Доступность ссылок

Макс Бокаев. Активист и участник земельного митинга


Гражданский активист Макс Бокаев выступает на митинге «по земельному вопросу». Атырау, 24 апреля 2016 года.

Гражданский активист Макс Бокаев выступает на митинге «по земельному вопросу». Атырау, 24 апреля 2016 года.

Активного участника митинга против земельной реформы Макса Бокаева власти приговорили к пяти годам тюремного заключения. Отвергшего обвинения активиста международные правозащитники признали узником совести.

ЗЕМЕЛЬНЫЕ МИТИНГИ

Первый массовый митинг против резонансных поправок к земельному кодексу, подписанных президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым осенью прошлого года, прошел в Атырау на площади Исатая и Махамбета 24 апреля. Участники акции протеста обратились к Назарбаеву с резолюцией и выступили против изменений земельного законодательства, увеличивающих срок аренды земель сельхозназначения иностранцами с 10 до 25 лет и предоставляющих возможность покупать земли компаниям с иностранным участием.

Модератором митинга в Атырау, после которого стихийные выступления «по земельному вопросу» прошли в других городах Казахстана, стал 43-летний гражданский активист Макс Бокаев. Во время митинга Макс Бокаев подготовил проект резолюции, в котором участники протеста требовали исключить спорные статьи из земельного кодекса, обнародовать имена и фамилии крупных землепользователей, не допустить гонений в отношении организаторов и участников мирного митинга. Проект подписали сотни человек.

Аким области Нурлан Ногаев, прибывший на площадь во время митинга, пообещал, что требования протестующих будут доведены до Акорды и что Макс Бокаев и другие активисты не подвергнутся преследованию.

Аким Нурлан Ногаев: преследований не будет. Видео Азаттыка:

В земельных митингах в Актобе, Актау, Жанаозене, Семее, состоявшихся после акции протеста в Атырау, по подсчетам наблюдателей, приняли участие от нескольких сотен до нескольких тысяч человек. Стихийные массовые выступления — очень редкое явление для Казахстана, где за открытое недовольство политикой правительства граждане рискуют подвергнуться преследованиям.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев 5 мая объявил мораторий на вызвавшие резонанс статьи земельного кодекса до конца года. Позднее срок действия моратория продлили на пять лет. Власти создали республиканскую комиссию с участием представителей общественности для обсуждения спорных моментов земельной реформы, в состав которой включили и Макса Бокаева. Однако Бокаев отказался от участия в работе комиссии, «пока не будет прекращено давление на жителей города Атырау». Он заявил, что в земельную комиссию граждане Казахстана должны делегировать своих представителей сами и что число представителей властей не должно превышать половину состава комиссии, а сама комиссия должна точно определить, когда будут отменены резонансные нормы земельного кодекса.

Участники стихийного митинга в Атырау «по земельному вопросу». 24 апреля 2016 года.

Участники стихийного митинга в Атырау «по земельному вопросу». 24 апреля 2016 года.

ОБВИНЕНИЕ И НАКАЗАНИЕ

Казахстанские власти приняли контрмеры в связи с земельными протестами: в Алматы, Астане и других городах запретили проведение митингов, центральные улицы 21 мая (в день предполагаемых протестов) были взяты под контроль полиции, многие активисты были задержаны до начала акций протеста, некоторые из них подверглись административному аресту до 15 суток, с некоторых взыскали штрафы. Вышедших на несанкционированные акции протеста в массовом порядке задерживали сотрудники полиции. Вместе с протестующими были задержаны и десятки журналистов.

В одном из своих выступлений после митинга в Атырау президент Нурсултан Назарбаев заявил, что провокаторы, которые спекулируют на вопросе предоставления земли в аренду иностранцам, должны быть разоблачены и наказаны в соответствии с законом. В интервью Азаттыку Макс Бокаев говорил, что гражданам должна быть предоставлена возможность высказывать разные точки зрения по земельному вопросу.

— Я не считаю провокаторами ни себя, ни других. К примеру, я знаю, что земли сельхозназначения иностранцам не продаются. Об этом я говорю и пишу на своей странице в сети Facebook. Однако есть граждане, которые считают, что «земля продается». Возможно, они ошибаются. Однако они, возможно, знают то, что нам неизвестно, поэтому нужно дать им возможность высказать свое мнение, — говорил Макс Бокаев.

Макс Бокаев: провокатором себя не считаю (Видеокомментарий записан незадолго до ареста):

Макс Бокаев был взят под административный арест сроком на 15 суток по обвинению в «нарушении порядка организации митинга» 17 мая. В заключении против него были выдвинуты обвинения в «пропаганде или публичных призывах к насильственному захвату власти» и «приготовлении к преступлению». Через некоторые время эти статьи были заменены на «организацию незаконного митинга», «разжигание розни» и «распространение заведомо ложной информации». В суде государственные обвинители заявили, что вина Бокаева по выдвинутым обвинениям «полностью доказана».

В ходе досудебного расследования и суда Макс Бокаев отказался признать выдвинутые против него обвинения и отверг предложение заключить процессуальное соглашение с признанием вины. Он настаивал на своей позиции, заявляя, что «в земельных вопросах власти должны считаться с мнением народа». В суде он сказал, что обвинения, выдвинутые против него и другого активиста Талгата Аяна, не доказаны и ничем не подтверждены.

— В ходе преследования применялись все приемы, которые использовал НКВД в 1937 году: взламывали и врывались в дома наших матерей, запугивали, проводили обыски, вмешивались в личную жизнь. Но доказательств того, что мы с Талгатом нарушили Конституцию, не нашли. Поэтому 73 тома дела — это просто макулатура, — сказал в суде Макс Бокаев.

На вопрос прокурора, почему он написал резолюцию митинга от имени народа, Макс Бокаев ответил, что позиция участников митинга совпадала с его принципами, поэтому он подготовил резолюцию и те, кто согласился с текстом, поставили свои подписи. После митинга против земельной реформы 24 апреля в Атырау Макс Бокаев на своей странице в социальной сети Facebook сообщил, что направил на имя президента Казахстана Нурсултана Назарбаева резолюцию, под которой оставило подписи большое количество людей.

Активисты Талгат Аян (слева) и Макс Бокаев в суде, где слушается дело против них. Атырау, 28 октября 2016 года.

Активисты Талгат Аян (слева) и Макс Бокаев в суде, где слушается дело против них. Атырау, 28 октября 2016 года.

Суд Атырау 28 ноября приговорил Макса Бокаева к пяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. Текст приговора был созвучен обвинениям прокуроров. Суд лишил Макса Бокаева права заниматься общественной деятельностью сроком на три года и обязал его выплатить штраф в размере 250 месячных расчетных показателей (530 тысяч тенге, или 1,5 тысячи долларов).

Приговор в отношении другого гражданского активиста, Талгата Аяна, привлеченный к суду по этому же делу, был аналогичным.

«Я ГОРЖУСЬ СВОИМ СЫНОМ»

74-летняя мать Макса Бокаева Рахила Кожасова ходила в течение месяца почти на все заседания суда по делу своего сына. Она решила остаться дома лишь в день вынесения приговора.

— Когда от младшей дочери услышала по телефону о том, что Максу дали пять лет, мы с родственниками, собравшимися в нашем доме, заплакали. Я очень сильно расстроилась. Разве можно так издеваться над человеком? Пять лет пройдут. Однако для меня это слишком много. Мне больше 70 лет, и это дается нелегко, — говорит Рахила Кожасова Азаттыку.

Рахила Кожасова, мать Макса Бокаева, в суде, где проходит процесс в отношении ее сына и Талгата Аяна. Атырау, октябрь 2016 года.

Рахила Кожасова, мать Макса Бокаева, в суде, где проходит процесс в отношении ее сына и Талгата Аяна. Атырау, октябрь 2016 года.

В семье Кебена Бокаева и Рахилы Кожасовой три дочери и два сына. Старший из сыновей, Макс, — второй ребенок в семье. Покойный отец активиста был одним из нефтяников, в числе первых осваивавших Тенгизское месторождение. Он был инженером, отличником нефтяной промышленности СССР. Мать долгие годы читала лекции по биологии и физиологии в Университете имени Халела Досмухамедова в Атырау. Она обладатель знака «Отличник просвещения СССР».

Рахила Кожасова отмечает, что ее сын с детства любил читать, тянулся к знаниям.

— Макс по своей природе аскет, ему ничего лишнего не нужно. Он даже не носит одежду, подаренную сестрами. Он и к еде так относился, не все ел, два дня в неделю голодал, занимался бегом. Самостоятельно выучил английский язык. Он вырос очень спокойным, честным, добрым, готовым отдать последнюю рубашку нуждающемуся, — характеризует сына Рахила Кожасова.

Она считает приговор, вынесенный Максу и Талгату Аяну, несправедливым.

— Меня очень огорчает то, что Макс и Талгат наказаны за то, что высказали свое мнение о земле. С ростом запретов и ограничений недовольство народа растет. Их двоих посадили в тюрьму, но завтра вместо них выйдут другие Максы и Талгаты. И их всех будут судить? — говорит Рахила Кожасова.

Сестра и общественный защитник Макса Бокаева Жанаргуль Бокаева (на переднем плане) на процессе, где судят ее брата (справа на заднем плане) и Талгата Аяна (слева). Атырау, 21 ноября 2016 года.

Сестра и общественный защитник Макса Бокаева Жанаргуль Бокаева (на переднем плане) на процессе, где судят ее брата (справа на заднем плане) и Талгата Аяна (слева). Атырау, 21 ноября 2016 года.

Мать считает, что Макс, оказавшись в непростой ситуации, помнил о полученном воспитании, остался чист душой. Рахила Кожасова сказала, что мысли о достойном поведении сына придают ей сил.

— Я горжусь своим сыном и не буду опускать голову. Я могу прямо смотреть в глаза любому человеку. Это окрыляет меня. Единственное, что меня расстраивает, — Макс до этого времени так и не создал свою семью, — говорит Рахила Кожасова.

ОБЩЕСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ БОКАЕВА

Макс Бокаев в регионе известен как руководитель созданного в 2003 году общественного объединения «Арлан». Его гражданская активность была связана с акцентированием внимания на социально-экономических, экологических проблемах региона, с требованиями по соблюдению гражданских прав и свобод. Он неоднократно по решению суда привлекался к административной ответственности за участие в гражданских акциях протеста.

Ранее, объединившись с активистами других общественных организаций в Атырау, он выражал протест против повышения тарифов предприятиями-монополистами, выступал за решение экологических проблем региона, требовал от властей открыть для населения города набережную Урала, огороженную как часть территории государственной резиденции.

— Макс собрал 1500 подписей и подготовил петицию. В результате добился того, чтобы вынесли решение убрать это ограждение [на набережной]. Мы победили, — говорит руководитель общественной организации «Заман» Асель Нургазиева.

Руководитель общественного объединения «Арлан» Макс Бокаев выражает свой протест против строительства комплекса ароматических углеводородов (КПА) в Атырау. 10 апреля 2010 года.

Руководитель общественного объединения «Арлан» Макс Бокаев выражает свой протест против строительства комплекса ароматических углеводородов (КПА) в Атырау. 10 апреля 2010 года.

По ее словам, Макс Бокаев, юрист по специальности, участвовал в анализе проектов общественных организаций.

— Макс делал анализ всех документов для суда, потому что анализировал глубоко и юридически безупречно. Основным экспертом в проекте по прозрачности соглашений добывающих компаний опять же выступал Бокаев, — говорит Асель Нургазиева.

Макс Бокаев с 2008 года является активным участником коалиции «Инициатива прозрачности деятельности добывающих отраслей». Деятельность коалиции, которая объединяет десятки общественных организаций по миру, направлена на прозрачность и доступность населению данных о выплатах крупных компаний-недропользователей правительствам стран, в которых они занимаются освоением сырьевых ресурсов в добывающем секторе.

— Бокаев в 2010 году выступил с докладом на слушаниях в конгрессе США по теме «Связь между прозрачностью доходов от добывающих отраслей и правами человека». В своем докладе на английском языке он рассказал о добывающих компаниях в Атырау, которые причиняют вред окружающей среде и жизни человека, — говорит руководитель атырауской общественной организации «Демос» Тогжан Кизатова.

Макс Бокаев с 2013 года является членом Коалиции по вопросам безопасности и защиты правозащитников и гражданских активистов. Совместно с местными активистами Бокаев провел в Атырау акцию протеста, в ходе которой были выдвинуты требования по освобождению диссидента, поэта Арона Атабека, осужденного в связи с Шаныракскими событиями 2006 года, и нефтяников, осужденных в связи с Жанаозенскими событиями 2011 года. Бокаев в январе этого года организовал пикет в защиту алматинских активистов Ермека Нарымбаева и Серикжана Мамбеталина, привлеченных к суду по обвинению в разжигании розни за посты в Facebook’e.

Активист Макс Бокаев (справа) проводит пикет в поддержку активистов Серикжана Мамбеталина и Ермека Нарымбаева перед зданием суда в Алматы. Представитель прокуратуры сообщает Бокаеву об отсутствии санкции на протест. 26 октября 2015 года.

Активист Макс Бокаев (справа) проводит пикет в поддержку активистов Серикжана Мамбеталина и Ермека Нарымбаева перед зданием суда в Алматы. Представитель прокуратуры сообщает Бокаеву об отсутствии санкции на протест. 26 октября 2015 года.

Алматинский правозащитник Ерлан Калиев вместе с Максом Бокаевым участвовал в судебном процессе в Актау после Жанаозенских событий. Бокаев в качестве члена общественного комитета «Жанаозен-2011» наблюдал за судебным процессом от начала до конца.

— Он выполнил очень сложную работу, потому что в одно время проходили сразу несколько судебных процессов — над нефтяниками, полицейскими, акимами. Все они проходили на казахском языке. Макс спал по два-три часа в сутки, затем переносил стенографические записи на компьютер и переводил их на русский язык для дальнейшего направления во все международные организации, — говорит Ерлан Калиев.

Бокаев также активно участвовал в деятельности оппозиционных партий в Атырау. Он оказывал юридическую помощь областным филиалам незарегистрированной партии «Алга» и партии «Азат» в Атырау.

Макс Бокаев дважды выдвигал свою кандидатуру в депутаты городского маслихата. Но его попытки стать депутатом не увенчались успехом: его кандидатуру снимали из-за «неправильно заполненной декларации о доходах».

УЗНИК СОВЕСТИ

Международные правозащитные организации и иностранные государства назвали судебный процесс над Максом Бокаевым и Талгатом Аяном несправедливым.

Правозащитная организация Amnesty International объявила Бокаева узником совести, который нуждается в срочной медицинской помощи. Врачи, обследовавшие Бокаева во время следствия, сообщили об обострении хронического заболевания.

Представители Европейского союза заявили, что приговор в отношении активистов противоречит международным обязательствам правительства Казахстана в области прав человека, и призвали власти освободить их. Дипломатическая миссия США в Казахстане также выразила обеспокоенность приговором в отношении Бокаева и Аяна.

Макс Бокаев показывает Конституцию Казахстана в суде, где судят его и Талгата Аяна (справа). Атырау, 18 октября 2016 года.

Макс Бокаев показывает Конституцию Казахстана в суде, где судят его и Талгата Аяна (справа). Атырау, 18 октября 2016 года.

Международная правозащитная организация Human Rights Watch призвала власти Казахстана немедленно освободить гражданских активистов Макса Бокаева, Талгата Аяна и прекратить гонения в отношении них. В заявлении организации говорится, что привлечение к суду за мирную реализацию права на протест — возмутительное нарушение правосудия. «Власти должны положить конец своему ошибочному и карательному подходу к мирным собраниям и признать фундаментальное право на собрания и мирное выражение взглядов», — заявила исследователь HRW по Европе и Центральной Азии Мира Риттман.

Эксперты ООН по правам человека отметили, что Бокаев и Аян «никогда не должны были пойти под суд за то, что воспользовались своими гражданскими правами», подчеркнув, что приговор в отношении активистов противоречит Международному пакту о гражданских и политических правах.

  • 16x9 Image

    Сания ТОЙКЕН

    Сания Тойкен работает на Азаттыке с 2007 года, репортёр в Мангистауской области. Окончила факультет журналистики Казахского национального университета имени Аль-Фараби. После окончания университета работала в газетах «Қазақстан пионері» и «Халық кеңесі» Была пресс-секретарём государственного комитета Казахстана по приватизации. Работала корреспондентом, затем редактором казахской редакции Атырауской областной газеты «Ак Жайық». До июля 2015 года была редактором еженедельника «Не хабар?!» в городе Актау.

Ваше мнение

Показать комментарии

В других СМИ

Loading...

XS
SM
MD
LG