Доступность ссылок

В Дагестане растет напряженность между религиозными общинами


Лидер мусульман-суфиев в Дагестане Саид Арцаев.

Лидер мусульман-суфиев в Дагестане Саид Арцаев.

Убийство имама салафитов в Дагестане на прошлой неделе стало пятым убийством мусульманского священнослужителя в республике за этот год. Что служит причиной нестабильности в регионе?


Северный Кавказ долгие годы служил очагом конфликтов между исламистскими боевиками и федеральными силами безопасности. Известно, что воинствующие исламистские боевики во главе с Доку Умаровым стремятся создать так называемый панкавказский исламский халифат.

Но в последние годы из Дагестана, даже в большой степени, чем из Ингушетии, Кабардино-Балкарии или Чечни, поступают негативные новости о терактах, перестрелках, об убийствах мирных жителей. 30 октября в дагестанском городе Дербент неизвестные боевики застрелили имама, его отца и брата, когда они ехали на утренний намаз. Это уже пятый мусульманский лидер, убитый в этом году.

ПОЧЕМУ ДАГЕСТАН?

Массовая безработица, низкий уровень жизни, нарушения прав человека и негодование, вызванное действиями местных и федеральных органов власти, стимулировали новые поколения присоединяться к боевикам – или, как говорят местные, «уходить в лес».

Однако особенность Дагестана в том, что здесь значительно большую роль играет фактор ислама. Аналитики говорят, что в Дагестане укоренилось большее число радикальных исламских идеологий, таких как салафизм, чем в других республиках Северного Кавказа.

Политолог Алексей Малашенко.

Политолог Алексей Малашенко.

Именно это, по мнению Алексея Малашенко - эксперта по Кавказу Московского центра Карнеги, отличает Дагестан от его соседей.

«Разница заключается в [присутствии] очень жесткого неофициального ислама и очень жесткого ислама в оппозиции. Существует также разница в уровне исламизации. Дагестан является наиболее исламизированной республикой в регионе», - отмечает Малашенко.

Это различие многое усугубляет в Дагестане, разделяя приверженцев традиционного и нетрадиционного ислама, исламскую оппозицию и местную администрацию, а также поборников законов шариата и население, которое выступает против культурного и социального дрейфа в сторону от России.

НАПРЯЖЕННОСТЬ РАСТЕТ

По мнению аналитиков, недавнее убийство имама салафитов может быть местью со стороны мощных исламских суфийских групп. Напряженность в отношениях между суфийскими и салафитскими общинами в последнее время только растет.

49-летний имам Калимулла Ибрагимов был хорошо известен среди местных жителей как служитель одной из незарегистрированных мечетей салафитского толка.

Салафизм считается более радикальным течением, чем суфизм, и власти относятся к нему соответственно.

Аналитик по Северному Кавказу Джеймстаунского фонда — американской неправительственной исследовательской организации — и руководитель парижского «Центра исследований Кавказа» Маирбек Вачагаев считает, что убийство Ибрагимова по религиозным мотивам имело все признаки нападения на почве мести. Он отметил, что убийство Ибрагимова произошло спустя несколько дней после годовщины убийства суфийского шейха Сиражутдина Исрафилова.

«Я думаю, мы здесь можем говорить об элементах мести от сторонников суфизма, которые решили через год после смерти своего имама нанести удар тому, из-за кого, как они считают, их шейх, возможно, был убит», - говорит Вачагаев.

В свою очередь, Ибрагимов был назван «мучеником» на веб-сайте Кавказского Центра, который, по общепринятому мнению, является рупором повстанцев.

Аналитики говорят, что имамы стали привлекательной мишенью для нападений. К ним повышено внимание людей, так как они являются общественными деятелями, и в то же время они физически уязвимы для атак.

Имамы в Дагестане, Ингушетии и Кабардино-Балкарии, в отличие от имамов в Чечне, не получили официально вооруженных охранников. Малашенко подсчитывает, что за последние шесть лет на Северном Кавказе были убиты более 37 имамов и муфтиев.

ПИК ЕЩЕ ВПЕРЕДИ

Президент России Владимир Путин призвал 16 октября российские силы безопасности и правоохранительные органы работать «решительно, на опережение», чтобы пресечь террористическую деятельность накануне таких ключевых событий, как зимние Олимпийские игры - 2014 в Сочи.

Президент России Владимир Путин в Дагестане.

Президент России Владимир Путин в Дагестане.

Путин также подтвердил то, о чём уже давно говорят многие аналитики: российские военные силы участвуют в «контртеррористических» операциях в Дагестане.

Малашенко полагает, что использование армии ситуацию не облегчит.

«В голове у Путина только одно – воевать, отправлять еще и еще больше военных. Это ни к чему не приведет. Они делали это уже много раз, и на практике это доказывает, что в Дагестане гражданская война», - считает Малашенко.

По оценке Владимира Путина, российские спецслужбы начали действовать гораздо эффективнее. Так, за последние несколько месяцев задержано 479 бандитов, уничтожены 313 террористов, в том числе 43 главаря, сообщает «Российская газета».

Но Вачагаев сказал, что эти операции не оказывали заметного влияния на Дагестан: «Если мы посмотрим на Ингушетию и Кабардино-Балкарию, то можно увидеть элемент стагнации - власти пытаются противодействовать и проводят очень серьезные удары по повстанцам. Даже если ситуация там не находится под контролем, властям удалось остановить рост активности повстанцев. Но в Дагестане за последние четыре года ситуация только накаляется. И пик этой активности еще впереди».

Статья написана на основе материала, который подготовил журналист Радио «Свободная Европа»/Радио «Свобода» Том Балмфорт.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG