Доступность ссылок

Исполнилось 120 лет со дня рождения Мустафы Шокая


Портрет Мустафы Шокая. Фотокопия портрета предоставлена Абдуакапом Карой, ученым из Турции, профессором университета Мимар Синан.

Портрет Мустафы Шокая. Фотокопия портрета предоставлена Абдуакапом Карой, ученым из Турции, профессором университета Мимар Синан.

Мустафа Шокай, одна из значимых политических фигур в истории Казахстана 20-го столетия, родился и умер в декабре месяце. В этом году со дня его рождения исполняется ровно 120 лет, со дня таинственной гибели - 69.


В октябре этого года в пригороде Парижа открылись аллея и памятник Мустафе Шокаю. Во Франции, как известно, он провел 20 лет жизни из своих полных 51.

Радио Азаттык в июле 2009 года уже сообщало о том, как этнический казах Жасар Диниш, возглавляющий Французско-Казахское общество дружбы имени Мустафы Шокая во Франции, выступил с инициативой об открытии памятника Шокаю в городе Ножан-сюр-Марн, где он провел значительную часть своей эмигрантской жизни.

Как сообщил нашему радио Азаттык Абдуакап Кара, профессор университета Мимар Синан (Стамбул), автор книги «Мустафа Шокай», который присутствовал при открытии памятника, инициативу Жасара Диниша удалось осуществить благодаря совместной поддержке правительств Франции и Казахстана, а также при содействии мэрии города Ножан-сюр-Марн, посольства Казахстана во Франции и акимата города Кызылорды.

Напомним, что свидетельство о рождении Шокая в числе других его документов были обнаружены автором этих строк в Санкт-Петербурге, во время командировки по заданию радио Азаттык. Эти документы служат являются историческим свидетельством того, когда и где он родился, как звали и кем являлись его родители, где учился и как он окончил
Памятник Мустафе Шокаю недалеко от Парижа. Фото предоставлено Абдуакапом Карой, ученым из Турции, профессором университета Мимар Синан.
гимназию, по какой причине освобожден от воинской повинности и так далее.

В деле № 281, хранящемся в Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга, в листе под № 17, подшита «копия удостоверенія», из содержания которой становятся известны имена отца и матери Мустафы, год и месяц его рождения:

«1902 года 10 марта. Мы, нижеподписавшіеся киргизы № 3 аула Гродековской волости, симъ свидетельствуемъ, что отъ законной жены одноаульца нашего Чокая Тургаева – Бахтыбике – въ 1890 году въ декабре месяце родился сынъ, которому дано было имя «Мустафа».

Следующим документом является аттестат зрелости об окончании Мустафой мужской гимназии в Ташкенте, который в архивном деле значится под № 5. Он свидетельствует о блестящих способностях Мустафы.

Мустафа Шокай, как тогда и все казахские мужчины, был освобожден от воинской повинности. Об этом свидетельствует копия другого удостоверения, выданного «Сыръ-Дарьинскимъ областнымъ правленіемъ» в Ташкенте 14 июня 1910 года, за № 15806 (лист № 38):

«Удостовереніе. Дано сіе сыну киргиза Перовскаго уезда, Гродековской волости, Мустафе Чокаеву въ томъ, что онъ, Чокаевъ, какъ туземецъ Туркестанскаго края, на основаніи 42 ст[атьи]. Уст[ава]. о воин[ской]. повин[ности]., отбыванію воинской повинности не подлежитъ».

Именно из-за того, что казахи не подлежали отбыванию воинской службы в рядах колониальной армии, многие их проблемы и чаяния в условиях колониального гнета не решались.

Приведу лишь один яркий пример. В 1906 году казахи Сейтеновской и Малыбаевской волостей Семипалатинской области, сославшись «на высочайшіе указы и манифесты, последовавшіе съ 12 декабря 1904 года до 17 октября 1905 года», подали генерал-губернатору Степного края Надарову прошение. В частности, казахи просили обеспечить «свободы совести и веротерпимости, слова, печати, свободного преподаванія въ аульныхъ школахъ казахской грамоты и разрешеніе въ городе Семипалатинске изданія газеты на казахскомъ языке», передать принадлежащие с испокон веков казахам земли им же в собственность и поручить составление проекта положения о земстве коренному населению Степного края, то есть самим казахам, без участия в составлении проекта
Студенческий билет Мустафы Шокая «для входа в Императорский Санкт-Петербургский университет на 1913-1914 учебный год». Из госархива Санкт-Петербурга. Сентябрь, 2009 год.
царских чиновников.

На это прошение генералъ-губернаторъ Надаровъ недвусмысленно и безапелляционно заявил: «Казахи никогда равноправія не получатъ, такъ какъ они наравне съ другими не несутъ военную службу» и «Казахская земля не есть собственность казаховъ, а государственная, следовательно, если она нужна будетъ государству, то будетъ отобрана у казаховъ по мере потребности». (Корреспонденція «Иртыша». «Иртышъ», № 71, вторникъ, 17 октября 1906 года. Омскъ.).

Поэтому казахская национальная элита во главе с Алиханом Букейханом, число которой позже пополнит и Мустафа Шокай, начиная с 1906 года добивалась через Государственную думу законодательно оформить обязанность казахов отбывать воинскую повинность - и желательно в кавалерийских войсках – со своим оружием, обмундированием и собственным конем, как и русские казаки.

В одной статье, опубликованной в газете «Қазақ», Алихан Букейхан, к примеру, убеждал своих сородичей в том, что если казахам удастся добиться призыва в службу именно в кавалерийсках войсках, то и вероятность добиться права собственности на свои исконные земли также будет большой. Это была также одной из стратегических целей национально-освободительного движения «Алаш».

В 1914 году, получив в руки свидетельство (диплом) об окончании юридического факультета Императорского Санкт-Петербургского университета, молодой юрист Мустафа Шокай мог остаться в Санкт-Петербурге, вернуться в родной город Перовск (ныне Кызылорда) или Ташкент, чтобы сделать блестящую карьеру, достичь благосостояния, хотя он и так был потомком богатых вождей рода кипчак, добиться славы и признания своих соплеменников. Но Мустафа Шокай выбрал другой путь.

Долгие годы имя Мустафы Шокая было под запретом в Казахстане. Научной литературы о нем практически не было. В последние годы все больше историков и ученых стали изучать его жизнь и деятельность, особенно обстоятельства того, как Мустафа Шокай во имя борьбы с коммунистической идеей оказался в стане фашистской Германии, но умер в загадочных обстоятельствах в Берлине, 27 декабря 1941 года.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG