Доступность ссылок

Эксперты по-разному оценивают нападение в Актобе


Участники нападений в Актобе, фото с камер видеонаблюдения.

Участники нападений в Актобе, фото с камер видеонаблюдения.

Некоторые эксперты связывают события в Актобе с «действиями религиозной группировки», другие считают, что еще рано давать какую-либо оценку.

В Актобе 5 июня вооруженная группировка совершила нападение на расположение воинской части Нацгвардии и два оружейных магазина. Нападение на военчасть было совершено на ранее захваченном пассажирском автобусе. Несколько человек погибли во время этих нападений. Есть жертвы и результате перестрелки с полицией. Всего не менее 17 человек погибли, среди которых двое гражданских и четверо сотрудников сил безопасности. Несколько нападавших сбежали. В Актобе объявлен «красный» уровень террористической опасности. Срок сдачи ЕНТ для выпускников школ с 6 июня перенесен на 7 июня.

Во время вооруженного конфликта, начавшегося в Актобе вчера во второй половине дня и продолжившегося сегодня утром, был отключен Интернет, закрыты развлекательные центры и другие места большого скопления людей. Местные телеканалы сообщили о проведении антитеррористической операции и порекомендовали не выходить на улицу. Микрорайон «Нур сити» был оцеплен, жители города сегодня утром слышали выстрелы.

МОТИВЫ

Эксперты по-разному оценивают кровавые события в Актобе. Политолог Расул Жумалы говорит, что произошедшее «можно назвать терроризмом».

— После нападения на воинскую часть и оружейный магазин это происшествие уже не рядовое преступление, участников нападения можно назвать экстремистской группой. Событие показало слабую работу полиции. Такого рода события в стране происходят не впервые. К сожалению, полиция вместо того, чтобы бороться с настоящими угрозами, занималась гонениями в отношении активистов, высказывающих альтернативную точку зрения. Пока боролись с собственным народом, появилась такая большая проблема, — говорит Расул Жумалы.

Политолог считает, что пока борьба с терроризмом у государства основывается «на таких методах, как оказание давления, заточение в тюрьмы», борьба будет не с причинами, а с последствиями проблем. По его мнению, не уделяется достаточно внимания таким проблемам, как безработица, социальная несправедливость, которые «способствуют развитию терроризма».

Религиовед Кеншилик Тышхан считает, что в действиях группировки, которая вела перестрелку с сотрудниками полиции, преобладают больше криминальные мотивы, чем религиозные.

Даже если они и являются представителями определенного течения, это сказать сложно, они больше похожи на уличных хулиганов. Если бы их готовили террористы, то готовили бы тщательно. Мы знакомы с мировой практикой: они действуют по инструкции. Однако тут наблюдается небрежность.

— Существует лишь предположение, что это религиозная организация. Видео, фото это вроде подтверждают. Однако я посмотрел на нападавших: религиозных терминов незаметно. У нас модно называть всех радикальной группировкой. Даже если они и являются представителями определенного течения, это сказать сложно, они больше похожи на уличных хулиганов. Если бы их готовили террористы, то готовили бы тщательно. Мы знакомы с мировой практикой: они действуют по инструкции. Однако тут наблюдается небрежность, — говорит религиовед.

По мнению ученого, недостаточно достоверной информации, сложно анализировать события по фрагментам различных видеозаписей и фотографий.

— Здесь может быть много таких факторов, как коррупция. Как бы то ни было, получилось так, что структуры быстрого реагирования показали свое бессилие, когда десятки человек, которые разошлись по стольким местам, вышли с оружием, захватили автобус и представляли угрозу для жизни людей. Упустить из виду одного-двух человек можно, но допустить свободные действия со стороны целой группировки — это показывает реальное состояние нашей безопасности, — говорит Кеншилик Тышхан.

Нападения такой группы могли парализовать работу силовиков, и в целом властей, ввести панику и растерянность, однако спецслужбы сумели не потерять контроль над ситуацией и смогли дать отпор, сорвав тем самым планы злоумышленников.

Политолог Ерлан Карин прокомментировал события в Актобе на своей странице в Facebook’e. По его словам, силовики сумели в Актобе предотвратить, наверное, самые наихудшие сценарии развития событий. «Нападения такой группы могли парализовать работу силовиков, и в целом властей, ввести панику и растерянность, однако спецслужбы сумели не потерять контроль над ситуацией и смогли дать отпор, сорвав тем самым планы злоумышленников», — пишет Ерлан Карин, отвечая на выпады в адрес силовиков.

МЕСТО ДЛЯ РАДИКАЛОВ

Политолог Досым Сатпаев подвергает власти критике за «ослабление легальной оппозиции, что освободило место для радикалов». По его мнению, власти долгое время отрицали вообще саму возможность террористических актов в стране, которую пиарили всему миру как «островок стабильности», и затем, после первых терактов, убеждали всех, что там было больше криминала, чем какой-то, пускай и развращенной, но идеологии.

Активно ослабляя внутрисистемную оппозицию, которая пыталась действовать в правовом поле и могла оттянуть на себя часть протестных настроений, власть практически упустила из виду появление антисистемной оппозиции из числа местных радикальных групп. И они напоминают о себе.

«Активно ослабляя внутрисистемную оппозицию, которая пыталась действовать в правовом поле и могла оттянуть на себя часть протестных настроений, власть практически упустила из виду появление антисистемной оппозиции из числа местных радикальных групп. И они напоминают о себе», — говорит политолог.

Бывший дипломат Казбек Бейсебаев считает, что произошедшее в Актобе — это результат того, что власти всё время увлекались лишь внешней картиной страны и мало занимались внутренними проблемами. На своей странице в Facebook’e он пишет: «Этих проблем накопилось много: экономические, социальные, безработица, коррупция, отсутствие внятной идеологии и много другое. Не занимались духовными вопросами, воспитанием и образованием молодежи. Вся официальная политика была и остается одной: в стране всё хорошо и только благодаря [президенту]. Любое альтернативное мнение считается антигосударственным. Так было с земельным вопросом. Противников поправок объявили американскими агентами, которые пытаются расшатать стабильность в стране. Если эти напавшие террористы, то откуда они возникли в стране, считающей себя стабильной?»

Если эти напавшие террористы, то откуда они возникли в стране, считающей себя стабильной?

По мнению Казбека Бейсебаева, народу остается «уповать лишь на Всевышнего».

Первый террористический акт в Актобе был произведен пять лет тому назад. В мае 2011 года 25-летний Рахимжан Макатов взорвал себя в здании департамента КНБ по Актюбинской области. На месте событий тогда были ранены три человека. После этого в нескольких регионах Казахстана — в Актюбинской, Атырауской областях, городах Астане, Алматы и Таразе — произошли перестрелки с сотрудниками полиции. В ходе нескольких антитеррористических операций в Казахстане в 2012 году большинство лиц, которых заподозрили в «терроризме», были застрелены.

  • 16x9 Image

    Макпал МУКАНКЫЗЫ

    Родилась в феврале 1985 года в Алматинской области. В 2006 году закончила КазУМО и МЯ имени Абылай хана. С 2007 года работает корреспондентом Азаттыка.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG