Доступность ссылок

Каждый второй ребенок в детдомах Казахстана подвергается насилию


Мать с сыном, который, по ее словам, пострадал от сексуального насилия в школе-интернате. Актюбинская область, 20 октября 2010 года.

Мать с сыном, который, по ее словам, пострадал от сексуального насилия в школе-интернате. Актюбинская область, 20 октября 2010 года.

Ситуацию в детских домах Казахстана эксперты ЮНИСЕФ назвали «ужасающей» по итогам исследования о насилии в отношении детей в государственных интернатных учреждениях.


Отчет подготовлен в рамках Меморандума о сотрудничестве между уполномоченным по правам человека и Детским фондом ООН в Казахстане и был представлен 27 мая в Астане.

По мнению Радослава Жехака, заместителя представителя Детского фонда ООН (ЮНИСЕФ) в Казахстане, каждый второй ребенок, который находится в государственных интернатных учреждениях, подвергается насилию.

– В некоторых учреждениях жестокость по отношению к детям называют воспитанием, например когда ребенка закрывают в чулан. Но каждый ребенок имеет право жить без жестокости и боязни, – говорит Радослав Жехак.

НАСИЛИЕ И ПРЕНЕБРЕЖЕНИЕ

Международный консультант ЮНИСЕФ доктор Робин Хаарр представила отчет «Насилие в отношении детей в интернатных учреждениях Казахстана: оценка положения». Робин Хаарр говорит, что они опросили 997 детей и 630 сотрудников в 30 детских домах, приютах, в специальных организациях для детей с девиантным поведением. Исследование проводилось в Карагандинской, Алматинской и Восточно-Казахстанской областях.

«26 процентов детей в приютах, 35 процентов в организациях для
Робин Хаарр, международный консультант ЮНИСЕФ, на заседании круглого стола. Астана, 27 мая 2011 года.

детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и 41 процент в учреждениях для детей с девиантным поведением рассказали, что видели, как персонал применял насилие в отношении детей, живущих в учреждениях», – говорится в отчете.

– Сотрудники подвергали психологическому и физическому насилию, когда не пускали детей в туалет, или закрывали в маленьких комнатах на долгое время, или даже вообще привязывали ребенка, – говорит Робин Хаарр.

Кроме этого, дети рассказывали о словесных оскорблениях. По мнению Робин Хаарр, после этого дети замыкаются в себе и редко жалуются на это. Избиения как со стороны персонала, так и самих детей становятся привычным явлением, говорит международный консультант ЮНИСЕФ доктор Робин Хаарр.

«Большинство детей, подростков, подвергшихся физическому нападению, получили небольшие кровоподтеки, царапины или порезы. В приютах (22,2 процента) и организациях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (14,3 процента), значительное число детей также сказали, что их избивали или били до потери сознания», – сказано в отчете.

Были также проанализированы побеги из интернатных учреждений. Исследователи пришли к выводу, что «побеги среди детей чаще всего происходили из-за того, что они боялись других детей или боялись сотрудников. Также когда дети наблюдали насилие или ребенок хотел выжить и убегал».

Насилие в отношении детей вызывает эмоциональный стресс, считают эксперты, и мотивирует их нанести себе вред, и даже совершить попытки самоубийства.

– Те, кто убегают, в четыре раза больше подвергаются членовредительству, чем те, которые не убегали. Все дети, которые нанесли себе телесные повреждения, говорили, что чувствовали себя несчастными. Здесь есть достаточно большое число девочек. И среди этих детей много тех, кто занимался членовредительством несколько раз, – говорит Робин Хаарр.

В отчете также представлены интервью с воспитанниками детских домов, рассказавшими о насилии, которое они испытали или видели со стороны других детей или сотрудников интернатных учреждений.

«Были дети, над которыми все издевались. Старшеклассники жестоко избивали и издевались над одним мальчиком… Все считали, что он умственно отсталый (у него «шариков» не хватает) и поэтому ему все равно. Типа он ничего не понимает. Мальчики его раздевали, стягивали с него нижнее белье и так далее. Заставляли воровать хлеб со столовой потехи ради… Воспитатели никак не реагировали, они тоже считали, что умственно отсталый ребенок и поэтому ему все равно, что с ним делают. Мне кажется, им даже нравилось наблюдать весь этот спектакль», –
Состояние ужасающее. Один из трех работников в психоневрологических заведениях наблюдал, как дети запугивали друг друга.

цитируются в отчете слова одной девушки.

– Эта таблица показывает, что 40 процентов персонала в домах ребенка, 69 процентов в психоневрологических организациях и 80 процентов в специальных коррекционных заведениях сообщали, что они наблюдали насилие над детьми в самом учреждении. Состояние ужасающее. Один из трех работников в психоневрологических заведениях наблюдал, как дети запугивали друг друга, – говорит Робин Хаарр.

Эксперты уверены, что от 11 до 22 процентов детей не до конца рассказали о своем опыте в отношении насилия и пренебрежения, а также о своих побегах и нанесении себе вреда.

По данным исследования, большинство директоров интернатов, когда с ними проводились интервью, отрицали наличие насилия в отношении детей в их учреждениях. По мнению Робин Хаарр, это говорит о том, что директора не владеют ситуацией о происходящем в их ведомстве:

– И только 37 процентов директоров сообщили, что фиксируют факты насилия в отношении детей.

ПОЗИЦИЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ОРГАНОВ

Раисе Шер, председателю комитета по охране прав детей министерства образования и науки, не понравился отчет международных экспертов.

По ее словам, ситуация в интернатных учреждениях Казахстана не столь трагична. Раиса Шер сообщила, что в исследовании принимали участие дети только из 30 детских закрытых учреждений и этот отчет говорит как бы «об уничтожении детей», тогда как, по ее мнению, ситуация совсем иная: все не так плохо.

Но Раиса Шер признала, что в Казахстане надо развивать альтернативные
Раиса Шер, председатель комитета по охране прав детей министерства образования и науки Казахстана (слева), и Майра Айсина, депутат мажилиса парламента (справа). Астана, 27 мая 2011 года.

формы воспитания, и напомнила, что в стране есть патронатные семьи, начата работа по опеке и попечительству, есть разные организации образования: по типу семьи, детские деревни семейного типа.

По данным комитета по охране прав детей, в Казахстане сегодня 210 интернатных организаций, в которых живет более 14 тысяч детей-сирот.

Раиса Шер отметила, что чуть более двух тысяч из них – это круглые сироты, тогда как другие – сироты при живых родителях, социальные сироты:

– Это дети, которые поступают в детские дома уже пережившие насилие моральное и физическое или другое. На протяжении двух лет, совместно с ЮНИСЕФ, мы проводим подобные исследования. И это для нас не новость. Представленный момент заслуживает особого внимания и позволяет в определенной степени оценить ситуацию насилия в отношении детей во всех государственных интернатных учреждениях.

Раиса Шер говорит, что чаще всего насилие в отношении детей скрывается, а дети боятся, не хотят рассказывать:

– И многие дети, которые находятся в закрытых учреждениях, в силу своих физических, интеллектуальных ограничений, часто не имеют возможности противостоять физическому, психологическому насилию или пренебрежительному отношению со стороны персонала. Такие дети могут подвергаться насилию со стороны других детей и там, где персонал уделяет внимание этим всем вопросам, где существуют не очень хорошие, комфортные условия и достаточный контроль руководства.

Председатель комитета по охране прав детей Раиса Шер дала ответ на вопрос, почему дети убегают из детских домов, приведя пример
И многие дети, которые находятся в закрытых учреждениях, в силу своих физических, интеллектуальных ограничений, часто не имеют возможности противостоять физическому, психологическому насилию или пренебрежительному отношению со стороны персонала.

двухлетней давности:

– Из детского дома в селе Уштобе Алматинской области – видимо, там и проводились эти исследования – дети убегали потому, что органы опеки лишали родительских прав, детям которых было уже 14–15 лет. Этот ребенок не привык жить в закрытом учреждении, к режиму, он уже взрослый. У него другие мысли и желания. И вместо того, чтобы найти родственников или знакомых, их отправляли в детский дом.

Кроме этого, председатель комитета по охране прав детей говорит, что не реже одного раза в полугодие все детские дома проверяются органами генеральной прокуратуры. Также, считает Раиса Шер, многие воспитанники детских домов знают, куда они могут обратиться, если их права нарушаются.

Раиса Шер сказала и о бесплатном круглосуточном телефоне 150: с его помощью дети могут заявить о фактах насилия по отношению к ним. Но вот проблема в том, что у большинства детей в детских домах Казахстана нет возможности звонить по телефону. По словам Раисы Шер, в ближайшем будущем эта проблема будет решена.

Кроме того, воспитанники интернатов, говорит Раиса Шер, могут писать письма в их комитет по охране прав детей и другие уполномоченные органы. В качестве примера Раиса Шер привела случай также двухлетней давности, когда в комитет по охране прав детей пришло письмо от сирот из Карагандинской области:

– Был создана выездная комиссия, и факты подтвердились.

По словам Раисы Шер, только в этом году были проверены 64 интернатных учреждения в трех регионах Казахстана. Так, был выявлен факт в Северно-Казахстанской области, когда старшеклассники применили насильственные действия сексуального характера к учащимся младших классов. «Сейчас ведется расследование», – говорит председатель комитета по охране прав детей Раиса Шер.

– Кроме того, 15 апреля девять несовершеннолетних социальной организации с девиантным поведением совершили побег. Проверка прокуратуры города Алматы показала, что вины со стороны воспитателей учреждения нет. Но поскольку дети уже совершили побег, там не всё так, как должно быть, – говорит Раиса Шер.

По итогам представленного отчета международными экспертами вынесены рекомендации по изменению сложившейся ситуации.
  • 16x9 Image

    Светлана ГЛУШКОВА

    Светлана Глушкова - корреспондент Азаттыка в Астане с декабря 2010 года. Светлана окончила Карагандинский государственный университет имени Е. Букетова. Семь лет работала на городских и республиканских телеканалах. Была корреспондентом службы новостей, редактором программ.

     

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG