Доступность ссылок

В Казахстане у детей с ограниченными возможностями по сравнению со здоровыми в два раза меньше шансов получить среднее образование. В Астане нет специальной школы для слепых детей.


Елизавета Хижняк, родившись недоношенной, на 25-й неделе беременности ее матери, не может видеть. Мать девочки Татьяна Хижняк жалеет, что поздно узнала о том, что недоношенные дети подвержены ретинопатии, заболеванию глаз, которое часто приводит к безвозвратной потере зрительных функций.

- Когда ребенку исполнилось девять месяцев, мы поехали на операцию в Санкт-Петербург, но было поздно. Мы смирились с этим, теперь наша обязанность – не дать Лизе отстать от своих сверстников, полностью развить ее сознание, психику, физические возможности. Однако у меня нет медицинского или педагогического образования, поэтому не знаю, что нужно для полноценного развития моего ребенка. Я не знала, насколько неправильно воспитывала своего ребенка, пока ей не исполнилось три года. Со временем начала приходить к выводу, что слепого ребенка нужно воспитывать по-другому, - говорит мать Лизы Татьяна Хижняк.

По словам специалистов по глазным заболеваниям, большую часть информации об окружающем мире человек познает визуальным способом, воспринимает глазами. Поэтому при нарушении зрительных функций у человека ограничены возможности для развития.

«САМАЯ УЯЗВИМАЯ ГРУППА ИНВАЛИДОВ»

По данным министерства труда и социальной защиты населения, в Казахстане зарегистрировано 3500 детей с тяжелой формой патологии зрительных функций. Они не могут учиться в общеобразовательных школах и коррекционных классах, вынуждены отрываться от своих семей и учиться в специальных интернатах, которые функционируют в нескольких городах республики. Однако детям нужно получить не только образование, с малых лет им необходимо учиться налаживать отношения с окружающим миром, им нужна социализация. Татьяна Хижняк приняла участие в семинаре «Классификация детей с нарушениями зрительных возможностей», который состоялся в мае в Астане.

Семинар был организован фондом «Дара» в рамках проекта, посвященного развитию инклюзивного образования в Казахстане. Цель проекта – создание равных возможностей для детей-инвалидов в получении образования и Татьяна Хижняк с дочерью Елизаветой.

Татьяна Хижняк с дочерью Елизаветой.

развития, ознакомление местных тифлопедагогов с современными методами обучения. Российский специалист с многолетним стажем в сфере тифлопедагогики, кандидат педагогических наук Венера Денискиная приехала с лекцией на семинар.

- Обычно главным препятствием для слепых детей с сохранным интеллектом является отсутствие специальных условий и учебных материалов по месту жительства. Вместе с тем трудности вызваны также дефицитом специалистов, которые обучают детей основам приспособления к жизни (ориентирование в пространстве, самообслуживание). Поэтому люди, совсем лишенные зрения, или слабовидящие остаются самой уязвимой группой среди инвалидов. Потому что среди них очень редко встречаются трудоустроенные люди, живущие самостоятельно, без посторонней помощи, - говорит Азаттыку специалист.

ДЕФИЦИТ УЧЕБНИКОВ

Такие лекции и обмен опытом имеют большое значение для местных дефектологов и тифлопедагогов, которые работают в кабинетах коррекции школ-интернатов и специальных детских садов. Одна из участниц семинара - дефектолог Сауле Сагимбаева, которая работает в школе-интернате города Семей для слабовидящих детей.

- Наше учреждение было открыто в 1979 году. Несмотря на то, что оно предназначено для 120 детей, здесь воспитывается более 150 детей. Много детей ожидают своей очереди. Здание, в котором расположена школа-интернат, нетиповое, приспособленное. Подрастающее поколение мы обучаем по системе общего среднего образования. Дефицит учебников до сих пор остается одной из сложных проблем, - говорит она.

Занимающиеся со слепыми детьми учителя, с кем удалось поговорить корреспонденту Азаттыка, пожаловались на то, что в Казахстане не печатают книги, написанные шрифтом Брайля, эти книги они копируют и распечатывают на Дефектолог Сауле Сагимбаева. Астана, 13 мая 2014 года.

Дефектолог Сауле Сагимбаева. Астана, 13 мая 2014 года.

своих принтерах.

В Астане же нет ни школ-интернатов, ни специальных детских садов, о которых говорилось выше. По этой причине более 30 детей школьного возраста с патологией зрения до сих пор неграмотны. Одна из них – Адина, которую вместе с родителями корреспондент Азаттыка встретила на семинаре. Ровесники Адины сейчас учатся в третьем классе. Она между тем мечтает выучить хотя бы одну букву.

В то время как дети-инвалиды в Астане не могут получить специального образования, республиканская школа-интернат для слабовидящих детей, открытая полтора года назад в Алматинской области, напротив, длительное время наполовину пустовала. Эта ситуация в свое время привлекла внимание местных средств массовой информации. Камка Жасанова, председатель созданного в конце 1990-х годов «Детского общества инвалидов города Астаны», рассказала Азаттыку о трудностях на пути к мечте о том, чтобы ее слабослышащий ребенок мог учиться в комфортных условиях и недалеко от дома.

- Вначале мы открыли кабинет для семи слабослышащих детей. Общественная работа объединения началась с этого. Сегодня для детей с патологией слуха нет никаких препятствий для получения образования, есть специальные группы и коррекционные классы. Мы открыли дневной центр «Балам-ай» для детей с психико-неврологическими отклонениями (ДЦП, аутизмом, синдромом Дауна и другими). Учреждение предназначено для 70 человек. Его посещают даже взрослые в возрасте от 18 до 30 лет. Теперь вот остались слепые и слабовидящие дети, - говорит Камка Жасанова.

ДВА ТИФЛОПЕДАГОГА

Татьяна Хижняк, которая так и не смогла найти учебное заведение для своего слепого ребенка, говорит, что у нее нет возможности переехать в Караганду, где есть специальный центр для таких детей.

- С больным ребенком нелегко переезжать. Эти школы есть во многих областях, но почему нет ни одной подобной школы в столице страны – Астане? Я не могу этого понять. Также нужно сказать и о дефиците специалистов. Даже если откроют группу в детском саду, при школе, где найдут специалистов? Тифлопедагоги, которые работают сейчас, – это тетки и бабушки, которые освоили свою специальность еще в советское время. В скором будущем при поддержке фонда «Дара» начнет функционировать кабинет, оборудованный тифлотехническими средствами и наглядными дидактическими материалами, и с 1 июня при детском саду № 23 начнет работать специальная группа. Однако еще ничего не известно, какие специалисты там будут работать, какое количество
Эти школы есть во многих областях, но почему нет ни одной подобной школы в столице страны – Астане?
детей они смогут принять, каким будет график работы, - говорит Татьяна.

По официальным данным, в городе Астане насчитывается более 150 детей со слабым зрением, из них около 60 – слепые дети. Родители этих детей несколько раз обращались в городское управление образования с просьбой открыть специальное учебное заведение для них. В управлении образования ответили, что в этом году начнется строительство коррекционной школы, которая рассчитана на 365 детей, в эту школу будут приняты и слепые дети, в 2015 году начнется строительство такого же детского сада. Это также поддерживает настроение родителей.

Городское управление образования, которое признает, что по Астане работает всего лишь два тифлопедагога, обратилось в Евразийский национальный университет имени Гумилева с просьбой готовить таких специалистов.

Татьяна Хижняк опасается того, что ее дочь Елизавета, которая совсем ничего не видит, будет отставать в развитии. Она желает, чтобы ее дочь не сидела запертой в четырех стенах, а общалась с другими детьми, росла и развивалась в равных условиях. Такие же родители, как Татьяна, живут с надеждой на то, чтобы строительство школы, запланированное со следующего года, не затянулось.

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG