Доступность ссылок

Треть Монголии живет в бедности, но люди не сомневаются в демократии


Продажа овец в пригородном районе Улан-Батора.

Продажа овец в пригородном районе Улан-Батора.

Двадцать лет назад Монголия перешла от авторитаризма к демократии. Однако треть населения по-прежнему живет в бедности. Но большинство монголов считают, что переход страны к демократическим реформам был правильным.

ГОРОД-ПРИЗРАК

Есть много способов измерить 20-летний успех перехода Монголии от авторитаризма к демократии. Один из них - это посетить город Зуунхараа. В свое время этот город был центром железной дороги, находящийся между городом Дархан, около российской границы, и столицей Улан-Батором.

Но теперь поезда редко проезжают по железнодорожным линиям этого города. Зуунхараа превратился в заброшенный город-призрак, где даже в будние дни царит тишина. Посетители Зуунхараа могут увидеть, как каждый день горстка пешеходов бесцельно
Дети возвращаются домой из школы. Зуунхараа, бывший промышленный центр Монголии.
передвигается по грязным, не мощенным дорогам города.

Можно заметить вялое мычание коров за ветхими заборами, которые жители Зуунхараа устанавливают за своими маленькими, деревянными домами. Даже по дорогам этого города можно заметить, насколько он заброшен. Несмотря на то, что Зуунхараа находится в 160 километрах от столицы, почти не существует дорог, ведущих к этому городу.

Для поездки в Зуунхараа может потребоваться несколько часов, поскольку водители ездят медленно, опасаясь повредить свои машины от удара из-за бесконечных ветров в скалистых лабиринтах оврагов. Даже поездка в Зуунхару способствует появлению чувства заброшенности. Очевидно, никто в этом городе никуда не торопится.

УПАДОК ЭКОНОМИКИ

Дамдинжамтс Туя является основателем неправительственной организации «Дууш Мандал Кайирхан», деятельность которой направлена на улучшение жизни местных семей, которые, лишившись работы, прибегают к незаконной деятельности, чтобы свести концы с концами.

«У нас был огромный сектор услуг, фабрика, огромная лесная промышленность. Позже все эти предприятия были закрыты и превратились в малые, частные предприятия. Многие рабочие были уволены, а новые хозяева наняли на работу своих друзей и родственников», - говорит Туя.

Вход на золотодобывающую шахту Бороо за пределами города Зуунхараа.
После приватизации нескольких промышленных предприятий многие жители города Зуунхараа остались без работы. В 1990 году из-за холодной зимы погибли десятки тысяч голов скота, что вынудило животноводов переехать в города в поисках нового образа жизни.

Монголы, проживающие в таких городах, как Зуунхараа, сильно почувствовали экономический удар из-за приватизации, которая произошла в 1990 году. Сейчас, спустя двадцать лет после мирного перехода Монголии к демократии, треть 2,6-миллионного населения страны живет в бедности.

Их прожиточный минимум составляет меньше двух долларов в день, а месячный заработок учителей и медицинских работников в Монголии меньше трехсот долларов. Однако до начала глобального экономического кризиса, в течение шести лет, экономика Монголии сохраняла стабильность. ВВП утроился до 1 500 долларов на душу населения, доходы бюджета также увеличились.

ГОНКА ЗА РЕСУРСАМИ

Однако сейчас все больше монголов испытывают разочарование, видя гонку иностранных компаний за богатейшими ресурсами страны. Рабочие взорвали динамит в золотодобывающей шахте Бороо, находящейся за пределами города Зуункараа, которой управляет канадская компания Centerra. Она начала функционировать в 2004 году, и сейчас в ней добывается в среднем 180 тысяч унций золота в год.

Критики говорят, что монгольское правительство предоставляет добывающим компаниям благоприятные налоговые условия, которые позволяют им работать с пользой в течение многих лет, в то время как сама государственная казна видит взамен немного пользы.

Производство в Бороо уже достигло максимума, канадская компания Centerra уже готовится закрывать это месторождение прежде, чем
Рабочий шахты Бороо. 25 сентября 2009 года.
начнет действовать более высокий налог от прибыли. Он начнет изыматься в 2013 году. Наблюдатели считают, что горная промышленность, несомненно, является почти что единственным шансом для Монголии вырваться из нищеты.

Недавняя мегасделка с двумя иностранными компаниями Rio Tinto и Ivanhoe Mines, которые должны были начать добычу золота и меди на массиве Ою Толгой, рекламировалась как потенциальный источник четырех миллиардов долларов инвестиций в монгольскую экономику.

Однако преподаватель истории Колумбийского университета в Нью-Йорке Моррис Россаби говорит, что сделка, которая состоялась после пятилетних переговоров, вызвала больше сомнений, чем надежд.

«Налоги были уменьшены для добывающей компании, которая только что получила соглашение. Но было неясно, сколько монголов будут действительно задействованы в горной промышленности. Также оставалось неясным, сколько ущерба это дело нанесет окружающей среде. Таким образом, существовало много вопросов, решение которых не было обнародовано», - говорит Россаби.

КАРМАННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО

Нехватка прозрачности в подобных делах стала обычной для рядовых монголов, которые скептично относятся к тому, что у государства имеются свои интересы.

Недавний опрос, проведенный монгольским агентством Sant Maral, показал, что большинство респондентов считает, что государственная политика характеризуется отсутствием заботы об обществе и поддержкой исключительно богатых людей.

Отметим, что новый премьер-министр Монголии Сухабаатар Батболд является магнатом по добыче сырья и одним из богатых людей страны.

Лувсандендев Сумати, который руководит агентством Sant Maral с помощью финансирования немецкого фонда Конрада Аденауэра, говорит, что многие монголы сомневаются в том, что у государства есть желание или какие-то ноу-хау, чтобы использовать прибыль от добычи для стимулирования экономики.

«Правительство с самого начала не проявило прозрачности, эффективности, и профессионализма в решении этого вопроса. Если бы эта сделка состоялась профессионально, то мы могли бы урегулировать этот вопрос до начала глобального финансового кризиса. Возможно,
Антикоррупционный плакат в Улан-Баторе.
смогли бы иметь намного лучшие условия, чем имеем сейчас», - говорит Сумати.

Согласно Конституции Монголии, обширные земли страны являются общей собственностью. Но многие монголы возмущены массивным притоком иностранных компаний горной промышленности. Монголы считают, что сами имеют возможность развивать эти месторождения.

Сейчас тысячи монголов занимаются незаконной добычей, часто используя опасные химические вещества, как цианид, что заработать себе приемлемую сумму от маленьких месторождений золота и других металлов.

ШАХТЕРЫ-НИНДЗЯ

Некоторые шахтеры, известные в народе как ниндзя, работают в одиночку, неся свое оборудование на спине. Порой эти сложности напоминают законную операцию добычи полезных ископаемых. Однако Дамдинжамтс Туя из неправительственной организации пытается убедить шахтеров-ниндзя отказаться от опасных химических веществ и принять более безопасные для себя и земли методы горной промышленности.

«Закон гласит, что земля принадлежит всем. Ниндзя понимают это в буквальном смысле. Они думают, что они монголы и потому могут идти куда захотят и добывать там золото. Они делают так потому, что иностранные компании в Монголии добывают золото и экспортируют его без уплаты каких-либо налогов. Шахтеры-ниндзя считают это несправедливым. Компании Бороо-Gold и Centerra-Gold находятся близко к нашей деревне, и потому мы говорим о фактах их добычи», - говорит Туя.

Если тихие улицы городка Зуунхараа являются одной противоположностью Монголии, то шикарные интерьеры пятизвездочных гостиниц Улан-Батора - другой. В столице Монголии на улицах и в ресторанах встречаются молодые люди, одетые в элегантные черные костюмы, в стильных солнцезащитных очках. Кажется, что это молодое поколение преуспевающей, устойчивой нации, которое не должно искать золото.

Но даже завсегдатаи шикарных ресторанов в Улан-Баторе знают, что для многих монголов жизнь остается мрачной. Сестра покойного Санжаасурена Зорига, одного из лидеров демократической революции в Монголии в 1990 году, Санжаасурен Оюн, является первым монгольским политиком, которая получила докторскую степень по горной металлургии в Кембриджском университете.
Санжаасурен Оюн, лидер Монгольской гражданской партии, бывший министр иностранных дел, а ныне депутат парламента. Улан-Батор, 22 сентября 2009 года.
Когда-то она работала в лондонской горнодобывающей компании Rio Tinto.

ПРАВИЛЬНЫЙ ВЫБОР

Оюн говорит, что обещанные ранее демократические преобразования не были осуществлены в бедной Монголии. Потому она считает, что сейчас правительство должно принять меры для повышения уровня жизни во всех областях.

«Если ваша жизнь не лучше, чем была 20 лет назад, то какая цель преследовалась от перехода к рыночной экономике? Несмотря на проблемы, я думаю, что мы многого добились. Мы живем в многопартийной парламентской демократии. Теперь главная задача - это обеспечить более высокий уровень жизни для людей, обеспечить лучший экономический рост. Я понимаю, что это зависит не только от демократии, которая приводит к развитию, но и от других факторов, как география, рынок и инфраструктура. И осуществить это не очень-то просто», - говорит она.

Монгольские социологи считают, что процесс развития в стране займет более десяти лет. Однако они говорят, что, несмотря на то что в стране царит нищета, статистически большинство монголов по-прежнему считают, что двадцать лет назад страна сделала правильный выбор, сделав шаг в сторону демократии.

Согласно социологическим опросам, проводимым в Монголии с 1995 года, 80 процентов монголов считают, что переход от авторитаризма к демократии и рыночной экономике был правильным шагом, и никто в Монголии не оглядывается назад.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG