Доступность ссылок

Жены подсудимых по делу «Казатомпрома» шокирующий приговор встретили по-разному


Сарa Сагиндыкова, супруга Талгата Кыстаубаева, в ожидании вестей о приговоре ее мужу. Астана, 12 марта 2010 года.

Сарa Сагиндыкова, супруга Талгата Кыстаубаева, в ожидании вестей о приговоре ее мужу. Астана, 12 марта 2010 года.

Джамиля Джакишева, узнав что ее мужа, бывшего топ-менеджера «Казатомпрома» Мухтара Джакишева осудили к 14 годам тюрьмы, сказала, что это не конец. Сара Сагиндыкова, в отличие от нее, дала волю эмоциям.


ОЖИДАНИЕ В ХОЛЛЕ СУДА

Решение судьи Сарыаркинского районного суда № 2 города Астаны Нуржана Джолдасбекова об осуждении бывшего президента национальной компании «Казатомпром» Мухтара Джакишева к 14 годам тюрьмы его жена Джамиля Джакишева встретила без единой капли слезы.

Не выдержала лишь Сара Сагиндыкова, жена осужденного на пять лет бывшего майора полиции Талгата Кыстаубаева, работавшего телохранителем Джакишева. Она до последнего стояла возле зеркальной перегородки у входа в суд, ожидая, что ей позволят присутствовать хотя бы на оглашении приговора. Не разрешили.

Журналисты и активисты оппозиции стоят перед зданием Сарыаркинского суда в ожидании вестей о приговоре Мухтару Джакишеву. Астана, 12 марта 2010 года.
Несмотря на неожиданный перенос оглашения приговора с 15 на 12 марта 2010 года, небольшой холл Сарыаркинского районного суда № 2 был переполнен. Среди множества видеокамер можно было встретить и лейблы телекомпаний, которые до этого практически не освещали этот закрытый процесс, однако и они в течение четырех часов упорно ждали разрешения на присутствие на процессе.

Когда к 16 часам дня стало ясно, что оглашение приговора уже началось без объяснения причин его закрытости, то первыми не выдержали женщины и начали активно стучать по стеклянной тонированной перегородке. Через несколько минут во дворе суда неожиданно появилась группа полицейских в бронежилетах и бушлатах. Примечательно, что часть из них, в основном младший офицерский состав, вбегала в холл, старательно прикрывая свои лица от объективов видеокамер и фотоаппаратов. Возможно, им было стыдно.

Через две минуты старший офицер объяснил «пятому» по рации, что «активистов мало, в основном здесь пресса», после чего у стеклянной перегородки остались лишь пять офицеров в бушлатах. Те, кто были в бронежилетах, удалились в автобус, который дожидался их у ворот суда.

Несмотря на присутствие полицейских, Зауреш Батталова, президент общественной организации развития парламентаризма в Казахстане, неоднократно взывала к «немым» дежурным, что суд нарушает конституционные права граждан, отказывая им
Автобус, который привез полицейских к зданию Сарыаркинского суда. Астана, 12 марта 2010 года.
присутствовать при оглашении приговора. Однако из-за дверей никто не вышел.

Джамиля Джакишева, не дожидаясь приговора, в своем обращении к журналистам заявила: «Каким бы ни был приговор – это не конец, есть другие инстанции».

Отвечая на просьбу нашего радио Азаттык конкретизировать смысл ее слов, она сказала: «Его все равно осудят, но жизнь не кончается, и не всё в ней потеряно. Есть еще международные суды и суд истории. Пересмотр будет обязательно!»

В это время Сара Сагиндыкова беседовала с крепкими полицейскими, объясняя, что ее муж тоже офицер и сидит лишь за то, что «честно исполнял свой долг». В глазах молодых лейтенантов явно читалось как минимум понимание, но они упорно молчали, стараясь глядеть не на нее, а в перегородку, но и там они натыкались на свое зеркальное отражение. Лейтенантов почему-то было жалко.

АДВОКАТ ПОТРЯСЕН

К 19 часам местного времени наконец-то появился бледный адвокат Акан Байканов, который защищал Талгата Кыстаубаева. Несмотря на его упорное нежелание общаться, пресса все-таки смогла его уговорить на интервью, однако он выдавил из себя только, что «ему
Бойцы ОМОН на территории Сарыаркинского суда. Астана, 12 марта 2010 года.
дали пять лет тюрьмы» и что, он, адвокат, потрясен. По лицу читалось, что ему было действительно тяжело выдавливать из себя скупые слова.

Напомним, что адвокат Акан Байканов был назначен департаментом КНБ, как имеющий доступ к государственным секретам, но так и не был принят женой Талгата Кыстаубаева.

Изначально вокруг Акана Байканова создалась отрицательная аура, но еще в самом начале процесса он в интервью нашему радио Азаттык коротко охарактеризовал своего подзащитного после первых встреч в СИЗО как «настоящего мужчину». Неожиданно в ходе процесса он также поддержал своего более независимого коллегу Нурлана Бейсекеева при ходатайстве о снятии грифа секретности и изменении меры пресечения.

ДЖАКИШЕВ: Я ДРУГОГО И НЕ ОЖИДАЛ

Через несколько минут в холле появился и главный источник информации закрытого процесса – адвокат Нурлан Бейсекеев, который выглядел не лучше своего коллеги.

Он начал с того, что в отношении него суд вынес частное постановление, в котором многочисленные ходатайства защиты и возражения, практически на каждой стадии процесса, и отводы судье Нуржану Джолдасбекову были оценены как попытка влияния на решение суда. Фактически это означает, что если городское управление юстиции и астанинская коллегия адвокатов поддержит постановление суда, то Нурлан Бейсекеев может лишиться адвокатской лицензии.

Свои действия он объяснил следующим: «Отвечая на ваши вопросы, я пытался привлечь внимание не общественности, а государственных чиновников по поводу того беззакония, которое творилось здесь».

Адвокат Нурлан Бейсекеев сообщает журналистам о приговоре Мухтару Джакишеву. Астана, 12 марта 2010 года.
- Больше всего меня поразило на стадии оглашения приговора, что все материалы и доказательства, которые защита представила суду, ни в коей мере не нашли отражения в этом судебном приговоре. Создалось впечатление, что судебной стадии как таковой и не было и приговор повторил обвинительное заключение чуть ли не под копирку, - сказал Нурлан Бейсекеев.

Говоря о реакции Мухтара Джакишева на строгое решение судьи, Нурлан Бейсекеев отметил спокойствие подзащитного. Адвокат сказал, что он услышал слова Джакишева: «Я другого и не ожидал».

ОСТАЛИСЬ ТАЙНЫ

Нурлан Бейсекеев отметил, что суд, поддержав прокуратуру со сроком заключения, запретом на дальнейшую государственную службу и представлением на имя президента Казахстана об отзыве у обвиняемого ордена «Курмет», тем не менее не отразил в своем решении взыскание с обвиняемых материального ущерба.

Напомним, что компания «Казатомпром» просила взыскать с обоих обвиняемых более миллиарда тенге (около 6,7 миллиона долларов) якобы нанесенного ущерба, а с Талгата Кыстаубаева также требовала возврата выплаченных за несколько лет службы 12 миллионов тенге (около 80 тысяч долларов).

О судьбе "черной кассы и трех миллионов долларов, изъятых из нее", адвокат не сказал ни слова. За закрытыми дверями также осталась тайна записной книжки Мухтара Джакишева, в которой имелись имена высокопоставленных лиц Казахстана, получавших, по информации ДКНБ, незаконную финансовую поддержку от компании «Казатомпром». Точно так же осталась тайной и эффективность обращения ДКНБ в 2009 году к этим анонимным лицам явиться с повинной в органы предварительного следствия.

ДЖАМИЛЯ НЕ ЗАВИДУЕТ ОБВИНИТЕЛЯМ

Джамиля Джакишева в день оглашения приговора ее мужу. Астана, 12 марта 2010 года.
Джамиля Джакишева, отвечая на вопросы радио Азаттык, заявила, что не жалеет, что ее муж вернулся в Казахстан после лечения в Германии, хотя уже тогда над ним сгущались тучи.

- Сейчас сидеть и жалеть, что могло бы быть, о том, что было вчера, - это глупо. Я лучше энергию приложу к сегодняшнему дню, для того чтобы добиться какого-то результата, - ответила Джамиля Джакишева.

Напомним, что политик Болат Абилов после дачи показаний в зале суда в качестве свидетеля защиты вспомнил, что в конце апреля 2009 года он также уговаривал Мухтара Джакишева повторно выехать в Европу на лечение, однако тот отказался, даже предполагая «такой исход событий».

Говоря об обвинителях мужа, она выразила неожиданную жалость к ним и сказала, что она им не завидует.
Я-то буду жить с честной совестью, а они с тем, что сейчас творят, будут жить всю оставшуюся жизнь.


- Я-то буду жить с честной совестью, а они с тем, что сейчас творят, будут жить всю оставшуюся жизнь. Они найдут себе кучу оправданий, что у них не было выхода, что им приказали, но они все равно в глубине души будут знать, что они сделали. Даже если они не будут наказаны, они будут наказывать сами себя, - сказала Джамиля Джакишева.

«СОБЫТИЯ ИНОГДА МЕНЯЮТСЯ ОЧЕНЬ БЫСТРО»

Судя по ее внешне спокойной реакции, жена бывшего президента национальной компании «Казатомпром» в душе все-таки не верит, что она и пятеро детей будут разлучены с мужем и отцом на долгих 14 лет, после которых, если приговор не отменят или он
Нуржан Джолдасбеков, судья по делу Мухтара Джакишева в Сарыаркинском районном суде. (Фото из архива радио Азаттык).
не получит условно-досрочного освобождения, Мухтар Джакишев выйдет на свободу в возрасте 61 года.

- То, что происходит, уже останется в истории. Но история показывает, что события иногда меняются очень быстро. Вспомните историю 20-века в России, как одни сделали революцию, а потом другие быстро сделали вторую и расстреляли первых. А потом их, сделавших вторую революцию, расстреляли их же соратники. А потом этих соратников расстреляли третьи. И все это было сжато по времени, - провела многозначительные исторические параллели в интервью нашему радио Азаттык Джамиля Джакишева. Но в большой политике она себя не видит.

Приговор суда первой инстанции вступает в действие через 15 суток после ознакомления осужденных с текстом вынесенного приговора. В случае подачи апелляционной жалобы, согласно законодательству Казахстана, действие приговора будет приостановлено до принятия решения апелляционной инстанцией.

Однако против Мухтара Джакишева возбуждено еще три новых уголовных дела, о деталях которых пока мало что известно. Возможно, и эти процессы будут засекреченными, хотя предварительно известно, что в них также речь идет о якобы незаконно выплаченных зарплатах и легализации имущества.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG