Доступность ссылок

Самой нации еще нет, а вот закон о её лидере почему-то приняли


Президент Нурсултан Назарбаев на троне. Съемочная площадка фильма "Кочевники". Алматинская область, 17 февраля 2004 года.

Президент Нурсултан Назарбаев на троне. Съемочная площадка фильма "Кочевники". Алматинская область, 17 февраля 2004 года.

Проект «Лидер нации», наверное, закончится очень быстро. Поскольку Назарбаевым создан прецедент изменяемости законов. Общество воспримет любую инициативу по возвеличиванию президента равнодушно.


ГОНКА ЗА ЛИДЕРОМ

Формула «лидер нации» появилась не вчера. В августе 2007 года главная официальная газета «Егемен Казахстан» напечатала статью государственного секретаря Каната Саудабаева «Нурсултан Назарбаев - лидер нации». Пробный шар был не совсем удачен и не вызвал резонанса в обществе.

Осенью 2009 года, после просьбы профессора Закратдина Байдосова к Нурсултану Назарбаеву оставаться президентом пожизненно, тогдашний первый заместитель председателя партии «Нур Отан» Дархан Калетаев предложил присвоить главе государства статус «лидер нации». В Акорде запустили проект на финишную прямую - утверждение через парламент.

Вероятно, изначально присутствовало две концепции развития проекта. Первая: преемственность политики Назарбаева и сакрализация самого лидера, чтобы сформировать вокруг него единую нацию. Вторая: фактическое введение пожизненного президентства и объявление непогрешимости Нурсултана Назарбаева.

При популяризации закона о лидере нации словно специально акцент делается на предоставлении гарантий защиты от уголовного преследования главы государства и членов его семьи. Этим самым демонстрируется, что у проекта «Лидер нации» нет иной цели, кроме как защитить Нурсултана Назарбаева от уголовного преследования.

В Акорде 13 мая текущего года провели срочное совещание с руководителями СМИ и идеологических структур. От медийных работников потребовали срочного разъяснения статуса лидера нации. Но если даже во всех газетах бросятся кричать, что задача не в неприкосновенности Назарбаева, мнение в обществе уже укоренилось прочно.

ЛИДЕРСКАЯ МОДЕЛЬ

Анализируя реализацию проекта «Лидер нации», приходится констатировать, что политтехнологи избрали сингапурскую модель с небольшими вкраплениями идей чучхе. Сингапурская модель предоставляет министру-наставнику Ли Куан Ю (бывший президент-реформатор) гарантии неприкосновенности, но эта привилегия косвенная. Основная роль в статусе отводится незыблемости политики развития государства. Это управляемая демократия с жестким контролем населения, что в принципе возможно на небольшой
Министр-наставник Ли Куан Ю, бывший президент-реформатор Сингапура, встречается с премьер-министром России Владимиром Путиными. Москва, 22 сентября 2009 года.
территории портового города с пригородами.

Специфика сингапурской модели: министр-наставник не провозглашается лидером нации или отцом народов, но при этом имеет веское слово при проведении новых реформ и разработке программ развития. Немного походит на нее малайзийская модель, которая не выдержала испытания временем. Бывший премьер-министр Мохаммед Махатхир стал главным автором государственной стратегии развития Малайзийской Федерации и отцом «малазийского экономического чуда».

После 30-летнего пребывания на высшем посту он добровольно ушел в отставку, передав власть преемнику. Мохаммеду Махатхиру были предоставлены гарантии неприкосновенности, а также право наставничества. Если первые выполнялись, то реформы новой власти пошли вразрез с заветами доктора Махатхира.

Данную модель в Акорде всерьез не рассматривали. Китайская модель опробована на Дэн Сяопине. Он стал своего рода смотрящим за китайской политикой и отцом экономических реформ. Правда, отцом народов или лидером нации он не стал. Звание вождя так и осталось за Мао Цзэдуном.

Возможно, в Акорде рассматривались отдельные аспекты северокорейской модели. Ким Ир Сен является вечным президентом и отцом нации. И никто после его смерти и на вечные времена не имеет права занимать данный пост. Можно вспомнить и модель в Туркменистане, где президент Гурбангулы Бердымухамедов ведет поэтапное развенчание культа Сапармурата Ниязова, заменяя его собственным более либеральным культом.

Особо стоит кемалистская модель, которую Акорда почему-то не рассмотрела всерьез. Ведь Турция близка по менталитету к Казахстану, и можно было бы приобрести немало полезного из ее опыта. Хотя бы из незыблемости политики кемализма, выработанной Ататюрком стратегии «шести стрел». Со времени смерти Мустафы Кемаля прошло немало времени, его партия уже давно не является правящей, у власти находятся его политические противники, власть армии ослаблена, но стратегия развития не меняется.

Очевидно, что у придворных идеологов Акорды несколько иное видение. Но, не создав вечных ценностей, связанных с
Основатель Турецкой республики Мустафа Кемаль.
государственной традицией и формирующих нацию, проект «Лидер нации» изначально ориентирован на неудачу.

ЛИДЕР БЕЗ НАЦИИ

В романе Антуана де Сент-Экзюпери «Маленький принц» герой в одиночестве сидит на астероиде и ждет, когда же у него появятся подданные. Нельзя игнорировать законы исторического развития. Не может быть лидера нации, если не произошел процесс формирования самой нации.

Складывается ощущение, что процесс формирования нации обошел Казахстан стороной. Попытки выработки общей идентичности для полиэтнического населения страны, где титульный этнос составлял всего 38 процентов, предпринимались с первых дней независимости.

Занялись этим, очевидно, те, кто работали над процессом создания нации «советский народ». Вместо Совета национальностей создали Ассамблею народа Казахстана, определение «советский человек» заменили на «казахстанец». Провозгласили триединство языков, но при этом государственным является казахский, а официально действует русский.

Вместе с провозглашением лозунгов о единстве народа проводится работа по усилению национально-культурных центров и увеличению их численности, что приводит к дальнейшему размежеванию населения по этническому признаку. Происходят непонятные вещи, когда власть, с одной стороны, провозглашает возрождение казахского народа, с другой - декларирует создание казахстанской нации.

Доктрина национального единства, очевидно, планировалась как пролог к проекту «Лидер нации». Было продемонстрировано, что в Казахстане никакой нации в общемировом понимании не существует. Казахские национал-патриоты возмутились доктриной, и была разработана новая версия. Получилась попытка описания того бардака, что творится в национальном строительстве, а доктрины так и нет. Как впрочем и самой нации, а вот закон о ее лидере уже принимается.

ЧТО ТАКОЕ НАЦИЯ?

Западные школы политической науки пока не определились, что считать нацией. Признается существование этнической нации и нации, объединенной в рамках конкретного государства.

В мире признаются две основные модели нации: французская «гражданская» и немецкая «этнокультурная». Во Франции под влиянием якобинской идеологии суверенный народ провозглашает существование единой и неделимой нации. Это государство, то есть политическая сущность, которая порождает нацию.

По немецкой романтической концепции нация, напротив, предшествует государству. Этническая группа представляет собой природное единство, основанное на общности языка и культуры. В соответствии с немецкой концепцией сначала был язык и культура, тогда как во французской концепции язык - лишь средство политической унификации.

Трудно определить, какую модель избрали в Казахстане, но получается некий «дикий винегрет» из обеих моделей. Плюс доморощенные разработки. Можно еще рассмотреть турецкую и сингапурскую субмодели, которые проистекали из французской и немецкой соответственно. Турецкая модель сначала основывалась на общности тюркизма с логическим переходом в гражданство и поглощением всех нетюркских этносов. Все граждане получили название «turk», за исключением откровенно христианских этносов.

В сингапурской модели нет доминирования одного этноса. Она их всех сразу нивелировала. Государственным языком стал английский, неродной для четырех основных этнических групп. Правительство стало вводить новые культурные особенности, стараясь избавиться от груза этнической обособленности.

БЕЗДОРОЖЬЕ

В Казахстане за неполные 20 лет независимости единая нация не создана. Реформы в большой степени способствовали разобщению. Власти не сумели сделать казахский язык реально государственным, не модернизировали его для современных реалий, как это было сделано в Турции.

Противоречия почти везде. С помпой финансируются газеты и школы малых этнических диаспор. Словно специально выискивает хотя бы 10–20 представителей какого-нибудь экзотического этноса, чтобы создать очередной национально-культурный центр.

Нет четких стратегий пути нации и перспектив ее развития. Доктрина национального единства не является стратегией, да и документом. Несмотря на предложения назвать единую нацию казахской, не сделано ничего для интеграции диаспор.

Отсутствует консолидация населения. Вводятся идиологемы, которые сводятся к одному человеку. Либо - что еще опаснее - используются российские идеологемы и технологии, это усугубляет процессы национального строительства. Нет идеи, идеологемы меняются ежегодно с каждым посланием президента. Несуществующая нация двигает несуществующую идею, но с уже почти существующим лидером.

ЛИДЕРСКИЙ ПУТЬ

Нам не довелось увидеть ни одного исследования, демонстрирующего уровень восприятия населением инициатив власти по увековечению непогрешимости Нурсултана Назарбаева. Зачем нужен был абсолютно не подкрепленный проект «Лидер нации»?

Первая версия: подарок ближайшего окружения президента к его 70-летию. Гораздо убедительнее версии об укреплении действующего режима и о проверке властной элиты на «вшивость». Технология вполне в духе Аслана Мусина, возглавляющего ныне администрацию президента Казахстана.

Проверку, за исключением советника президента Казахстана Ермухамета Ертысбаева, не выдержал никто. Боясь участи Дархана Калетаева, тему о лидере нации вообще старались не поднимать.

Когда парламентом был одобрен законопроект «О Лидере нации», хранивший молчание первый заместитель председателя президентской партии «Нур Отан» Нурлан Нигматулин безоговорочно поддержал его. Что уж говорит о других. Руководитель партии «Акжол» Алихан Байменов в прошлом году высказался против статуса лидер нации, а в этом году готов его поддержать.

Заявления политологов Досыма Сатпаева, Ерлана Карина, Николая Кузьмина и других сродни флюгеру под акординским ветром.
Заявление Ермухамета Ертысбаева в интервью информационному агентству «Интерфакс» о возможности ухода Нурсултана Назарбаева с поста президента из той же оперы. На наш взгляд, резонанс вокруг статуса определит для Назарбаева, кто есть кто в элите.

Можно предположить, что за рубежом эта тема не вызовет неприятия. Воодушевленное настроение Нурсултана Назарбаева после
Встреча президентов Казахстана Нурсултана Назарбаева и США - Барака Обамы в Вашингтоне. 11 апреля 2010 года.
мирового ядерного форума означает, вероятно, что он заручился поддержкой Барака Обамы.

Кажется, назови Нурсултана Назарбаева новым Мессией, никто не возмутится. За годы независимости у населения притупилось чувство восприятия, как в романе Бернхарда Шлинка «Чтец», где описывается концлагерь. Надзиратели - обыкновенные люди, которые делают жестокую работу. Узники даже не бунтуют, равнодушны к смертям и пыткам.

Население Казахстана за 20 лет президентской власти привыкло к одному солнцу и проглотит что угодно. Как и окружение президента, оно не думает о будущем, а просто методично выполняет свою работу.

(Автор этой статьи Султан Кадыров - вице-президент Экспертного Совета Казахстана. В данной статье он излагает свою точку зрения и свои суждения. Они могут не совпадать с позицией редакции радио Азаттык.)

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG