Доступность ссылок

В освобождении Натальи Соколовой ищут признание и прецедент


Юрист Наталья Соколова за решеткой в зале суда. Слева от нее - муж Василий Чепурной, справа адвокат Арман Жаменов. Актау, 26 сентября 2011 года.

Юрист Наталья Соколова за решеткой в зале суда. Слева от нее - муж Василий Чепурной, справа адвокат Арман Жаменов. Актау, 26 сентября 2011 года.

Что подвигло власти Казахстана неожиданно выпустить из тюрьмы юриста бастовавших нефтяников Наталью Соколову, хотя по такому же обвинению в разжигании социальной розни продолжают преследовать ряд оппозиционных деятелей и гражданских активистов? Репортеры радио Азаттык задали этот вопрос нескольким общественным фигурам.


В канун 8 марта Наталья Соколова была неожиданно для публики освобождена из тюрьмы, но не оправдана, ей лишь облегчили меру наказания – с шести лет тюрьмы до трех лет условно, к тому же без права заниматься общественно-политической деятельностью в течение трех лет.

«ВСЁ ЗАВИСИТ ОТ ВОЛИ ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА»

Как могло такое случиться, могут ли другие фигуранты дела по «разжиганию социальной розни в Жанаозене» рассчитывать на послабление? Сначала мы задали этот вопрос Алие Турусбековой, жене Владимира Козлова, лидера оппозиционной партии «Алга», содержащегося в алматинской тюрьме КНБ. Он обвиняется в разжигании социальной розни. По аналогичному обвинению в августе прошлого года юрист профсоюза бастующих работников компании «Каражанбасмунай» Наталья Соколова была осуждена на шесть лет.

Как говорит Алия Турусбекова, по сути Наталья Соколова осталась несвободной:

- Как уже известно, условием изменения наказания Натальи Соколовой с реального срока в шесть лет на три года условно с запретом заниматься общественной деятельностью в течение трех лет было признание вины. Ее заставили признаться в том, чего она не совершала. А по сути - она разве свободна? Ее ограничили в правах, она юрист профсоюза. Ни сейчас, ни позже – в течение трех лет - Наталья Соколова не сможет заниматься общественной деятельностью, она лишена работы. За любой шаг - власть также легко, как освободила, может снова посадить ее в тюрьму. Наталья Соколова сидит за той же решеткой, только решетка невидимая.

Алия Турусбекова приводит свою версию причины освобождения Натальи Соколовой:

- Почему отпустили Наталью Соколову? Да потому, что Казахстан - это страна, где правит личность, а не законы. Сейчас идет давление со стороны международного сообщества, в частности со стороны Европейского парламента. На следующей неделе в Страсбурге будет принята резолюция по Казахстану, и Акорда пытается сделать всё, чтобы в ней не было негатива, она бьется за свой имидж. Эта резолюция очень важна для Акорды. Это видно по тому, как быстро освободили Наталью Соколову - понадобилось всего три дня, чтобы генеральная прокуратура внесла протест, суд изменил приговор в части наказания, и она оказалась дома. А не так давно Евгений Жовтис, как мы помним, ждал месяц, пока суд рассмотрит дело по его амнистии, потом сидел еще 15 дней, пока решение суда вступит в силу.

Алия Турусбекова говорит, что ей известно о том, что на протяжении последних двух недель официальная делегация Казахстана - депутаты парламента, представители генеральной прокуратуры, министры - пребывает в Европейском парламенте:

- Они там раздают обещания, дают заверения, что в Казахстане соблюдаются права человека, есть свобода слова, что расследование по Жанаозену будет открытым и справедливым и что они готовы на деле это показать. Освобождение Натальи Соколовой и есть попытка показать на деле, что их обещания не являются пустыми. А по Владимиру Козлову, Айжангуль Амировой, Серику Сапаргали и другим не было команды сверху. Это политический заказ, и все понимают, что всё зависит от воли одного человека.

Кто этот «один человек», жена арестованного оппозиционера уточнять не стала.

«БЕЗ ТРАГЕДИИ В ЖАНАОЗЕНЕ НЕ ОСВОБОДИЛИ БЫ?»

Оппозиционный политик Жасарал Куанышалин приветствует освобождение Натальи Соколовой из тюрьмы и полагает, что ее освобождению прежде всего содействовал международный нажим на казахскую власть.

Жасарал Куанышалин не исключает и воздействие внутриполитических событий. При этом он в первую очередь называет декабрьскую трагедию в Жанаозене, где от пуль полицейских и по другим причинам погибли по крайней мере 16 человек, десятки были ранены. По его словам, «надо было случиться жанаозенской трагедии, чтобы власть освободила Соколову из тюрьмы»:

Наталья Соколова, юрист профсоюза работников компании «Каражанбасмунай», выступает перед бастующими нефтяниками. Весна 2011 года. Фото предоставлено Ольгой Ярославской.

Наталья Соколова, юрист профсоюза работников компании «Каражанбасмунай», выступает перед бастующими нефтяниками. Весна 2011 года. Фото предоставлено Ольгой Ярославской.

- Кровавая расправа в Жанаозене произошла после вынесения приговора Наталье Соколовой. Стрельба на поражение по мирным людям показала всему миру истинное лицо казахской власти, поставила ее в очень трудное положение.

По словам Жасарала Куанышалина, в жанаозенской трагедии виновата сама казахская власть, которая годами не решала накопившиеся социальные проблемы региона. Однако, как говорит Жасарал Куанышалин, она попыталась и пытается до сих пор взвалить свою вину на оппозиционных деятелей Владимира Козлова, Серика Сапаргали, Айжангуль Амирову и других, а также на гражданских активистов, в том числе из уволенных нефтяников, обвиняя их в разжигании социальной розни.

Куанышалин говорит, что ранее власть вместо решения вопросов, возникших в ходе трудового спора между работниками и работодателями компании «Каражанбасмунай», однозначно встала на сторону работодателей, объявила забастовку нефтяников незаконной, а саму Наталью Соколову упекла в тюрьму.

Как говорит Куанышалин, после жанаозенской трагедии сама власть в лице президента Нурсултана Назарбаева вынуждена была признать, что в социальных проблемах, прорвавшихся наружу, виноваты прежде всего работодатели и местные власти, и таким образом, пусть и косвенно, пусть и с запозданием, но подтвердить правоту Натальи Соколовой:

- За то, что Наталья Соколова говорила рабочим, что они имеют право на повышение заработной платы власть ее в августе посадила в тюрьму на шесть лет. В декабре власть расстреляла рабочих за то же самое требование. Теперь она не знает, что ей делать, поскольку загнала сама себя в угол, поскольку общественность, как внутри страны, так и международная, осуждает ее за бесчеловечность. Несмотря на свою глупость, казахская власть всё же пытается обмануть мировое сообщество, пытаясь показать себя с положительной стороны. И полагаю, что освобождением Натальи Соколовой из тюрьмы власть как раз и пытается показать миру свою якобы человечность.

В заключение Куанышалин говорит, что освобождение Натальи Соколовой «должно стать прецедентом для всех, кому предъявлено такое же обвинение».

ПРЕЦЕДЕНТА НЕ БУДЕТ?

Лидер оппозиционной Общенациональной социал-демократической партии (ОСДП) Жармахан Туякбай придерживается почти такой же позиции, что и Жасарал Куанышалин. По словам Туякбая, в принципе, власть должна освободить всех арестованных деятелей оппозиции и гражданских активистов, которых она обвиняет в разжигании социальной розни:

- У меня большие сомнения в том, что Владимира Козлова и других, обвиняемых в разжигании социальной розни, привлекут к уголовной ответственности. Во-первых, их действия не подпадают под эту статью. Во-вторых, даже если их сегодня и задержали по этой статье, то в дальнейшем им всё равно вынуждены будут вынести оправдательный приговор.

В связи с освобождением Натальи Соколовой Жармахан Туякбай говорит, что он «с самого начала говорил, что это нонсенс, когда человека привлекают к уголовной ответственности за разжигание социальной розни – тем более профсоюзного деятеля, который по роду своей деятельности должен защищать работников»:

Активисты оппозиции проводят акцию протеста в поддержку заключенным Наталье Соколовой и Айжангуль Амировой. Семей, 7 марта 2012 года.

Активисты оппозиции проводят акцию протеста в поддержку заключенным Наталье Соколовой и Айжангуль Амировой. Семей, 7 марта 2012 года.

- Я говорил, что в мире нет такой судебной практики, чтобы деятельность по удовлетворению требований рабочих по повышению заработной платы, по созданию нормальных условий работы квалифицировалась как уголовное преступление. Поэтому я ожидал, что в отношении Соколовой будет принято другое решение.

Жармахан Туякбай утверждает, что общественное неприятие – как в Казахстане, так и за рубежом - ареста Владимира Козлова и других обвиняемых в разжигании социальной розни будет возрастать, что «должно дать свои результаты»:

- Социальное напряжение в обществе растет, и власть должна знать об этом. Попытка посадить в тюрьму людей, которые, наоборот, предлагали снять это напряжение, ничем хорошим не закончится, это еще больше будет озлоблять людей. Как оптимист, я все-таки надеюсь, что этих людей все-таки выпустят.

Не так оптимистично настроен другой оппозиционный политик, театральный режиссер Болат Атабаев, на которого заведено уголовное дело по обвинению в разжигании социальной розни. Он говорит, что решение властей по делу Натальи Соколовой может и не стать прецедентом как для него самого, так и для Владимира Козлова, Серика Сапаргали, Айжангуль Амировой и многих других. По словам Болата Атабаева, им всем, скорее всего, будет предъявлено другое обвинение, а именно обвинение в попытке насильственного свержения государственного строя.

Оппозиционный политик, бывший лидер Коммунистической партии Казахстана Серикболсын Абдильдин говорит, что «режим с каждым инакомыслящим работает индивидуально» и что поэтому он не питает излишнего оптимизма относительно развития уголовного процесса Владимира Козлова и других деятелей оппозиции.

- Такой индивидуальный подход режима можно наблюдать по отношению ко всем инакомыслящим – от рядовых работников до министра, которых режим обвиняет в чем-либо. Поэтому, конечно, меры пресечения, приговоры и так далее – разные, что в принципе, несущественно. В то же время общим и существенным является принцип, которого придерживается режим, чтобы перед этим режимом, конкретно говоря, перед президентом, люди раскаивались – это ему составляет удовольствие. Чтобы люди в чем-то признались под давлением следствия, КНБ и так далее. Поэтому из Алмагуль Кушерова, мать 32-летнего Джанабергена Кушерова, застреленного в дни декабрьских событий в Жанаозене. Поселок Тенге Мангистауской области, 16 февраля 2012 года.

Алмагуль Кушерова, мать 32-летнего Джанабергена Кушерова, застреленного в дни декабрьских событий в Жанаозене. Поселок Тенге Мангистауской области, 16 февраля 2012 года.

наших мужчин, довольно убежденных и в то же время не принимавших ни малейшего участия в разжигании социальной розни, власть вряд ли добьется каких-либо признаний – признавать то, чего нет, они не будут. Поэтому для Владимира Козлова, Серика Сапаргали и других будут наверняка другие варианты. Я боюсь, что их будут судить, - говорит Серикболсын Абдильдин.

Директор Казахстанского бюро по правам человека Евгений Жовтис, сам не так давно освобожденный по амнистии из тюрьмы, также провел параллель между обстоятельствами освобождения Натальи Соколовой и уголовного обвинения по разжиганию социальной розни в адрес ряда оппозиционных деятелей и гражданских активистов. По его словам, если Верховный суд мог позволить себе не рассматривать ходатайство в свою надзорную инстанцию со стороны самой Натальи Соколовой, поданный ею в феврале, то протест генеральной прокуратуры суд никак не мог не рассматривать:

- Тут надо отметить, что 7 марта Верховным судом принято решение не о признании невиновной Натальи Соколовой – она не признана невиновной, и с нее не сняты обвинения. Просто ей изменено наказание. По существу она признана виновной – просто уменьшен размер наказания. Кроме того, на нее наложен запрет на занятие общественно-политической деятельностью на три года – с момента принятия решения Верховным судом.

Правозащитник не исключает политического мотива в обстоятельствах освобождения Натальи Соколовой из тюрьмы:

- В связи с ее осуждением было очень много шума, как внутри страны, так и за рубежом. И основания для ее уголовного преследования, например, для меня, продолжают оставаться весьма зыбкими и очень спорными. Под таким углом зрения, - как я говорил в ряде интервью, - любого человека, защищающего интересы рабочих или любых других социально уязвимых групп, можно рассматривать как нарушителя этой самой статьи, обвинять в разжигании социальной розни. Когда защищаешь интересы одних – затрагиваешь интересы других. Поэтому, с одной стороны, вполне возможно, что такая реакция, как внутри страны, так и за рубежом, как-то и повлияла на принятие такого решения. С другой стороны, это не привело к ее освобождению подчистую. Это очень хорошо, что Наталья Соколова не будет находиться за решеткой, а будет дома. Но с нее не сняты обвинения, и она серьезно ограничена в своей свободе.

По словам Евгения Жовтиса, он не может утверждать, что решение Верховного суда по освобождению Натальи Соколовой может стать неким прецедентом, которым могут воспользоваться обвиняемые за разжигание социальной розни Владимир Козлов, Серик Сапаргали и другие, поскольку по уголовным делам последних еще не состоялся судебный процесс.

- В их случае нет еще вопроса о размере наказания, - говорит Евгений Жовтис. – Соколову никто не освободил от наказания, ей лишь уменьшили его размер. А Козлова и других, обвиняемых в разжигании социальной розни, еще никто не наказал. Пока данная статья работает, и в случае с Соколовой она сработала.

БЫЛО ЛИ РАСКАЯНИЕ?

Кстати, некоторые наблюдатели усматривают одно расхождение между тем, что было опубликовано 10 марта в СМИ об обстоятельствах освобождения Натальи Соколовой из тюрьмы.

Так, наше радио Азаттык со слов Натальи Соколовой сообщало, что она вышла из тюрьмы на основании постановления Верховного суда от 7 марта, но при этом оправдательный приговор в отношении нее не был вынесен.

Людмила Козловская, вице-председатель фонда «Открытый Диалог», в статье «Наталья Соколова получила к 8 марта особый подарок – она наконец-то вернулась домой», опубликованной на сайте этого фонда, пишет, что «условное освобождение стало возможно после подписания Соколовой признания ею обвинения, то есть она согласилась, что виновата в «разжигании социальной розни»».

Этой версии придерживается и Алия Турусбекова, которая говорит, что «условием изменения наказания Натальи Соколовой с реального срока в шесть лет на три года условно с запретом заниматься общественной деятельностью в течение трех лет было признание вины».

Репортеры радио Азаттык попытались разобраться в вопросе о том, пришлось ли Наталье Соколовой делать признание или нет, с ее помощью. Однако 11 марта с ней не удалось связаться – ее муж Василий Чепурной сказал, что ей нужно пару дней отдохнуть. Вместе с тем он не согласился говорить от ее имени.

Наталья Соколова была арестована 25 мая 2011 года, после того как в Мангистауской области начались массовые забастовки нефтяников. Забастовки нефтяников в Актау и Жанаозене, многие из которых уже были уволены, длились семь месяцев и закончились кровопролитием 16 декабря. В результате событий в Жанаозене и на станции Шетпе в Мангистауской области погибли как минимум 17 человек, около ста человек получили огнестрельные ранения.
  • 16x9 Image

    Казис ТОГУЗБАЕВ

    Полковник запаса Казис Тогузбаев после окончания военной службы занялся журналистикой, увлекся фотографированием. Работал в оппозиционных газетах «Сөз» и «Азат», вёл блог на сайте kub.info, где размещал свои фоторепортажи, один из которых - о насильном выселении жителей поселков Бакай и Шанырак близ Алматы.
     
    В январе 2007 года Казис Тогузбаев был награжден премией «Свобода» за вклад в продвижение демократических ценностей в Казахстане. С сентября 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка – Казахской редакции Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода».

    Обсудить статьи Казиса Тогузбаева можно в Facebook’е, Твиттере. Казиса Тогузбаева можно найти также в сетях «ВКонтакте», «Одноклассники», «Мой мир».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG