Доступность ссылок

Новый ГПК вызывает вопросы у правозащитников


Женщина смотрит в окно в здании суда, где начались слушания по делу о "беспорядках в Жанаозене". Актау, 27 марта 2012 года. Иллюстративное фото.

Женщина смотрит в окно в здании суда, где начались слушания по делу о "беспорядках в Жанаозене". Актау, 27 марта 2012 года. Иллюстративное фото.

Проект нового гражданского процессуального кодекса (ГПК) поступил на рассмотрение в парламент Казахстана. Его авторы ожидают, что документ повысит доверие к судам. Правозащитники уже отметили, что ГПК в таком виде ограничивает права граждан на защиту.

На презентации кодекса в нижней палате парламента его разработчики из Верховного суда рассказали, что к ним поступило более тысячи различных предложений от граждан.

Как отмечает депутат парламента Рахмет Мукашев, в проекте нового гражданского процессуального кодекса увеличен срок подготовки дела к судебному разбирательству, более четко регламентированы действия судьи и других участников процесса после принятия судом искового заявления, а все участники досудебного разбирательства должны будут представить доказательства.

— Если они не могут быть предоставлены в текущий момент, то доказательства должны быть предоставлены позже, во время судебного разбирательства. В исключительных случаях разрешается представлять доказательства и в суд апелляционной инстанции, — говорит депутат Рахмет Мукашев.

Также, по его словам, усиливается роль адвокатуры в гражданском процессе и укрепляется институт медиации, которая будет проводиться по ходатайству сторон и исполняться по аналогии с мировым соглашением.

Азаттык ранее писал, что для представителей сторон в суде устанавливается обязательное наличие высшего юридического образования. В процессе обжалования и рассмотрения в Верховном суде защитой граждан могут заниматься только адвокаты с лицензией на руках.

По словам судьи Верховного суда Улболсын Сулейменовой, они старались учесть пожелания международных экспертов. В частности, в законопроекте гарантия справедливого судебного разбирательства должна быть обеспечена в суде первой инстанции.

Доступ к суду подразумевает вынесение решения в ходе справедливого процесса, а не процесс бесконечного обжалования. Доступ к кассации должен быть более строг, чем к апелляции.

— Доступ к суду подразумевает вынесение решения в ходе справедливого процесса, а не процесс бесконечного обжалования. Доступ к кассации должен быть более строг, чем к апелляции. Ограничения должны преследовать легитимные цели: обеспечение должного функционирования системы правосудия, экономия судейских ресурсов, разрешение споров в кратчайшие сроки, пропорциональность целей и средств, учитывая малозначительный характер споров, как для сторон, так и для судебной системы. Для рассмотрения споров достаточно двух судебных инстанций, — говорит судья Улболсын Сулейменова.

По ее словам, также сокращен до одного месяца срок обжалования в надзорных инстанциях. Судья Сулейменова считает, что этого достаточно.

— Мы увеличиваем сроко бжалования, создаем все условия, чтобы стороны свои права реализовали в первой и второй инстанции, а надзорная инстанция шесть месяцев, зачем? Если в надзорной инстанции они не имеют право дополнительные доказательства представлять, если они не имеют право дополнительные доводы заявлять. Всё рассматривается в пределах самого дела, по предмету и основаниям которого было рассмотрено в суде первой инстанции, для чего нужны шестимесячные сроки? — говорит судья.

Гражданские активисты выступают против монополизации представления интересов в суде, которое по новому кодексу отводится исключительно адвокатам.

Люди не смогут обратиться в надзорную инстанцию, туда может обратиться только генеральный прокурор, и только в исключительных случаях, когда страдает большой круг людей.

— Мы знаем, что многие адвокаты — это бывшие сотрудники правоохранительных органов, либо разжалованные, либо ушедшие на пенсию, с профессиональным деформированным сознанием, с обвинительным уклоном, которые ничего не знают о правах человека или знают очень мало, — говорит руководитель общественной организации «Международная правовая инициатива» Айна Шорманбаева.

Она также обеспокоена тем, что в новом ГПК, по ее мнению, есть ограничение права на защиту в надзорной инстанции. Обращаться туда можно будет только в исключительных случаях, и решать это будет генеральная прокуратура, а не суд.

— Люди не смогут обратиться в надзорную инстанцию, туда может обратиться только генеральный прокурор, и только в исключительных случаях, когда страдает большой круг людей. Мы считаем, что право на защиту должно быть во всех инстанциях, — говорит Айна Шорманбаева.

По ее мнению, разработчики нового гражданского процессуального кодекса хотят все основные судебные разбирательства завершить в районных судах и уже на стадии апелляции. Предположительно,до кассации будет доходить малая часть этих дел, и по ограниченному кругу вопросов.

— Мы считаем, что это ограничение права на защиту, — говорит Айна Шорманбаева.

Мы надеемся, что это остановит истцов от повальных исков к СМИ и журналистам. Особенно для юридических лиц. Теперь для них государственная пошлина будет составлять три процента.

По словам юриста Internews Kazakhstan Ольги Диденко, не все их замечания по гласности и открытости судов для прессы были учтены и прописаны в проекте. Как положительный момент юрист отмечает то, что иски о компенсации морального вреда теперь будут считаться исками имущественного характера и облагаться более высокой государственной пошлиной.

— Мы надеемся, что это остановит истцов от повальных исков к СМИ и журналистам. Особенно для юридических лиц. Теперь для них государственная пошлина будет составлять три процента. Сейчас иски о возмещении морального вреда являются неимущественными и оплачиваются половиной месячного расчетного показателя, то есть ты можешь требовать миллионы, а заплатить половину месячного расчетного показателя в качестве госпошлины, — говорит Ольга Диденко.

Действующий гражданский процессуальный кодекс был принят еще в 1999 году. За эти годы в него было внесено более 50 поправок.

  • 16x9 Image

    Светлана ГЛУШКОВА

    Светлана Глушкова - корреспондент Азаттыка в Астане с декабря 2010 года. Светлана окончила Карагандинский государственный университет имени Е. Букетова. Семь лет работала на городских и республиканских телеканалах. Была корреспондентом службы новостей, редактором программ.

     

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG