Доступность ссылок

Как живется молодым активистам в Казахстане?


Полицейские окружают вышедших на протест против одномоментной девальвации тенге молодых людей. Алматы, 15 февраля 2014 года. Фото Азиза Мамирова.

Полицейские окружают вышедших на протест против одномоментной девальвации тенге молодых людей. Алматы, 15 февраля 2014 года. Фото Азиза Мамирова.

Молодые активисты и политики говорят, что за последние десять лет общественно-политическая активность в Казахстане существенно ослабла из-за давления властей. Представители молодежного крыла правящей партии не согласны с этим мнением.

В первые годы независимости Казахстана во многих высших учебных заведениях страны создавались различные молодежные интеллектуальные клубы и организации, группы молодых активистов проявляли себя и на политической сцене. Как менялись эти тенденции за 25 лет? Репортер Азаттыка поговорил с известными личностями в этой области, спросив их, как сейчас обстоят дела с показателями молодежной активности. Молодые активисты говорят, что молодежное движение в 1990-е годы развивалось в литературно-духовном направлении, а политическая активность усилилась в первой половине 2000-х. Некоторые из них отмечают, что после 2005 года политическая активность молодежи постепенно пошла на спад и сейчас ее почти нет.

Активисты говорят, что власти оказывают давление на желающих создать независимые молодежные организации и используют такие методы, как «исключение из университета», «угрозы», «нападения», «недопуск к защите дипломной работы», «судебное преследование».

Махамбет Абжан, «Патриотичная молодежь Казахстана»

Руководитель организации «Патриотичная молодежь Казахстана», активист из Астаны Махамбет Абжан говорит, что испытывал давление в 2000 году, когда учился в Евразийском национальном университете имени Гумилева и проводил встречи в студенческом клубе «Полис».

— В то время было создано движение «Демократический выбор Казахстана». Меня тогда исключили из университета за то, что провел встречу с Серикболсыном Абдильдиным. Мы спрашивали у него о Мухтаре Аблязове и Галымжане Жакиянове, — вспоминает он.

Махамбет Абжан проводит одиночный пикет у посольства России в Казахстане против аннексии Крыма. Астана, 3 марта 2014 года.

Махамбет Абжан проводит одиночный пикет у посольства России в Казахстане против аннексии Крыма. Астана, 3 марта 2014 года.

Позднее Абжана восстановили в университете. В те годы Абжан поддерживал оппозиционных политиков Мухтара Аблязова и Галымжана Жакиянова, проводил акции против российского политика Владимира Жириновского. Он рассказывает, что в период с 2003 по 2005 год в Украине, Грузии и Кыргызстане произошли перевороты и молодежь активизировалась, желала смены власти.

— КНБ наблюдал за нами, думали, что мы «совершим революцию». Грозили тюрьмой. Меня дважды судили по уголовным статьям. В период с 2005 по 2008 год сидел в тюрьме по статье «Мошенничество». Затем условно осудили за неповиновение полиции, — говорит он.

После выхода из тюрьмы Абжан обратился в министерство юстиции, но не смог восстановить документы организации «Патриотичная молодежь Казахстана».

— Затем прекратили деятельность. Среди независимых организаций осталась лишь «Молодежная информационная служба Казахстана», — говорит Абжан.

Ирина Медникова, «​Молодежная информационная служба Казахстана»​

Руководитель «Молодежной информационной службы Казахстана» алматинка Ирина Медникова только оправилась после совершённого 12 октября нападения на нее. Она говорит, что подверглась нападению накануне проведения акции ZhasCamp по объединению молодежи в Атырау.

— Я заходила во двор, когда мой путь пересек молодой человек. Он пристально смотрел на меня. Я пошла дальше. Когда подошла к своему подъезду, услышала шаги. Пока поворачивала голову, он в эту секунду схватил меня за руку и сорвал сумку с плеча. Я схватила сумку с другой стороны и начала тянуть ее на себя. Он поволок меня с сумкой, а рядом стоял автомобиль нашего соседа. Он ударил меня об этот автомобиль — я упала на капот. Потом он стащил меня на землю с сумкой и поволок по асфальту. Я разодрала джинсы и колени в кровь. И тут уже от боли и от шока отпустила сумку, — вспоминает Ирина.

Ирина Медникова у посольства США в Казахстане с плакатом, на котором написано на английском языке, что в Казахстане «нет свободы слова, свободных СМИ, справедливых выборов и демократии». Алматы, 12 апреля 2010 года.

Ирина Медникова у посольства США в Казахстане с плакатом, на котором написано на английском языке, что в Казахстане «нет свободы слова, свободных СМИ, справедливых выборов и демократии». Алматы, 12 апреля 2010 года.

Ирина Медникова говорит, что в сумке находились принадлежавшие организации 420 тысяч тенге, печать и документы по мероприятию в Атырау. В полиции сообщили, что занимаются поисками преступника. По ее словам, через некоторое время в Атырау ZhasCamp столкнулся с проблемами, когда все организации города отказали в предоставлении помещений.

— Я связала это [нападение] с работой... Коллеги говорят, что сейчас идет суд по земельными митингам в Атырау, где судят Макса Бокаева и других так называемых «организаторов». Но мы не имеем отношения к этому, но, возможно, кому-то показалось по-другому. Потому что мы прямо во время начала этого процесса должны были провести свое мероприятие и собрать несколько сотен молодых ребят в ZhasCamp, — говорит Медникова.

Мероприятие ZhasCamp в Атырау всё же состоялось 15 октября, однако такое же мероприятие в Павлодаре не удалось провести из-за чинимых препятствий. Медникова отмечает, что в первой половине 2000-х годов политическая активность среди молодежи была выше, однако «с 2005 года государство стало держать молодежь под контролем». Она считает, что контроль стал возможен благодаря созданию государственных молодежных организаций. По словам Ирины, «сейчас политической активности среди молодежи вообще нет». Некоторые организации продолжают работать как под давлением, так и при поддержке, говорит она.

— Например, есть «Лига молодых избирателей». Она работает на выборах. Мы обучаем молодежь электоральным правам и наблюдаем за голосованием в вузах, там, где голосуют студенты, и выявляем нарушения. В этом году мы зафиксировали на видео вброс бюллетеней. И мы опубликовали его в Интернете. Видео стало очень резонансным. После этого председатель алматинской избирательной комиссии на пресс-конференции озвучил в наш адрес некоторые угрозы. Он даже сказал, что они с нами разберутся, — сказала Ирина.

Медникова говорит, что член организации из Шымкента, наблюдавший за выборами, не смог защитить дипломную работу. По словам Ирины, кроме таких жестких методов, как нападения и недопуск к защите дипломной, есть и «более мягкие» способы давления. К примеру, в прошлом году молодежное крыло правящей партии «Жас Отан» провело свое мероприятие ZhasCamp.

— Взяли наш логотип и провели ZhasCamp. Я поняла, что они пытаются взять наш известный раскрученный формат и наполнить его своим содержанием. Это было провластное мероприятие, однобокое. И мы тогда пошли на прямой конфликт с ними... Кроме «Кахара», есть еще несколько примеров. Когда власть создавала псевдопроекты рядом с существующими гражданскими проектами. Например, мы создавали гражданскую инициативу «За свободный Интернет» и тут же объявились другие ребята и создали фонд «За свободный Интернет». Они объявили нам, что будут заниматься нашей работой. В итоге они всех перессорили, разбили эту инициативу и уничтожили, — говорит активист.

Жанболат Мамай, «Рух пен тіл»

Гражданский активист Жанболат Мамай в 2007 году создал молодежную организацию «Рух пен тіл». Он говорит, что так и не смог зарегистрировать созданную организацию.

— Активность среди молодежи стала проявляться в 2000-е годы, когда были созданы партии «Демократический выбор Казахстана», «Ак жол». Во время президентских выборов 2005 года существовало молодежное крыло партии«Ак жол», был создан «Кахар», который распространял такую информацию, как будто готовил почву для переворота. Власти быстро их распустили. Члены крыла, к примеру Махамбет Абжан, были осуждены, — говорит он.

Жанболат Мамай, руководитель молодежного клуба «Рух пен тiл», демонстрирует письмо протеста руководителям спецслужб. Астана, 9 сентября 2009 года.

Жанболат Мамай, руководитель молодежного клуба «Рух пен тiл», демонстрирует письмо протеста руководителям спецслужб. Астана, 9 сентября 2009 года.

Жанболат Мамай говорит, что власти не стали регистрировать организацию «Рух пен тіл», в которую вошли сотни человек. Однако в 2010 году была зарегистрирована совершенно другая организация с названием «Рух пен тіл».

— Мы знали, что организацию «Рух пен тіл» не зарегистрируют, поэтому открыли ее как клуб... Столько раз хотели меня отчислить, даже в тюрьме посидел. Когда становишься активистом, начинают приглашать на должности, предлагают работу в акимате. Если не соглашаешься, подвергают гонениям. Способов давления много, — считает Мамай.

По мнению активиста, сейчас нет условий для создания независимой общественно-политической молодежной организации, нет условий для ее деятельности.

— По-моему, с молодежью сейчас радикальные группировки работают активнее. Их способы опасны, — говорит Мамай.

Даурен Бабамуратов, «Болашак»

Руководитель молодежной организации «Болашак» Даурен Бабамуратов вспоминает, что их организация, созданная в 2000-е годы, некогда была демократической.

— В период с 2000 по 2005 год было создано несколько организаций. Повысилась активность среди населения, была конкуренция на выборах. Были созданы такие организации, как «Айбат», «Кайсар», «Кахар». В 2005 году была создана и наша организация, — говорит Бабамуратов.

Лидер движения «Болашак» Даурен Бабамуратов (в центре) у здания посольства Узбекистана в Алматы, 3 июля 2015 года.

Лидер движения «Болашак» Даурен Бабамуратов (в центре) у здания посольства Узбекистана в Алматы, 3 июля 2015 года.

Одной из причин непродолжительного существования таких организаций активист называет отсутствие источников финансирования. По его словам, в начале 2000-х годов со стороны властей давление оказывалось, однако власти не уничтожали движения напрямую.

— В Казахстане основную часть молодежных организаций создавали партии. Сейчас они перестали создавать молодежное крыло. У других партий, кроме «Нур Отана», нет молодежного крыла, — говорит он.

Аскар Бопылдыков, «Жас Отан»

Председатель Атырауского областного филиала «Жас Отана», молодежного крыла правящей партии «Нур Отан», Аскар Бопылдыков считает, что «в стране есть активность среди молодежи, пусть и невысокая».

— Государство поддерживает молодежь. Но молодежь не особо этим пользуется. Я приглашаю их, говорю, чтобы говорили о недостатках с площадки «Жас Отана». Они спрашивают, не будут ли их преследовать. Однако я с таким не сталкивался и не слышал жалобы других организаций, — говорит он.

У Бопылдыкова также был заготовлен ответ относительно скандала с организацией «Молодежная информационная служба Казахстана» и проблемами с проведением мероприятия ZhasCamp в Атырау.

— В прошлом году действительно была шумиха, говорили, что «Жас Отан» забрал ZhasCamp. Сказали, что и название, и логотип принадлежат им. Это был лот управления по вопросам молодежной политики области. Мы как взяли, так и провели. Мы — исполнители. Логотип взяли из Интернета, сказали, что он хорош, так и провели. У нас не было мысли красть. Позднее сказали, что получилось неудобно, было стыдно. Но потом мы не допускали таких моментов, — сказал он.

Аскар Бопылдыков, председатель Атырауского областного филиала «Жас Отана».

Аскар Бопылдыков, председатель Атырауского областного филиала «Жас Отана».

Аскар Бопылдыков говорит, что готов сотрудничать со всеми молодежными организациями. Однако он отмечает, что «говорить о недостатках нужно не для того, чтобы нарушать спокойствие народа, а с целью их исправления». Председатель филиала говорит, что в этом году тендеры в области молодежной политики получают и другие, кроме «Жас Отана», организации.

РАБОТА С МОЛОДЕЖЬЮ

Репортер Азаттыка поинтересовался, какую работу активисты ведут с молодежью. Представитель «Жас Отана» Аскар Бопылдыков рассказал о проекте по трудоустройству молодежи.

— Мы даем молодым людям пройти практику в учреждениях. Затем этим же организациям предлагаем принять молодых людей на работу после прохождения практики. В области хорошо продвигается работа по предоставлению жилья молодым семьям. В прошлом году предоставили 90 квартир, — говорит он.

По мнению руководителя «Болашак» Даурена Бабамуратова, молодежная политика не охватывает всю молодежь.

— К примеру, есть молодые строители. Я не видел организации, которая бы работала с ними. Их выгоняют, бьют, иногда они приходят к нам и рассказывают об этом. Сейчас молодежи на рынках раздают билеты на КВН. Можно хотя бы таким образом их привлекать и работать с ними, — говорит он.

Активист говорит, что с целью изучения проблем молодежи летом за счет госзаказа провели опрос среди молодежи. Результаты исследования показали, что молодежь испытывает сложности с двумя основными проблемами — поиском работы и жильем.

Руководитель «Молодежной информационной службы Казахстана» Ирина Медникова говорит, что они «прилагают все усилия для развития гражданской активности среди молодежи, привлекая их к различным мероприятиям и повышая их знания».

ОБРАЗ МОЛОДЕЖИ

Махамбет Абжан, говоря о казахстанской молодежи, отмечает, что молодые люди не знают своих прав и не могут их защитить, склонны к даче взяток, думают лишь о своих будничных проблемах. Жанболат Мамай молодежь характеризует как «апатичную группу, которая не верит в то, что справедливости можно достичь открыто, законными способами». Даурен Бабамуратов говорит, что молодежь активна.

— Активность среди молодежи — на месте. Согласно данным проведенного нами социального опроса, 30 процентов молодежи ответили, что готовы выйти на защиту своей позиции, если снова поднимут земельный вопрос. Только они не организованны (не объединены в организации. — Ред.), — сказал Бабамуратов.

По мнению Ирины Медниковой, «Казахстан находится накануне рождения гражданского общества».

— В городе имеют место различные инициативы. Особенно в области урбанистики «выросшая молодежь» до 35 лет объединяется для проведения таких мероприятий, как «Мой дом», «Мой подъезд». Не обязательно создавать организации, много активной молодежи, — говорит активист.

Представитель старшего поколения политик Дос Кошим отмечает, что «в истории современного Казахстана были моменты, когда молодежь неожиданно просыпалась, когда остро вставали социально-политические проблемы».

— Когда говорили, что есть застой, молодежь стала пассивной, она «взрывалась» в самый неожиданный момент. В 1986 году никто не предполагал, что «выступит молодежь». Однако молодежь вышла. Недавние события [митинги] были организованы не националистами, и не оппозицией. Молодежь может выйти на сцену в любое время. Выйдет в час испытаний. Эта традиция существует издавна, — говорит он.

По данным министерства юстиции Казахстана, предоставленным Азаттыку, на территории Казахстана зарегистрировано 61 общественное объединение, в названии которого есть слово «молодежное». В министерстве говорят, что законом не предусмотрены особые требования к процедуре регистрации молодежных организаций... Однако ведомство не располагает сведениями, какому количеству молодежных организаций за последние 10–15 лет отказали в регистрации.

  • 16x9 Image

    Рахат МАМЫРБЕК

    Рахат Мамырбек – редактор сайта Азаттык на казахском языке, работает в Алматинском бюро. Окончил Алматинский государственный университет. Начал работать журналистом в телекомпании «Казахстан». Работал в телекомпаниях КТК, «31 канал» и «Алматы».

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG