Доступность ссылок

Секрет политического долголетия Карима Масимова был заложен еще в школе


Премьер-министр Казахстана Карим Масимов.

Премьер-министр Казахстана Карим Масимов.

Карим Масимов возглавляет правительство Казахстана более четырех лет. Его одноклассницы считают, что секрет его успеха – хорошее образование. Эксперты говорят, что Масимов держится на этом посту за счет своей лояльности к президенту Назарбаеву.


СТИЛЬ УМЕНИЯ БЛЕФОВАТЬ

О том, что премьер-министры в Казахстане не задерживаются на своем посту более двух лет, кто только не писал и прогнозы о скорой отставке «засидевшегося» Карима Масимова кто только не делал. Мы же постарались проследить карьеру Карима Масимова чуть ли не со школьной скамьи. И скачок на пост премьер-министра в 2007 году с этой точки зрения выглядит вполне логичным. Оказывается, Карим Масимов был и является аккуратистом и где-то авантюристом уже давно.

Такие премьеры наиболее удобные, и наиболее безликий чиновник является самым долговременным.
В январе 2007 года ничто не предвещало событий августа 2007 года, и на одном из первых совещаний, 15 января, Карим Масимов сообщил о создании четырех рабочих групп, которые должны были выдать предложения по модернизации системы государственного управления.

Но по прошествии четырех лет казахстанский экономист Канат Берентаев не видит практических успехов в административной реформе, поскольку «нет прозрачности, когда общество могло бы контролировать процессы управления государством». По его мнению, в административной реформе отсутствует важное звено – эффективные органы местного самоуправления.

Отсутствие прозрачности, по словам экономиста, приводит лично его к тому, что он, анализируя данные бюджетных программ, 10–15 процентов списывает «на распил». (Сленговый термин «распил» означает коррупционное деяние, связанное с извлечением незаконного дохода при распределении и исполнении государственных подрядов.)

Но вполне осязаемым и реализуемым компонентом в модернизации системы государственного управления Карима Масимова стало внедрение так называемого электронного правительства. При этом лично Карим Масимов открыл персональный блог и обязал остальных министров и глав регионов последовать его примеру. В начале 2011 года блог премьер-министра сообщил, что туда поступило около 60 тысяч обращений граждан. Но на этом ресурсе нет информации о количестве эффективных мер реагирования со стороны владельца блога.

СТИЛЬ ЭКОНОМИКИ НЕ ПОМЕНЯЛСЯ

Помимо административной реформы, правительство Карима Масимова бралось за реализацию громких проектов. Среди них - идея вхождения Казахстана в число 50 наиболее конкурентоспособных государств, социальный проект «100 школ, 100 больниц» и амбициозная программа «форсированного индустриально-инновационного развития Казахстана до 2020 года».

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и премьер-министр Карим Масимов. Астана, 10 января 2007 года.
Но всё же главным испытанием для Карима Масимова стал мировой финансово-экономический кризис. Впрочем, премьер-министр вслед за президентом Нурсултаном Назарбаевым в течение 2007 и 2008 годов отрицал какие-либо серьезные негативные последствия глобального кризиса для экономики Казахстана, прямо зависимой от мировых котировок цен на минеральные ресурсы.

Руководитель «Группы оценки рисков» Досым Сатпаев считает, что «условия у него были отнюдь не самые тяжелые в сравнении с премьерами других стран, у которых не было таких возможностей, чтобы поддержать экономику». Досым Сатпаев имеет в виду массированные финансовые вложения в размере чуть более одного триллиона тенге (свыше шести миллиардов долларов США) из Национального фонда Казахстана на антикризисные меры, позволившие компенсировать негативные последствия мирового кризиса.

СПОРНЫЕ УСПЕХИ «ИНДУСТРИАЛИЗАЦИИ»

23 февраля 2010 года правительство приняло государственную программу форсированного индустриально-инновационного развития Казахстана, согласно которой к 2014 году ВВП страны должен вырасти на 50 процентов от уровня 2008 года. При этом Масимовым установлен труднообъяснимый рекорд по темпам реализации государственных программ индустриализации, так как уже к июлю 2010 года, буквально через несколько месяцев после ее принятия, правительство сообщило, что уже завершены 72 проекта общей стоимостью 351,1 миллиарда тенге (чуть свыше двух миллиардов долларов США).

Согласно разработанным правительством «карт индустриализации», предполагается строительство 294 объектов на сумму 8 триллионов тенге (свыше 50 миллиардов долларов США), что должно, по замыслу авторов, создать гибкую диверсифицированную экономику Казахстана.

Однако экономист Канат Берентаев довольно скептически относится к первым результатам программы и считает индустриально-инновационную программу всего лишь «программой мониторинга», поскольку в нее были включены уже разработанные проекты, в том числе в области туризма и сельского хозяйства. «Это были проекты, которые уже были приняты, и общей концепции я не вижу», – говорит он в телефонном интервью нашему радио Азаттык.
Наши премьеры не должны обладать яркими качествами. Это представляет для них угрозу, потому что на небе не могут быть два солнца.


Он также подвергает сомнению данные 2010 года, согласно которым в 7-процентном приросте ВВП Казахстана 2,7 процента приходится на десятки недавно открытых производств. «Они должны пройти стадию освоения проектной мощности, стадия выхода на стабильную работу, а это требует времени. Кто-то взял и вложил цифры в уста президента», – считает Канат Берентаев.

Руководитель «Группы оценки рисков» Досым Сатпаев всё же относит к плюсам разработку программы индустриально-инновационного развития Казахстана, но отрицательным считает качество ее реализации. «Программа неплохая, но реализация осталась на уровне дутых проектов. Я лично сомневаюсь, что, потратив такие большие деньги, мы сможем создать индустриально-инновационную экономику. Отсутствие инновационного мышления бюрократов, существующая административная система не приспособлена к инновациям априори», – прокомментировал он ситуацию нашему радио Азаттык.

В качестве позитивных мер экономист Канат Берентаев видит разработку и внедрение механизма принципов государственно-частного партнерства в некоторых проектах программы индустриализации. Напомним, что согласно стратегии поддержки малого и среднего бизнеса правительство обещает оказывать не только финансовую поддержку в виде субсидирования процентной ставки и частичного гарантирования кредитов, но и снизить издержки предпринимателей путем инфраструктурного строительства за государственный счет.

Вторым и несомненным плюсом экономической стратегии правительства Канат Берентаев считает курс на ускоренную интеграцию в рамках Таможенного союза с Россией и Беларусью, но не поддерживает начало интеграционных процессов без общественного обсуждения.

КИТАЙСКАЯ КАРТА КАРИМА

Публикации в казахстанской прессе подчеркивают внешне равноудаленную политику Карима Масимова, которая позволяет будто бы избежать обвинений в лоббизме определенных финансово-промышленных групп. Исключение составляет критика в ряде СМИ в аффилированности и скрытом лоббировании интересов структур миллиардера Тимура Кулибаева, зятя президента Казахстана, и интересов Китая.

Премьер-министр Казахстана Карим Масимов и президент Китая Ху Цзиньтао. Шанхай, 30 апреля 2010 года.
Что интересно, одним из поводов для обвинения в лоббировании интересов китайского правительства стали не только скандалы, связанные с проектами выращивания сои и рапса на территории Казахстана, кредитование правительственных проектов по линии китайского Эксимбанка или увеличившаяся экспансия китайских сырьевых компаний, но и образование и карьера самого премьер-министра.

Согласно биографии, Карим Масимов имеет дипломы Пекинского института языка и Юридического института Уханьского университета. У него есть бизнес-опыт работы в континентальном Китае, Гонконге, а ряд оппонентов намекают на его бизнес-интересы и приобретении недвижимости в Сингапуре, но эти обвинения не подкреплены документально.

Кариму Масимову удалось сохранить свой имидж даже после публикаций на скандальном сайте «Викиликс». Всё, что могли обнаружить читатели сайта об облике премьер-министра, так это рассказ дипломатов о том, что он был замечен в ночном клубе Астаны одиноко танцующим в общем зале, а не в зоне для особо важных персон, что скорее сыграло на позитивный имидж премьера.

Канат Берентаев также не склонен преувеличивать китайский фактор в казахстанской экономике. «Китай активно скупает сырьевые активы и в Африке, и в Австралии, и по всему миру. Они свои золотовалютные резервы превращают в физические активы. С экономической точки зрения не все ли равно под чье управление попадает наше месторождение?» – говорит экономист. Он считает, что в рамках Таможенного союза казахстанская экономика сможет противостоять китайской экспансии.

СЕКРЕТ ПОЛИТИЧЕСКОГО ДОЛГОЛЕТИЯ

Четыре года назад, кроме Карима Масимова, были назначены на должности Даниал Ахметов – министром обороны, Виктор Храпунов – министром по чрезвычайным ситуациям, а нынешний министр культуры Мухтар Кул-Мухаммед только начинал свою хозяйственную деятельность на посту акима Кызылординской области.

Все они к январю 2011 года давно сменили или потеряли кресла, а некоторые вообще покинули Казахстан, и конкуренцию по политическому долголетию Кариму Масимову может составить разве что Касым-Жомарт Токаев, назначенный в январе 2007 года председателем сената Казахстана.

Причину рекордного для Казахстана нахождения на посту премьер-министра Досым Сатпаев объясняет тем, что «наши премьеры не должны обладать яркими качествами. Это представляет для них угрозу, потому что на небе не могут быть два солнца». По его мнению, кандидаты на эту должность должны обладать другими качествами, например лояльностью президенту, осторожностью и умением сохранять «хорошие отношения со всеми».

Премьер-министр Казахстана Карим Масимов и аким Астаны Имангали Тасмагамбетов знакомятся с ценами на рынке. Астана, 4 февраля 2009 года.
Досым Сатпаев считает, что «глобальный кризис растянул его пребывание на этом посту, но это не означает, что также растянется и доверие», хотя с иронией отмечает, что слухи о скорой отставке премьер-министра возникают практически каждый год. Но Досым Сатпаев подчеркивает, что и Карим Масимов, и его предшественники не смогли сделать главного – «снять страну с сырьевой иглы».

Экономист Канат Берентаев констатирует, что, согласно нынешнему фактическому статусу, премьер-министр страны является «даже не вторым или третьим лицом, он всего лишь исполнитель». По его мнению, внешняя аполитичность Карима Масимова «должна быть и она нужна, пока нет многопартийной системы и пока правительство формируется правящей партией». Он также не видит объективных предпосылок для циркулирующих слухов об отставке премьер-министра после ожидаемого в Казахстане референдума о продлении полномочий президента страны Нурсултана Назарбаева до 2020 года.

Розлана Таукина, президент прессозащитной организации «Журналисты в беде», оценивает Карима Масимова как «самого исполнительного, самого молчаливого и самого тихого премьера, который выполнял функцию мальчика на побегушках. На всех новых начинаниях и инициативах он постоянно ссылается на президента: это он подсказал все главные идеи, это он дал задание претворить в жизнь, это он дает указания, как это сделать, и так далее». Общественный деятель Розлана Таукина резюмирует, что «такие премьеры наиболее удобные, и наиболее безликий чиновник является самым долговременным».

КАРИМ МАСИМОВ И ЕГО ОДНОКЛАССНИЦЫ

Выпускница республиканской физико-математической школы, которую окончил Карим Масимов, - Аида Курмангалиева, ныне доцент Астраханского государственного университета, - вспоминает в переписке с корреспондентом нашего радио Азаттык, что запомнила Карима Масимова «высоким, симпатичным, скромным и очень интеллигентным молодым человеком, производил психологически очень приятное впечатление, и это впечатление он производит и до сих пор в сочетании с профессионализмом».

Роман Солодченко, бывший председатель правления БТА Банка. Алматы, 23 октября 2008 года.
Другая одноклассница премьера Галина Светлицкая, ныне проживающая в Нью-Джерси в США, также придерживается мнения, что в основе успешной карьеры Карима Масимова лежит хорошее образование. Она считает, что из их класса «он у нас не один такой», и, пользуясь неожиданным звонком из Казахстана, где не была с 2002 года, передает ему большой привет, если премьер-министр Казахстана ее еще помнит.

Еще один одноклассник Карима Масимова и выпускник физико-математической школы 10 «г» класса выпуска 1982 года, согласно сайту этого учебного заведения, - бывший топ-менеджер БТА банка Роман Солодченко. Он бежал из Казахстана в марте 2009 года спустя месяц после перехода БТА банка под контроль правительства. В одном из первых интервью после его отъезда в эмиграцию нашему радио Азаттык он сказал, что предпочел бежать из Казахстана, поскольку не мог наблюдать за развалом банка по вине правительства. Так получилось, что судьба разбросала двух одноклассников из элитной школы по разным сторонам политической сцены.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG