Доступность ссылок

Жители села Тыналиев Западно-Казахстанской области потеряли весь скот


Крупный рогатый скот в подсобном хозяйстве в Западно-Казахстанской области.

Крупный рогатый скот в подсобном хозяйстве в Западно-Казахстанской области.

Уже больше месяца в селе Тыналиев Западно-Казахстанской области не мычат коровы, не блеют овцы и даже не лают собаки. Кошек тоже не осталось. В связи со вспышкой ящура умертвили всю домашнюю живность.


УНИЧТОЖЕН ВЕСЬ СКОТ

Супруги Нурлыбек и Гулим Жарылгасовы живут в селе Тыналиев Акжайкского района . На жизнь зарабатывали единственным трудом – разведением крупного и мелкого рогатого скота. Правда, хозяйство подсобное, небольшое, но именно оно – дело всей жизни главы семейства. Как он признается, скромное поголовье ему перешло от отца.

Сами понимаете, что значит одна корова для семьи, тем более у казахов. Как говорится, «корова на дворе – харч на столе». Это молоко, мясо, масло, сметана, творог. Дети сыты.
– Я и работать никуда не пошел из-за этого. Да и в селе какая работа? Кроме школы и медпункта, у нас тут ничего нет, – говорит Нурлыбек Жарылгасов. – Может, человек 20 можно насчитать трудоустроенных, а остальные выживают благодаря лишь разведению скота на личном подворье. Сами понимаете, что значит одна корова для семьи, тем более у казахов. Как говорится, «корова на дворе – харч на столе». Это молоко, мясо, масло, сметана, творог. Дети сыты. А их у нас трое. Еще и папа у меня старенький. Семью надо кормить. Поэтому мы и работали с женой не покладая рук, приумножали свое хозяйство, ведь оно было нашим главным достоянием. Теперь и его нет.

Ни много ни мало, но, как говорит Гулим Жарылгасова, они сумели довести численность поголовья на личном подворье до 48 голов, из них 20 – крупного рогатого стола. «Живого» капитала не стало буквально в считанные дни.

Нурлыбек Жарылгасов, как и все остальные сельчане, потерял весь домашний скот. Причина – вспышка особо опасного заболевания, в результате которого произошел падеж четырех голов крупного рогатого скота. Республиканская ветеринарная лаборатория по Западно-Казахстанской области провела исследования и поставила диагноз «ящур». В конце мая скот был ликвидирован.

КАРАНТИН НЕ ПОМОГ

Как говорит главный государственный ветеринарно-санитарный инспектор Западно-Казахстанской области Булат Айтуганов, в связи с этим были предприняты соответствующие меры:

– Так как очаг был зарегистрирован в маленьком отдельно взятом селе, довольно-таки локальном, был принят метод stamped out, что в переводе означает «чистая территория». Это означает уничтожение всех восприимчивых животных, всех клинически больных и всех контактных животных в этом поселке без применения вакцинации. Мы использовали именно этот метод, поскольку, согласно международной договоренности и санитарному кодексу наземных животных, если бы была применена вакцинация, были бы введены множественные ограничения на вывоз сельскохозяйственной продукции из нашей области. А это могло повлиять и на реализацию осеннего урожая, и в дальнейшем на реализацию всей сельскохозяйственной овощеводческой продукции.

Село было изолировано, на 21 санитарный день введен карантин. В Тыналиеве были выставлены наряды полиции. Но, к сожалению, принятые меры не дали полного ожидаемого результата.
По словам Булата Айтуганова, в селе Тыналиев было уничтожено, сожжено и захоронено в скотомогильниках 825 голов крупного рогатого скота и 2352 головы овец и коз. Кроме того, сказал главный государственный ветеринарно-санитарный инспектор области, были умерщвлены все кошки и собаки на подворьях, так как они могли быть переносчиками вируса.

Как уверяют в территориальной инспекции сельского хозяйства, специалистами уполномоченных органов был принят ряд мер: обеззаражены все скотопомещения, дворы, пастбища, места водопоя.

– Село было изолировано, на 21 санитарный день введен карантин, – говорит Булат Айтуганов. – В Тыналиеве были выставлены наряды полиции. Но, к сожалению, принятые меры не дали полного ожидаемого результата. Потому что ящур – это высококонтагиозное заболевание, быстро распространяющаяся инфекция, факторов передачи вируса множество. Инфекция передается не только через самих животных. Этот вирус может переносить транспорт либо сам человек. Даже ветер вперемежку с пылью может перенести вирус на дальние расстояния. Более того, вирус ящура имеет особую специфику: когда он переносится от одного животного к другому, он усиливает свои свойства и силу. И вот когда мы уже собирались через 21 день снять карантин с села Тыналиев и ветеринарные врачи проводили обследование в буферной зоне в радиусе 25 километров от очага заражения, они обнаружили клинические признаки заболевания животных у одного их жителей села Лбищенск Акжайыкского района.

ВТОРОЙ ОЧАГ – СЕЛО ЛБИЩЕНСК

Во втором очаге заболевания – в Лбищенске - насчитывается 357 дворов. Как подсчитали ветеринары, из них содержали скот 179 семей. По их словам, с момента выявления первых симптомов заболевания здесь также были применены такие же карантинные меры, была ограничена возможность выхода за территорию людей и особенно восприимчивых животных, которые могли распространить инфекцию.

– Так как этот очаг уже оказался вторичным, то метод stamped out здесь уже не применялся, – объясняет главный ветсанинспектор области Булат Айтуганов. – Мы начали применять метод уничтожения всех клинически больных животных с вакцинацией остальных. Надо отметить, что эта вакцина не является лечебным препаратом, она не лечит больных животных, если они уже были заражены, она лишь провоцирует появление клинических свойств у уже зараженных животных. Были организованы несколько групп, село разделено на несколько зон: зоны, где уже явно начали выявляться больные животные с клиническими признаками; зоны, где не выявляются такие животные. Несколько раз в день мы проводили обходы дворов, производили осмотр животных, и по мере выявления у животных клинических признаков скот изымался и уничтожался.

По данным Булата Айтуганова, в Лбищенске на сегодняшний день уничтожено 230 голов крупного рогатого скота и 906 голов овец и коз. Все остальное поголовье животных в селе провакцинировано и прививки от вируса сделаны во всех прилегающих населенных пунктах, говорит он.

КАКОЙ БУДЕТ КОМПЕНСАЦИЯ?

Пострадавший в результате вспышки ящура житель села Тыналиев Нурлыбек Жарылгасов говорит, что не может еще привыкнуть к отсутствию животных:
У нас буквально вырвали наш обычный уклад жизни. Всё село еще не придет в себя: люди выходят из дома, заходят обратно, тупо так, в каком-то оцепененном состоянии. Все, конечно, подавлены.

– Выбегаю спозаранку на выгон скота, а подворье – пустое. Сердце так и сжимается от боли. Потеряли всё свое богатство из-за чьей-то халатности. У нас буквально вырвали наш обычный уклад жизни. Всё село еще не придет в себя: люди выходят из дома, заходят обратно, тупо так, в каком-то оцепененном состоянии. Все, конечно, подавлены. Ведь в отличие от Лбищенска у нас уничтожили весь скот: и больной, и здоровый. Годы труда насмарку. Нам, конечно, обещают компенсации. Слышал, что в этом году увеличили размеры выплат. Но все равно утраты не восполнятся. За быка-производителя, к примеру, обещают около 80 тысяч тенге, хотя мы одного быка продавали и за 150 тысяч тенге.

Руководитель областного филиала учреждения «Республиканский противоэпизоотический отряд» Марат Идрискалиев говорит, что обещанные компенсации сельчанам еще не выплачены, хотя средства в размере 71 миллиона тенге только для жителей первого очага заражения из республиканского бюджета уже выделены.

– Нам была выделена единовременная поддержка в размере 25 тысяч тенге и оказана гуманитарная помощь, – говорит Нурлыбек Жарылгасов. – Но ведь сами понимаете: что такое 25 тысяч тенге для шести человек в семье? А прошло уже больше месяца.

Как нам ответили в акимате Акжайыкского района Западно-Казахстанской области, задержка выплат связана с произведением дополнительных расчетов. Как сказал заместитель акима района Нурлан Рахимжанов, выдача компенсаций начнется 4 июля.

Стоит ли говорить о размерах прямого материального ущерба сельчанам? На базарах в Казахстане цена на скот разная, в среднем одна голова крупного рогатого стоит около 100 тысяч тенге, овцы и козы 10-15 тысяч тенге (в среднем около 100 долларов). Министр сельского хозяйства Казахстана Асылжан Мамытбеков пообещал в конце июня, что компенсация за потерянный скот жителям Западно-Казахстанской области составит 80 процентов от рыночной цены. Он также сказал, что в Казахстане следует вернуться к практике поголовного вакцинирования скота. Такой порядок существовал в советское время.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG