумом находится территория национального парка, которую долгие годы охранял от непрошенных гостей егерь Панайот Захаропуло (в народе больше известный как дядя Костя). Жил он здесь с гражданской женой. Помогали ему дети, приезжавшие на выходные и во время отпуска. Кордон официально числится как кордон № 4 (на карте метка № 3).

Основной поток отдыхающих в Аксайском ущелье направлялся по тропе вверх к мужскому православному монастырю (Серафимо-Феогностовский Аксайский скит). Начало тропы — не доходя до шлагбаума кордона. Сам скит (а это деревянная церковь, еще несколько строений и могила убитых здесь 91 год назад двух монахов) находится на вершине горы, прямо над кордоном лесника (на нашей карте скит обозначен меткой № 4). 11 августа — день памяти убиенных монахов (их убили именно в тот день и месяц). Поэтому 11 и 12 августа этого года паломников в скит было очень много.

В двух километрах от кордона № 4 находится детский лагерь «Аян» — в прошлом пионерский лагерь (на карте метка № 5). Говорят, что сезон здесь закончился за две недели до убийств на кордоне. В то же время в одной алматинской газете дан фоторепортаж со снимками микроавтобусов, якобы вывозивших детей из лагеря уже после преступления.

Дорога проходит через территорию лагеря и уходит вглубь ущелья. По пути в стороне от дороги попадаются только отдельные строения — сруб на берегу реки Аксай, какие-то вагончики. В одном месте дорога пересекает реку через хлипкий, на первый взгляд, мост. Вскоре за мостом круто влево уходит еще одна дорога, ведущая к кордону № 3 (на нашей карте метка № 7). Дорога эта уже давно не по зубам обычным транспортным средствам, так как на ней промоины и завалы из тянь-шаньских елей. Местонахождение кордона на веб-карте определить не удалось. Условно он находится по ущелью южнее поселка Тастыбулак.

ХРОНОЛОГИЯ МАССОВОГО УБИЙСТВА

Трагедия произошла на кордонах № 3 и 4 в ночь на понедельник, 13 августа. Дачница пришла утром купить молока и увидела на кордоне № 4 жуткую картину — убитых женщину и мужчину. Прибывшая следственно-оперативная группа установила имена погибших: 53-летняя гражданская жена егеря Ирина Карпенко и 60-летний рабочий Виталий Синяков. В тот же день около детского лагеря «Аян» полиция обнаружила еще три трупа: самого егеря 74-летнего Панайота Захаропуло, 72-летней Антонины Карпызиной и 42-летнего Андрея Гузеева. Двое последних приехали в гости к егерю из Алматы.

Деньги (весьма крупная сумма), ювелирные украшения, оружие, патроны лежали на месте, что исключает мотив ограбления.

Егерь Панайот Захаропуло со своей женой Ириной Карпенко. Фото было сделано у них дома 23 октября 2009 года. Фото предоставлено газетой «Мегаполис».

Егерь Панайот Захаропуло со своей женой Ириной Карпенко. Фото было сделано у них дома 23 октября 2009 года. Фото предоставлено газетой «Мегаполис».

Перед шлагбаумом обнаружили автомашину «Ниссан-Патрол» сына егеря. От столкновения со шлагбаумом у машины была разбита передняя часть. Дверца открыта. На ней пятна крови. Также ружье с патронами. На территории кордона нашли еще две легковые автомашины с пятнами внутри, похожими на кровь.

Вскоре поступило сообщение, что в 25 километрах от места происшествия горит дом лесничего кордона № 3. Сам лесничий в тот момент находился на больничном в поселке Карагайлы. В доме обнаружили сильно обгоревшие трупы пяти человек. Их фамилии до сих пор не обнародованы. Как заявили представители полиции, предстоит геномная экспертиза этих тел.

14 августа в 300 метрах от дома егеря обнаружен труп 41-летнего бомжа, который работал в домашнем хозяйстве егеря. Таким образом, общее число погибших достигло 11 человек.

Осмотр тел погибших на кордоне № 4 позволил увидеть признаки насильственной смерти — множественные гематомы и колото-резаные раны (на некоторых больше двух десятков ран). Сообщили также о признаках насильственной смерти обнаруженных на кордоне № 3.

15 августа в шесть часов вечера в нескольких километрах южнее детского лагеря (вглубь ущелья), в 30 метрах от проселочной дороги, обнаружили автомашину УАЗ без каких-либо технических повреждений. На нашей веб-карте, которую мы представили, приблизительное место обнаружения УАЗа обозначено меткой № 6.

За день до обнаружения трупов на кордоне № 4 находился старший сын егеря 51-летний Игорь Захаропуло, об исчезновении которого также было сообщено.

Уже 14 августа МВД сообщило о том, что выдвинуто несколько версий, которые проверяются в ходе оперативно-разыскных мероприятий. Однако что это за версии — сказано не было. Информация об этом просочилась в СМИ.

Утверждают, что природа Аксайского ущелья сохранилась благодаря принципиальности егеря Панайота Захаропуло. Заилийское Алатау, 18 августа 2012 года.

Утверждают, что природа Аксайского ущелья сохранилась благодаря принципиальности егеря Панайота Захаропуло. Заилийское Алатау, 18 августа 2012 года.

В газете «Караван» 17 августа писали о трех версиях следствия: семейно-бытовой ссоре, конфликте с браконьерами, «заказе» егеря кем-то из влиятельных лиц, которому он перешел дорогу. По отзывам людей, знавших Панайота Захаропуло, он был принципиальным борцом как с браконьерством, так и с теми, кто занимался незаконной вырубкой деревьев в национальном парке. В этой борьбе ему помогал, говорят, сын Игорь, которого сейчас ищут. Так что недругов у Панайота Захаропуло хватало. Но версия о «заказе» Захаропуло не стыкуется с уничтожением тех, кто находился на соседнем кордоне.

Родственники и друзья егеря отвергают и версию семейно-бытового конфликта. Сомневаются и в конфликте с браконьерами как причине убийств. Как рассказал корреспонденту Азаттыка друг семьи Захаропуло, с браконьерами у егеря конфликты бывали часто. Говорят, что он спокойно выписывал акты о фактах браконьерства, передавал их в суд. Но в суде браконьеры, которыми являются преимущественно «крутые», состоятельные граждане, дело решали («разводили») в свою пользу. Поэтому якобы у браконьеров не было резона убивать егеря и его семью.

Много версий, одна невероятнее другой, появлялось в комментариях на новостных сайтах. Сразу начало высказываться предположение, что пограничников на «Арканкергене» и людей в Аксайском ущелье убила одна и та же банда. Один комментатор дописался до того, что та банда шла-шла по горам, по степям и, наконец, пришла в алматинские горы. Но представители МВД и прокуратуры сейчас, судя по всему, внимательно читают комментарии. Поэтому правоохранительные органы в специальном заявлении отвергли связь убийств на «Арканкергене» и в Аксайском ущелье.

Предвидя вектор развития обсуждения после информации об уничтожении 17 августа в одном из домов дачного массива «Тан» под Алматы девяти предполагаемых террористов, правоохранительные органы упреждающе заявили, что уничтоженные боевики, вероятно, не имеют отношения к убийствам в Аксайском ущелье.

ПОИСК ВЕДУТ ВОЛОНТЁРЫ

Уже со вторника, 14 августа, к поисковым мероприятиям в Аксайском ущелье подключились добровольцы — родственники и друзья убитых, а также друзья друзей убитых на кордоне № 4. Корреспонденту Азаттыка удалось поговорить с одним из участников поисковой операции из числа добровольцев. Далее — рассказ с его слов.

«Я принял участие в один из выходных дней. Выйти из дома пришлось чуть свет, так как машина выезжала в половине шестого. Местом сбора для волонтеров был поворот с верхней Каскеленской трассы в Аксайское ущелье. Народ приезжал на джипах. Организованным маршем колонна приблизительно из шести джипов двинулась в сторону кордона № 4. В машинах преимущественно парни в возрасте 25–35 лет. Было и несколько девушек, приехавших со своими мужьями или бойфрендами.

Колонна джипов миновала шлагбаум, впечатанным в который был найден 13 августа «Ниссан-Патрол». Поскольку ключ был у пропавшего Игоря Захаропуло, шлагбаум преступниками был распилен.

Машины остановились примерно в 50 метрах от входа на территорию, прилегающую к дому убитого егеря. На входе стоят сотрудники полиции. Волонтерам сказали, что их запустят только после того, как на поиск выйдут солдаты, которых еще не привезли.

Довольно долгое ожидание. Народ курит, обсуждает случившееся на кордонах. Строят разные версии, кому и для чего надо было убивать людей на кордоне. Справа от ожидающих — две постройки непонятного назначения, то ли жилье, то ли склады. Между ними в несколько рядов стоят ульи пасеки.

Вертолет, высадив кого-то, проделал несколько кругов над Аксайским ущельем и прилегающими ущельями. Заилийское Алатау, 18 августа 2012 года.

Вертолет, высадив кого-то, проделал несколько кругов над Аксайским ущельем и прилегающими ущельями. Заилийское Алатау, 18 августа 2012 года.

К тому времени подъезжают еще волонтеры. Мимо к кордону едут джипы и микроавтобусы, за рулем которых люди в военной форме, сотрудники полиции. В воздухе сначала послышался, а потом появился вертолет. Он сел в ущелье где-то южнее детского лагеря. Высадив кого-то, вертолет поднялся и полетел на юго-восток, в сторону границы с Кыргызстаном. Оттуда вскоре назад. Так проделал еще несколько кругов в небе и вскоре улетел.

Появляется группа байкеров на спортивных мотоциклах и в спортивной экипировке, чтобы погонять по ущелью. То ли они не читают новостей, то ли не в курсе, что именно здесь произошли убийства. Полиция байкеров разворачивает, и они едут в обратную сторону.

Подъезжают на джипе немолодые люди в форменной одежде — очевидно, егери. Один из них просит находящихся родственников погибшего егеря закопать найденного мертвым за домом теленка и подоить коров. Из реплики родственников стало известно, что не доенные несколько дней коровы «озверели» и никого не подпускают.

Наконец подъехала грузовая машина с солдатами. Но ожидание продолжается. Оказывается, надо было еще дождаться какого-то Сашу — главного егеря. Вот он едет на джипе, уже пожилой здоровенный мужик. Волонтеров запускают на территорию кордона. Просят построиться, чтобы посчитаться. Всего приехал 31 доброволец. Мужчина в джинсах и в штурмовке (очевидно, оперуполномоченный) попросил составить их список и указать, у кого какое оружие при себе. У некоторых были ножи, у одного — охотничье ружье.

Главный егерь Саша дает инструктаж. Объясняет, куда надо доехать, чтобы начать осмотр территории. Двигаться надо с юга на север, то есть по направлению к кордону, желательно шеренгой. Просят обращать внимание на такие предметы, как гильзы от патронов, следы пребывания человека (посуда, пластиковые бутылки и прочее). При этом просят запомнить место находки и не трогать вещи пальцами, а аккуратно брать их целлофаном. При обнаружении тела человека не подходить к нему ближе чем на два метра.

Чувствуется, что волонтеры приехали в основном для поиска Игоря Захаропуло, сына убитого егеря. Военных и следователей, кажется, на тот момент интересует в основном поиск улик. При этом инициаторы из числа добровольцев отдают себе отчет, что Игоря уже может не быть в живых. И, учитывая почти недельный срок со дня трагедии, просят обращать внимание на характерный запах разлагающегося тела и на те места, над которыми летают вороны.

Присутствующие егеря просят внимательно осмотреть и русло реки Аксай, поскольку кто-то предположил, что тело Игоря могло затянуть под лежащую в воде елку или под камень. Оказывается, накануне провели эксперимент. Бросили в реку маленькую палочку — ее унесло течением. Бросили палку потяжелее — ее затянуло под камень, из-под которого она не выплыла.

Инструктаж закончен. Можно отправляться на поиски. По дороге, которая ведет в ущелье, в состоянии проехать только два джипа. Поэтому народ размещается не только в салонах, но и на крышах, и на подножках. После изрядной тряски по горной дороге, усеянной камнями, джипы подъезжают к месту, от которой и решают вести прочесывание территории (на нашей веб-карте это соответствует метке № 8).

Бытовой мусор в Аксайском ущелье в Заилийском Алатау, 18 августа 2012 года.

Бытовой мусор в Аксайском ущелье в Заилийском Алатау, 18 августа 2012 года.

Кто-то пошел вдоль берега Аксая, осматривая, что находится между елками и под ними. Кто-то пошел по почти безлесному противоположному склону.

Не попадается ничего, что может сойти за серьезные улики или вещественные доказательства. Тут и там — пустые пачки из-под сигарет, которые вполне могли оставить проходившие здесь в предыдущие дни военные и полицейские. Кое-где валяются пластиковые бутылки с содержимым, которому по внешнему виду несколько недель или месяцев. Ущелье хотя и закрытое для массового туризма, однако отдельные туристы в него всё же прорывались (кто с верховьев, кто их боковых ущелий), и эти группы оставляли следы своего пребывания в виде бытового мусора.

Волонтеры спускаются вниз по ущелью. Им навстречу идут шеренгой военные. Солдаты вооружены саперными лопатками. Среди военных видны и кинологи с овчарками.

Между тем солнце уже почти в зените. На небе ни облачка, и нестерпимо жарко, особенно военным в камуфляже, затянутом ремнями. Волонтерам несколько проще. Они живут не по воинскому уставу и могут позволить одежду полегче. Но многие волонтеры тоже одеты в камуфляжи — кто полностью, у кого только куртка или брюки. В общем, типичная форма одежды для путешествий, рыбалки, охоты. У одного на левом нагрудном кармане даже надпись US Army.

Сотовая связь в ущелье не берет. Чтобы позвонить, надо забраться на высокий правый или левый гребень. Поэтому средством связи служат рации, которые имеются почти у каждого волонтера. По рации узнаем, что кто-то нашел пакет с кроссовками. Но поисковая собака, обнюхав обувь, не заинтересовалась и пошла дальше. Однако приехавший вскоре заместитель министра внутренних дел (расследованием на месте руководят именно такие высокие чины) забрал этот возможный вещдок. Кто-то из волонтеров передал ему и найденную пустую пачку из-под Winston. Забрав всё это, заместитель министра поехал назад.

Тем временем часть волонтеров решила тщательнее осмотреть то место, где был найден УАЗ. На этой машине Панайот Захаропуло или его сын Игорь выезжали осматривать территорию. Потом уже пешком шел дальше. Найдена машина была на том месте, где ее всегда оставляли. По предположению волонтеров, УАЗ в день убийства мог пригнать Игорь. А вот куда он направился потом — загадка.

По рации голос какой-то девушки сообщает, что на склоне недалеко от места обнаружения УАЗа ощущается еле уловимый запах — не столько трупный, сколько дохлятины. Но непонятно, откуда он доносится. После безуспешных попыток найти источник запаха появляется предположение, что это какой-то специфический запах травы.

Время уже близится к вечеру. Волонтеры возвращаются на кордон. На шесть часов на территории лагеря назначен общий сбор. Поэтому еще есть время обследовать часть склона горы, на вершине которой находится скит. А также район тропы, ведущей к скиту. Несколько человек вновь отправляются на поиски. Склон крутой, местами сложно проходимый колючий кустарник. Но никаких подозрительных предметов, никакого запаха разлагающегося тела.

Недалеко от распиленного шлагбаума и того места, где 14 августа нашли тело бомжа, волонтеры обнаружили клочок бумажки с угрозой в непонятно в чей адрес, состоящую исключительно из матерных слов. Записку передали сотрудникам полиции.

Солдаты ведут прочесывание на месте массового убийства. Аксайское ущелье в Заилийском Алатау, 18 августа 2012 года.

Солдаты ведут прочесывание на месте массового убийства. Аксайское ущелье в Заилийском Алатау, 18 августа 2012 года.

В шесть вечера в беседке на территории детского лагеря армейский подполковник разложил карту поисково-спасательной операции, на которой самые инициативные из числа добровольцев показывают места, осмотренные ими. Волонтеры просят, чтобы с ними поделились большей информацией, так как это может помочь в поиске пропавшего сына егеря. Например, в какое время произошло убийство на кордоне № 4. Где убийства происходили раньше — на кордоне № 4 или на сгоревшем кордоне № 3. Армейский подполковник разводит руками и говорит, что задача военных лишь прочесывание территории и поиск улик. И добавляет, что присутствующий на месте криминалист сам сетует, что начальство сообщает ему мало информации.

Чувствуется, организаторы видят от участия волонтеров немало эффекта. Волонтеров не надо подгонять, как не очень заинтересованных солдат. Почти каждый волонтер инициативен и может работать индивидуально. Поэтому руководители поисковой операции предлагают добровольцам на следующий день добраться на вертолете до одного подозрительного места на склоне горы, чтобы обследовать это место.

Основная часть волонтеров вскоре отправляются домой, кое-кто остается ночевать.

Если бы не знать, что в Аксайском ущелье около недели назад произошли зверские убийства, то, смотря на красоты ущелья, можно было бы представить, что это поход выходного дня. Однако мысли о случившейся трагедии не оставляют в покое, и чувствуется психологическое напряжение, особенно когда отходишь на довольно большое расстояние от той группы, с которой ведешь поиск. На полянах среди елок, вокруг которых не видно и слышно никого, временами становится неуютно, не по себе. Мерещится, что за тобой кто-то может наблюдать. Участие в поиске утомительно и в психологическом, и в физическом плане. К вечеру выматываешься».

Таков вот рассказ участника одной из последних поисковых экспедиций. Опасаясь, что его полицейские чины не допустят к поискам в следующий раз, наш собеседник просит не раскрывать в прессе его имя.

ЗАГАДКА ОСТАЁТСЯ

Жестокие убийства на кордонах № 4 и № 3 в ночь с 12 на 13 августа, как можно судить по имеющейся информации, по-прежнему остаются загадочными.

Неясно, кто исполнитель. Непонятен мотив. Неизвестно, что сталось с Игорем Захаропуло. И эта неизвестность вызывает у ряда алматинцев если не страх, то серьезные опасения.

Вот, например, характерное высказывание пользователя с форума «Центр тяжести»: «А что остается делать простому люду? Только строить догадки. Вот и догадываемся теперь, если сегодня не аксайских убийц уничтожили (речь о ликвидации 17 августа предполагаемых террористов в пригороде Алматы. — Азаттык), значит, теоретически они могут гулять по горам. У нас там дачи рядом. В горы собирались в соседнее ущелье. Вроде думаешь, ничего не может случиться, а всё равно как-то не по себе».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG