Доступность ссылок

Некоторые международные термины в их официальном переводе на казахский язык звучат несуразно и некорректно, говорят эксперты. В школах, между тем, учат детей по таким словарям.

Жительница города Алматы Индира Сатенова удивлена нелепыми переводами некоторых международных терминов и общеупотребительных слов на казахский язык. Она говорит, что впервые «дурацкий» перевод услышала от сына.

— Мой сын, ученик пятого класса, пришел со школы и заявил, что слово «баклажан» в переводе на казахский язык будет «жер татак», а «банан» — «аспан татак». Об этом им сказала учительница. Я была в шоке,— говорит Азаттыку Индира Сатенова.

Проблему косных, нелепых и порой ненадобных переводов некоторых международных терминов и слов на казахский язык не раз поднимали и обсуждали в местной прессе. Но эти кальки или нелепые словообразования так и остались если и не в каждодневном употреблении казахстанцев, то в некоторых русско-казахских словарях. Например, бегемот — сусиыр, балкон — кылтима, плоскогубцы — атауыз, стюардесса — аспансерик. При обратном переводе на русский язык в данных случаях бегемот звучит как водяная корова, балкон как нечто выглядывающее, плоскогубцы как большой рот, стюардесса как небесная спутница.

Мой сын, ученик пятого класса, пришел со школы и заявил, что слово «баклажан» в переводе на казахский язык будет «жер татак», а «банан» — «аспан татак».

На запрос Азаттыка, как допускаются подобные ошибки и почему они внедряются в школьные программы, кто утверждает эти переводы и сколько существует лингвистических комиссий, письменно ответил заместитель председателя комитета по контролю в сфере образования и науки министерства образования и науки Талгат Даиров.

«Разработанные учебники проходят предварительную, педагогическую, научную, а также с 2015 года – общественную экспертизу. Весь цикл, связанный с созданием учебника осуществляется под руководством и контролем уполномоченных органов в области образования. В своей работе эксперты опираются на установки Государственной Терминологической комиссии (Гостерминком) при Правительстве РК, которые публикуются в журналах и газетах по проблемам государственного языка, в том числе по вопросам терминологии», — говорится в письменном ответе Талгата Даирова.

Как пишет представитель ведомства, данные переводы печатаются в таких газетах и журналах, как «Ана тили», «Терминологиялык хабаршы», «Тил жане когам», «Тил». Но на сегодняшний день нет единого терминологического словаря, учитывающего проблемы унификации, систематизации, упорядочения и стандартизации терминов. Эксперты по учебной литературе стараются, судя по официальному комментарию, сохранить первичное значение и историческую природу терминов. Поэтому применение принятых терминов в учебной литературе, использование некоторых диалектизмов оправданно, данные учебники будут подвергнуты всестороннему анализу и при необходимости будут приняты соответствующие меры, пишет в комментарии нашей редакции Талгат Даиров.

Есть слова, которые подходят казахскому мышлению и языку, но я против того, чтобы переводилось буквально всё. Когда члены комиссии утверждают некоторые термины, я выражаю недовольство. Нужно привести в порядок забытые слова, можно переводить международные термины, но чтобы не резали слух.

Главный редактор газеты «Туркестан», член терминологической комиссии Шамшидин Паттеев говорит Азаттыку, что в терминологической комиссии при утверждении терминов высказываются разные мнения, идут споры, но не всегда решения бывают удачными.

— Я являюсь членом терминологической комиссии и всегда выступаю против неверных переводов. У членов комиссии бывают разные мнения, и побеждает большинство. Есть слова, которые подходят казахскому мышлению и языку, но я против того, чтобы переводилось буквально всё. Когда члены комиссии утверждают некоторые термины, я выражаю недовольство. Нужно привести в порядок забытые слова, можно переводить международные термины, но чтобы не резали слух, — говорит Шамшидин Паттеев.

Некорректные переводы волнуют не только родителей и учеников школ, но и общественных деятелей. Казахский поэт и политик Мухтар Шаханов возмущен тем, как переводятся некоторые термины. Популярный поэт утверждает, что сейчас всё делается за деньги и никто не несёт ответственности за ошибки.

— У казахов таких слов, которые сейчас активно переводят и употребляют, никогда раньше не было. Например, слово «фонтан» перевели как «шаптырма». Я против данного «искусства». Сейчас в казахстанском обществе всё продается, телевидение заполнено бездарными передачами, я даже боюсь говорить о будущем казахстанцев, — говорит Азаттыку Мухтар Шаханов.

Опираться на опыт тюркских стран в терминотворческом деле предлагает главный редактор журнала «Мысль» Сейдахмет Куттыкадам. По его мнению, у восточных стран много арабизма, что соответствует казахскому менталитету.

К таким вещам надо подходить аккуратно, слова должны органично вписаться в казахский язык. Нельзя доводить до таких вещей, чтобы потом смеялись.

— Перевод — законодательный процесс. Во все времена термины переводились в интересах переводящей термин страны. У нашей интеллигенции не хватает понятия созвучия, им лишь бы что-то придумать. К таким вещам надо подходить аккуратно, слова должны органично вписаться в казахский язык. Нельзя доводить до таких вещей, чтобы потом смеялись, — говорит Азаттыку Сейдахмет Куттыкадам.

Процесс терминотворчества в современном казахском языке, как и во многих бывших постсоветских странах, резко активизировался с обретением государственной независимости 24 года тому назад.

  • 16x9 Image

    Алма КЕНЖЕБЕКОВА

    Алма Кенжебекова начала сотрудничать с Азаттыком в мае 2012 года. Окончила факультет журналистики Казахского национального университета имени Аль-Фараби. В разные годы работала в газетах "Преступление и наказание", "Время По", "Мегаполис", "Солдат", журнале "Малый бизнес Казахстана", сотрудничала с Институтом освещения войны и мира (IWPR). Занимала должности заместителя главного редактора в "Юридической газете" и главного редактора на радио "Сета".

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG