Доступность ссылок

Экоактивизм как последнее прибежище


Предприниматель Маргулан Сейсембаев. Алматы, 21 сентября 2015 года.

Предприниматель Маргулан Сейсембаев. Алматы, 21 сентября 2015 года.

Два казахстанских топ-бизнесмена, жаловавшиеся на рейдерский захват их бизнеса, переквалифицируются в экологов и гражданских активистов. Такие попытки в постсоветской практике не новы, но к успеху еще не приводили.

МАРГУЛАН СЕЙСЕМБАЕВ НА РЕКЕ ИЛИ

Маргулан Сейсембаев, бывший владелец ныне национализированного «Альянс банка», развернул в социальных сетях кампанию по созданию общественного природного заповедника «Байтак Дала». В эти дни проходит обсуждение по уставу организации, определению ее деятельности. Еще ранее Сейсембаев поднимал в социальных сетях тревогу, что многие виды рыбы в реке Или в Алматинской области исчезают под натиском браконьеров, которым покровительствуют сами природоохранные ведомства.

Стоит напомнить, что эта гражданская инициатива не первая в списке опального банкира. Еще в августе прошлого года он был автором проекта «Я отвечаю», суть которого сводилась к повышению качества казахстанской продукции. Но уже в октябре того же года после допроса в прокуратуре бизнесмен публично отказывается от этой гражданской затеи, мотивируя это тем, что его могут «посадить по старым делам».

Предприниматель Маргулан Сейсембаев выступает на слушаниях в рамках своей гражданской инициативы «Я отвечаю». Алматы, 21 сентября 2015 года.

Предприниматель Маргулан Сейсембаев выступает на слушаниях в рамках своей гражданской инициативы «Я отвечаю». Алматы, 21 сентября 2015 года.

Маргулан Сейсембаев — человек непростой судьбы. Сын чабана, он в 1990-х совершает головокружительный прыжок на самый верх истеблишмента, в 2009-м переживает банкротство, уголовное преследование с последующей кратковременной эмиграцией. Затем возвращение на родину с публичным раскаянием и заверениями в лояльности к действующему президенту Казахстана Нурсултану Назарбаеву.

Репортер Азаттыка попытался выяснить, не является ли инициатива по созданию общественного заповедника еще одной попыткой Маргулана Сейсембаева вернуться в общественную жизнь страны, в какой-то мере восстановив свою репутацию, и если да, то какие есть политические перспективы у «зеленого» движения в Казахстане. Но бизнесмен от комментариев вначале отказался, объяснив, что в «Астане напрягаются от его экоактивности». Потом Маргулан Сейсембаев всё же сказал, что он не планирует заниматься политикой, а проблемы массовой гибели сайгаков и загрязнения окружающей среды «всегда были в кругу его первостепенных интересов». Также отметил, что, в отличие от России и западных стран, «зеленое» движение политических перспектив в Казахстане не имеет.

БАРЛЫК МЕНДЫГАЗИЕВ НА РЕКЕ ЕМБУЛАТОВКА

Другой герой нашего репортажа, в отличие от предыдущего, живет в самой что ни на есть казахстанской глубинке, но в июне 2013 года о нем узнала практически вся страна. Барлык Мендыгазиев, предприниматель из районного центра в Западном Казахстане, на пресс-конференции в Алматы обвинил тогдашнего акима Западно-Казахстанской области Нурлана Ногаева в коррупции и лоббировании интересов нефтедобывающих компаний. По словам бизнесмена, после того как ему удалось на своей малой родине предотвратить строительство могильника нефтяных отходов, он сам и его фирма оказались под прессингом проверяющих инстанций и криминальных авторитетов области. Вскоре Мендыгазиев был взят ненадолго под арест по обвинению в сокрытии налогов, а его строительная компания оказалась на грани разорения.

Предприниматель Барлык Мендыгазиев во время пресс-конференции по поводу своего ухода из бизнеса. Город Аксай, 29 декабря 2015 года.

Предприниматель Барлык Мендыгазиев во время пресс-конференции по поводу своего ухода из бизнеса. Город Аксай, 29 декабря 2015 года.

— Мне удалось остановить строительство нефтемогильника, но я заплатил слишком дорогую цену: это стоило мне свободы, бизнеса, который я вел в Казахстане. Получилось так, что, выступив против произвола иностранных нефтедобывающих компаний, я ввязался в борьбу с местной исполнительной властью. Западные компании, получив от лица правительства особый статус, покупают местных чиновников. Где-то устроят родственника на руководящую должность, но чаще через подряды, которые переводят на аффилированные с ними фирмы. С уходом Ногаева ничего не поменялось, он был всего лишь винтиком в насквозь прогнившей системе, — рассказывает Азаттыку Барлык Мендыгазиев.

На протяжении всего конфликта, по словам бизнесмена, он пытался не допустить политической интерпретации событий. Но местная власть видела в нем оппозиционера и нередко обвиняла в деструктивных настроениях.

— Ты говоришь, что пришли люди в твой дом, стали загрязнять воздух, которым ты дышишь, воду, которую ты пьешь, а в ответ тебя обвиняют в экстремизме, — продолжает предприниматель.

Заплатив 142 миллиона тенге в качестве компенсации за нарушение налогового законодательства, Барлык Мендыгазиев по амнистии вышел на свободу.

На сегодняшний день бизнесмен сосредоточился на экологической защите родного Январцевского округа, а именно реки Ембулатовки, от предположительно нефтяных загрязнений. Свидетелем первых усилий Мендыгазиева на этом поприще оказался и репортер Азаттыка.

Видеорепортаж Азаттыка из Западно-Казахстанской области:

Барлык Мендыгазиев не видит себя политиком ни сейчас, ни в будущем, а свою гражданскую активность объясняет как обычную реакцию любого здравомыслящего человека. Для создания партии «зеленых» в Казахстане, по его мнению, нет никаких предпосылок. Для этого нужны развитые демократические институты, выборная система акимов, а мажилис, как минимум, должен быть многопартийным.

Андрей Васильев, российский журналист, писатель и шеф-редактор дубайского издательства IRS Publishing House, в комментарии Азаттыку скептически относится к экологическим инициативам «прогоревших» бизнесменов. По его словам, бизнесмен — защитник природы — это такой же нонсенс, как волк-вегетарианец. Уход в экологию для разного рода финансовых и политических погорельцев — явление самое обычное, это не только возможность остаться на плаву, сохранить связи с государственными и коммерческими структурами, но и не сильно замараться перед властью, считает наш собеседник.

Какой спрос с «зеленых»?! Они ни на устои, ни на персоны не замахиваются, а радеют о безвредных птичках.

— Какой спрос с «зеленых»?! Они ни на устои, ни на персоны не замахиваются, а радеют о безвредных птичках. С другой стороны, вопросы природоохраны близки каждому гражданину, даже если он и окончательно травмированный пропагандой человек. Есть и дышать ему надо, и желательно, чтобы и продукты, и воздух были максимально чистыми и натуральными. То есть статус «народного защитника» на этой стезе получить проще простого. Другое дело, что эффект от их деятельности нулевой. Да и не нужен он им. Хватает самого процесса «защиты природы», — говорит российский журналист Андрей Васильев.

ХОЖДЕНИЯ ВО ВЛАСТЬ МЭЛСА ЕЛЕУСИЗОВА

Эколог Мэлс Елеусизов, неоднократно «штурмовавший» политический олимп Казахстана в статусе кандидата в президенты страны и кандидата в депутаты парламента, считает, что, в отличие от России и дальнего зарубежья, местные «зеленые» ничего не решают. Экологу или псевдоэкологу невозможно построить успешную политическую карьеру, занимаясь защитой окружающей среды. Несколько раз Елеусизов был участником президентской «гонки», но выглядел при этом всегда уверенным аутсайдером.

Мэлс Елеусизов показывает фото оголенного склона на Шымбулаке. Алматы, 17 февраля 2014 года.

Мэлс Елеусизов показывает фото оголенного склона на Шымбулаке. Алматы, 17 февраля 2014 года.

— Участвуя в президентских и парламентских выборах, я хорошо понимал, что меня никто туда не пропустит. Для меня предвыборная кампания была еще одной дополнительной формой агитации. По мере сил я стараюсь работать с людьми, просвещать их, наше общество в плане экологического сознания совсем еще не развито, — говорит эколог Мэлс Елеусизов, ветеран гражданского движения Казахстана.

Политический термин «зеленые» появился в ФРГ в конце 1970-х годов. Тогда на волне популярных левоцентристских движений образуется немецкая Партия зеленых. Вскоре в других странах Европы появляются аналогичные объединения, ставшие весомой политической силой. На сегодня Европейская партия зеленых активно участвует в работе Европарламента.

В октябре 2015 года казахстанские активисты объявили о создании партии «зеленых», но инициатива, так и не получив поддержку ни в лице правительства, ни от коммерческих организаций, ни массовой поддержки, так и осталась нереализованной.

  • 16x9 Image

    Роман АХМЕДОВ

    Роман Ахмедов - корреспондент Азаттыка с сентября 2016 года. Окончил Казахский государственный университет имени Аль Фараби. Имеет опыты работы в республиканских и международных СМИ. 

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG