Доступность ссылок

Музыка в жизни Ахмета Байтурсынова


Образец нот песен, сообщенных А. Байтурсыновым А. Затаевичу (экспозиция дома-музея Байтурсынова). Алматы, 3 сентября 2012 года.

Образец нот песен, сообщенных А. Байтурсыновым А. Затаевичу (экспозиция дома-музея Байтурсынова). Алматы, 3 сентября 2012 года.

Тема «Байтурсынов и музыка» позволяет лучше увидеть многогранность личности Ахмета Байтурсынова. Однако эта сторона его жизни почти не исследована, хотя кое-что уже писалось. Поэтому сведения приходится собирать буквально по крупицам.

Обычно мало сведений, когда заходит речь об Ахмете Байтурсынове и о его отношении к музыкальной культуре, в первую очередь вспоминают о его вкладе в изучение песенного фольклора казахского народа. Этот вклад выразился прежде всего в поддержке, оказанной Байтурсыновым музыканту, этнографу, композитору Александру Затаевичу.

БАЙТУРСЫНОВ И ЗАТАЕВИЧ

Оказавшись по делам службы в Оренбурге, Затаевич всерьез занялся собиранием и изучением народного творчества казахов. Основные результаты его работы в этой области хорошо известны: запись более 2300 произведений музыкального фольклора Казахстана, публикация фундаментальных работ «1000 песен киргизского[казахского] народа» и «500 казахских песен и кюев».

В предисловии к первому изданию книги «1000 песен киргизского [казахского] народа» Александр Затаевич особо отметил несколько человек, способствовавших появлению этого труда. В их числе Ахмета Байтурсынова и Алихана Букейханова. Как писал Александр Затаевич, их высококомпетентными указаниями и пояснениями он много пользовался.

Портрет А. Байтурсынова (часть оформления сцены во время концерта в честь 140-летия А. Байтурсынова в Казгосфилармонии). Алматы, 5 сентября 2012 года.

Портрет А. Байтурсынова (часть оформления сцены во время концерта в честь 140-летия А. Байтурсынова в Казгосфилармонии). Алматы, 5 сентября 2012 года.

Знакомство Александра Затаевича и Ахмета Байтурсынова состоялось, очевидно, в самом Оренбурге, который в судьбе Байтурсынова имеет особое значение. Как известно, здесь он в 1891–1895 годах учился в Оренбургской киргизской (казахской) учительской семинарии. Затем в 1910–1917 годах находился в ссылке. Первые послереволюционные годы также провел в Оренбурге.

В 1919–1921 годах Ахмет Байтурсынов был наркомом просвещения и имел, как сейчас говорят, административный ресурс, чтобы содействовать не только Александру Затаевичу, но и вообще делу изучения национальной культуры. Мы не располагаем данными, кому принадлежала инициатива, но именно в те годы, когда Байтурсынов был наркомом, при наркомпросе был создан Академический центр с Обществом изучения Киргизского края, сыгравший большую роль в становлении филологии и музыкознания в Казахстане.

В комментариях Александра Затаевича в его книге «1000 песен киргизского [казахского] народа» содержатся ценные характеристики музыкальных способностей Ахмета Байтурсынова.

«Как любитель и знаток отечественной песни, прекрасный ее исполнитель и хороший домбрист, Байтурсунов по справедливости также очень высоко ценится своими соотечественниками. Со своей стороны, и я имел особенную возможность оценить эту сторону знаний и умения Ахмета Байтурсуновича, так как к моему настоящему труду он проявлял всегда высочайшее внимание, и не только сообщал мне систематически, по записям в книжке, все известные ему песни: тургайские, кустанайские, актюбинские, букеевские и каркаралинские (последние — Семипалатинской губернии), не только дал два превосходных кюя для домбры, но и вообще своими авторитетными указаниями и объяснениями в области казахской истории и этнографии быта много способствовал моей ориентировке среди массы собранного мной материала, за что я никогда не перестану ему быть особенно благодарным», — пишет Александр Затаевич.


В книге «1000 песен киргизского [казахского] народа» содержатся нотные записи 19 песен, сообщенных Байтурсыновым Затаевичу. Ко многим из них есть отдельные комментарии. Так о песне «Қара көз» автор пишет, что в байтурсыновской редакции она пользуется огромной популярностью. Лучшим доказательством музыкальной одаренности считается способность выучить и спеть эту действительно трудную вокальную пьесу, добавляет Затаевич.

Известно, что Байтурсынов и Затаевич переписывались. Из авторского предисловия Затаевича к своей книге следует, что его переписка с Байтурсыновым была длительной. Но например, доктор филологических наук Айгуль Исмакова (Институт литературы и искусства имени Мухтара Ауэзова) сообщила корреспонденту Азаттыка, что лично знакома только с одним письмом. И надеется, что в архивах отыщутся и другие письма. Они помогут лучше увидеть, понять музыкальные взгляды Ахмета Байтурсынова.

Пианистка Жанар Сулейманова на концерте в честь 140-летия А. Байтурсынова в Казгосфилармонии. Алматы, 5 сентября 2012 года.

Пианистка Жанар Сулейманова на концерте в честь 140-летия А. Байтурсынова в Казгосфилармонии. Алматы, 5 сентября 2012 года.

О добрых отношениях между Ахметом Байтурсыновым и Александром Затаевичем свидетельствует и такой факт, о котором рассказала директор Дома-музея Ахмета Байтурсынова Райхан Имаханбет. На 50-летнем юбилее Байтурсынова, который отмечали в январе 1923 года в Оренбурге, в клубе имени Свердлова был и Александр Затаевич. И не просто был, а исполнял фортепьянные вещи.
Известно также, что Александр Затаевич две музыкальные пьесы посвятил Ахмету Байтурсынову. Это «Әйда, былпылым» и«Тепенкөк».

Возможность послушать их имели те, кто 5 сентября 2012 года пришли на концерт фортепьянной музыки в Казахскую государственную филармонию (в Алматы). Их исполнила известная пианистка Жанар Сулейманова. Прозвучали в ее исполнении и другие произведения из коллекции Александра Затаевича: «Әгә-гү», «Арғын», «Балқадиша», «Қарғам-ау», «Құрышқан». Сам концерт был посвящен 140-летию Ахмета Байтурсынова.

ЕГО ПЕНИЕ СЛУШАЛА ГУЛЬНАР ДУЛАТОВА

В книге «1000 песен киргизского [казахского] народа» Александра Затаевича можно найти 19 песен, о которых сообщил ему Ахмет Байтурсынов. Их названия на отдельном листе можно найти на фотографии в Доме-музее Ахмета Байтурсынова в Алматы. Вероятно, большинство этих песен он знал только как исполнитель.

Но несколько песен Ахмет Байтурсынов написал, как известно, сам. Из общения с разными людьми, хорошо знакомыми с биографией Байтурсынова, можно было узнать, что известно как минимум шесть песен его авторства. Называют такие песни, как «Аққұм», «Шилi өзен», «Екi жирен», «Қарғаш», «Қараторғай».

Как пишет в книге «Честь и совесть нации» писатель Когабай Сарсекеев, ходит молва, что у Ахмета Байтурсынова были и другие песни. Но они в забвении. В те годы, когда имя Ахмета Байтурсынова было опасно произносить, никому не приходило в голову запоминать байтурсыновские песни. Писатель приводит печальный пример своего родного дяди Жусипназара, известного в Тургае певца, который в 1937 году был репрессирован только на том основании, что пел песни «врагов» народа.

Созданные Байтурсыновым песни долгие годы проходили в разных сборниках как народные, поскольку имя Байтурсынова советская цензура не пропускала. Внучатая племянница Ахмета Байтурсынова Меруерт Тыныбекова показала корреспонденту Азаттыка книгу «Народные песни Казахстана» под редакцией Бориса Ерзаковича, изданную в 1955 году. Из нее она выписала названия байтурсыновских песен, которые в этой книге приводятся, по ее мнению, как народные.

Внучатая племянница Ахмета Байтурсынова Меруерт Тыныбекова. Алматы, 3 сентября 2012 года.

Внучатая племянница Ахмета Байтурсынова Меруерт Тыныбекова. Алматы, 3 сентября 2012 года.


Во втором издании книги «1000 песен киргизского [казахского] народа» (1963), вышедшем до реабилитации Ахмета Байтурсынова, его имя уже везде вычеркнуто. Не упоминается Ахмет Байтурсынов по цензурным соображениям и в первом издании книги «500 казахских песен и кюев» Александра Затаевича, увидевшем свет в 1931 году, когда Байтурсынов находился в ссылке в Архангельской области.

Профессор-филолог Айгуль Исмакова сообщила, что несколько дней тому назад слушала новую обнаруженную песню Ахмета Байтурсынова в исполнении Капаш Кулышевой. Последняя ее услышала в Китае. Айгуль Исмакова отметила наличие ключевых слов, характерных для творчества Ахмета Байтурсынова, что подтверждает его авторство. В таком случае к шести песням Байтурсынова следует добавить еще одну, седьмую, говорит она.

В Казахстане нет записей подборок песен Ахмета Байтурсынова. Когабай Сарсекеев с сожалением пишет о том, что не удосужились записать народного поэта, певца и композитора Нурхана Ахметбекова. Можно добавить, что почему-то не записали, как исполняла байтурсыновские песни единственная здравствующая ныне дочь казахского поэта и просветителя Миржакупа Дулатова — Гульнар Дулатова. Она знает все его песни наизусть еще с детства, когда слушала их, сидя напротив Ахмета Байтурсынова.

И ПРАКТИК, И ТЕОРЕТИК

Из беседы с профессором Айгуль Исмаковой корреспондент Азаттыка узнал, что Ахмет Байтурсынов был не только исполнителем песен, но и внес вклад в изучение теории песенной культуры. В газете «Қазақ», главным редактором которой он был, выходили его статьи о стилях исполнения кюев в Центральном, Южном и Западном Казахстане.

В одном из главных трудов Ахмета Байтурсынова «Теория литературы» есть разделы о теории казахской музыки, теории кюя, о народных песнях, о том, почему казахские песни отличаются от других. И всё это объясняется в контексте песен народов мира.

В сочинениях Ахмета Байтурсынова есть и размышления об уникальных исполнителях казахского песенного творчества Амре Кашаубаеве, Исе Байзакове.

ДОМБРА, СКРИПКА И ФОРТЕПЬЯНО

Достоверно известно, что Ахмет Байтурсынов владел тремя музыкальными инструментами. Он играл не только на домбре, но и на скрипке, и на фортепьяно.

То, что он играл на скрипке, известно из воспоминаний Гульнар Дулатовой — дочери Миржакупа Дулатова. Она лично слушала его.
В доме Ахмета Байтурсынова стояло черное пианино, что известно по свидетельству родни.

Однако ни один из музыкальных инструментов Ахмета Байтурсынова после его ареста не сохранился. То черное пианино, которое можно увидеть в доме-музее Байтурсынова, стоит для воссоздания обстановки прошлого. На самом деле оно куплено для его внучатой племянницы уже много лет спустя после гибели Ахмета Байтурсынова. Внучатая племянница передала этот музыкальный инструмент музею.

И скрипка, и пианино свидетельствуют о том, что Байтурсынов увлекался не только народной казахской музыкой, но и классической. Самурат Какишев, основатель Фонда имени Ахмета Байтурсынова и Дома-музея Ахмета Байтурсынова в Алматы, вспоминал, что тот любил с семьей ходить в такие места, где звучала классическая музыка, и слушать ее.

Неизвестно, где и когда Ахмет Байтурсынов мог приобщиться к классической музыке. В те годы, когда учился? Возможно, но едва ли в стенах учебного заведения, в частности в Оренбургской киргизской (казахской) учительской семинарии. Потому что программа преподавания предметов в семинариях для нерусских народов в Российской империи была несколько иной уже по сравнению с программой русских учительских семинарий. Если в последних были такие предметы, как музыка и пение, то, скажем, в Татарской учительской школе (в городе Уфа) таких предметов не было. К сожалению, данных об учебной программе Оренбургской киргизской (казахской) учительской семинарии найти не удалось, но, вероятно, она не слишком отличалась от программы Татарской учительской школы.
Список песен, сообщенных А. Байтурсыновым А. Затаевичу (экспозиция дома-музея Байтурсынова). Алматы, 3 сентября 2012 года.

Список песен, сообщенных А. Байтурсыновым А. Затаевичу (экспозиция дома-музея Байтурсынова). Алматы, 3 сентября 2012 года.


На формирование музыкальной культуры человека большое значение оказывает среда обитания. Ахмет Байтурсынов подолгу жил в городах, где царила оживленная музыкальная жизнь. Взять тот же Оренбург. В этом городе еще в 1869 году был основан драматический театр, в репертуаре которого традиционно присутствовали музыкальные спектакли (опера, оперетта, водевиль). В 1881 году был создан симфонический оркестр Оренбургского казачьего войска, который нередко выступал на разного рода народных гуляниях. В начале 20-го века (еще до революции) в Оренбурге были три частные музыкальные школы. В атмосфере музыкальной культуры Оренбурга Ахмет Байтурсынов и мог приобщиться к классической музыке.

Когабай Сарсекеев пишет, что в Оренбурге, в период ссылки, Ахмет Байтурсынов большую часть времени проводил в библиотеке. Однако не исключено, что он хотя бы изредка ходил в театр на музыкальные постановки, слушал симфонический оркестр или даже брал частные уроки игры на скрипке или фортепьяно.

Возможно, дневниковые записи Ахмета Байтурсынова, которые, как полагают, хранятся в закрытых архивах бывшего КГБ, пролили бы больше света на тему «Байтурсынов и музыка».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG