Доступность ссылок

Вчерашние критики Магжана Жумабаева сегодня позиционируют себя его сторонниками


Магжан Жумабаев, казахский поэт, жертва сталинских репрессий.

Магжан Жумабаев, казахский поэт, жертва сталинских репрессий.

Ровно 72 года назад советская власть приговорила к расстрелу известного казахского поэта и диссидента Магжана Жумабаева. Политик Мурат Ауэзов в действиях нынешней власти слышит отзвуки сталинских репрессий.


ЗНАКОВАЯ ЛИЧНОСТЬ

Ровно 72 года назад был казнен один из основоположников современной казахской поэзии и один из лидеров казахского национально-освободительного движения первой половины 20-го века Магжан Жумабаев. Известный поэт и публицист, считавшийся одним из духовных лидеров партии «Алаш», Магжан Жумабаев был расстрелян 19 марта 1938 года.

В жизни отдельных народов и наций бывают люди, которые играют важную роль, в их творчестве отражается эпоха, особенности жизни своей нации.

И если Абдулхамид Чолпан, Абдулла Кадырий, Жомарт Боконбаев, Ишангали Арабаев, Габдулла Токай и Галымжан Ибрагимов являлись великими поэтами и писателями узбекского, кыргызского и татарского народов во времена возрождения национальной жизни многих тюркских народов в начале прошлого века, то для казахов одним из таковых считался Магжан Жумабаев.

Но в сталинские времена многие из вышеперечисленных личностей были репрессированы. К тому же современные казахские историки называет Магжана Жумабаева не только великим поэтом и публицистом, но и своего рода «зеркалом жизни», отражавшим наиболее существенные моменты, стороны жизни своей нации, ее потребности, стремления.

Магжана Жумабаева сравнивали с русским поэтом Валерием Брюсовым, который в русской литературе остается как один из самых образованных поэтов. Ещё при жизни Жумабаев был хорошо воспринят не только казахской читательской средой и слушателями, но и в России его ценили высоко. По словам литературоведов, в 1920-е годы было ясно, что в степи появился поэт мирового уровня – Магжан Жумабаев.

Мамбет Койгельды, историк, автор книги о сталинских репрессиях в Казахстане. Алматы, 18 марта 2010 года.
Главный редактор сборника о движении «Алаш» Мамбет Койгельды, который в течение нескольких лет изучал творчество и жизнь Магжана Жумабаева, говорит нашему радио Азаттык:

- Если мы говорим, что великим поэтом конца 19-го - начала 20-го века, поэтом эпохи национального возрождения был Абай Кунанбаев, то, конечно, за ним идет Магжан Жумабаев. В его творчестве отражаются самые лучшие стороны казахской поэзии начала 20-го века. Он был борцом. За что он боролся, что существенного в его поэзии и творчестве? Он хотел свободы своему народу и видел её через возрождение через просвещение своего народа.

ПРЕСЛЕДОВАНИЯ И АРЕСТЫ

Как говорит Мамбет Койгельды, для достижения этой цели в 1917 году Магжан Жумабаев становится в ряды движения «Алаш», объединившего самых ярких представителей казахской интеллигенции, руководителями которого были Ахмет Байтурсынов, Алихан Букейхан и Миржакып Дулатов.

Стоит отметить, что движение «Алаш» представляло казахскую нацию в Государственной думе России, выдвигая такие важные вопросы, как всеобщее избирательное право, пропорциональное национальное представительство, демократическую Российскую Федеративную Республику с президентом и Законодательной думой, равенство автономий, входящих в состав России, демократические свободы, отделение церкви от государства, равноправие языков.

Позже, в декабре 1917 года, было провозглашено первое казахское самостоятельное государство под названием «Алаш-Орда». Именно в рядах алашординцев, как говорит Мамбет Койгельды, Магжан Жумабаев провел большую просветительскую работу, в том числе написав учебники по созданию системы образования в Казахстане.

Однако, по словам историка, ещё одной причиной преследования большевиками Магжана Жумабаева оказалась его открытая критика политики того режима, идеологов советского государства, в частности социалистического реализма.

- В 1925 году, находясь в Москве в стенах Литературного института, Магжан Жумабаев написал свою программу «Порог», где изложил свою концепцию понимания роли литературы в условиях перемен в жизни общества. И тогда он выступил против социалистического реализма, открыто, четко и ясно обосновал свою позицию. Он сказал: «В литературе не должно быть никаких запретных тем». В качестве примера он привел опыт западноевропейской литературы. И из-за этого большевики не любили его, -
Он сказал: «В литературе не должно быть никаких запретных тем». В качестве примера он привел опыт западноевропейской литературы. И из-за этого большевики не любили его.
говорит Мамбет Койгельды.

Родившийся в 1893 году в Петропавловске, Магжан Жумабаев происходил из зажиточной семьи, его отец Бекен был бием. Из-за этого часто Магжана Жумабаева обвиняли в защите баев своего времени. Большую часть своей жизни он преследовался советскими властями.

Магжан Жумабаев несколько раз в своей жизни сидел в тюрьме. Первый раз он был арестован в 1918 году, после чего в течение шести месяцев пробыл в тюрьме. Второй арест Магжана Жумабаева последовал в 1929 году. Тогда он был осужден на десять лет и семь из них находился в Соловецком концлагере. В 1936 году, после ходатайства Максима Горького, Магжан Жумабаев был выпущен на свободу.

СОВЕТСКИЙ МИНИСТР ГОВОРИТ О ПЫТКАХ

Однако спустя год, уже 30 декабря 1937 года, по злостному навету поэт вновь был арестован. Подробности последнего ареста Магжана Жумабаева, через год после которого его расстреляли, вспоминает Шериаздан Елеукенов, бывший советский министр печати, ныне биограф Магжана Жумабаева.

Казахский поэт Магжан Жумабаев.
- Его привели и говорят: «Вы агент японского империализма». Жумабаев говорит: «Я живого японца не видел, тем более я в 1930 году был арестован и находился до 1936 года в тюрьме, в ссылке на севере. Я только вернулся из этой ссылки, каторги, можно сказать. Как я мог установить какие-то связи с японской разведкой? За мной следят постоянно. Я сам нигде не работаю, занимаюсь переводами. Поэтому я не могу сказать, что я агент японской разведки», - приводит слова Магжана Жумабаева во время следствия Шериаздан Елеукенов.

По его словам, спустя шесть дней после ареста, 6 января, Магжан Жумабаев собственноручно пишет признательное письмо о том, что работал на японскую разведку. Шериаздан Елеукенов говорит, что на такой шаг поэт мог пойти только после примененных к нему почти в течение недели пыток.

- Вы можете представить, почему он написал? Потому что за шесть дней к нему, конечно, применяли жестокие пытки. Ужасные пытки были, поэтому написал, видимо. Первый раз не признается, через неделю он уже признается, - говорит Шериаздан Елеукенов.

Он зачитал корреспонденту радио Азаттык признательное письмо Магжана Жумабаева, написанное в январе 1938 года народному комиссариату внутренних дел Казахской ССР:

«Желая искупить свою вину перед Советской властью, чистосердечно заявляю, что предъявленные мне обвинения в том, что я, Жумабаев, занимался на протяжении нескольких лет шпионской деятельностью в пользу одного из иностранных государств, подтверждаю. Шпионажем в пользу Японии я, Жумабаев, начал заниматься с 1919 года и продолжал эту работу до 1929 года, то есть по день моего ареста и отправки в лагеря. По отбытии таковых и возвращении в Казахстан в 1936 году я возобновил свою шпионскую работу в пользу названного государства».

Уже по прошествии нескольких лет, как говорит Шериаздан Елеукенов, многие архивы сообщили, что на самом деле принадлежность Магжана Жумабаева и других алашординцев к шпионажу установлена не была.

- «Госархив Омской области сообщил, что сведения о принадлежности к органам японской разведки Букейханова Алихана, Жумабаева Магжана и других перечисленных в запросе в архивы не имеются. Начальник госархива Омской области Маркова, начальник отдела Попова» - вот такого рода письмо поступило. И его реабилитировали. Он находился на Соловецких островах. И как он может сотрудничать с японской разведкой и что передавать? Санкция прокурора поступила, и после этого его расстреляли через девять месяцев. Это даже самым настоящим беззаконием назвать трудно. Это просто какая-то дикость, - говорит Шериаздан Елеукенов.

РЕАБИЛИТАЦИЯ И НЕОФИЦИАЛЬНЫЙ ЗАПРЕТ

В течение более 20 лет жена Магжана Жумабаева - Зулейха - собирала и хранила наследие известного поэта. Только в 1960 году она смогла добиться, чтобы Магжан Жумабаев решением военного трибунала Туркестанского военного округа был посмертно реабилитирован. И все же до 1988 года творчество и труды поэта оставались под неофициальным запретом.

Творчество Магжана Жумабаева не поддерживала не только Советская власть, но и некоторые представители казахской литературы. Поэт и прозаик Сабит Муканов в своих мемуарах «Школа жизни» и «Год взросления» искажал данные об алашординцах, в том числе и о Магжане Жумабаеве, называя поэта националистом и защитником баев.

- Его называют националистом. Товарищ Муканов не проникся в суть национализма того исторического периода. Многие творческие личности находились на этой позиции, и это было вполне закономерно. Интеллигенция колониальных стран в определенный период жизни, особенно в период национального возрождения, выступает против колониальной политики, за возрождение национальной жизни, национальную независимость. Это вполне нормальное явление, такое было во многих странах мира - бывших колониях, - говорит Мамбет Койгельды.

Против алашординской идеологии и творчества Магжана Жумабаева выступали и другие казахские поэты и писатели советского периода. В их числе был и покойный поэт Абдильда Тажибаев, который после реабилитации Магжана Жумабаева написал вступление к сборнику его стихов. Также в числе критиков поэта был и бывший министр печати при советской власти Шериаздан Елеукенов.

Однако в разговоре с корреспондентом радио Азаттык Шериаздан Елеукенов пытался оправдать свою раннюю критику в адрес Магжана Жумабаева, говоря, что это было требованием времени.

- В советское время мы были идеологическими работниками. Даже Мухтар Ауэзов, который его хвалил в свое время, критиковал его.
Алашординцев все критиковали, в том числе и я. Мы признаемся в этом в своих произведениях.
Это в порядке вещей было. Алашординцев все критиковали, в том числе и я. Мы признаемся в этом в своих произведениях. Все эти годы, в десятом классе, потом в университете, молодые люди говорили, что вот такие вот враги хотят вернуть баев обратно. Я опубликовал в своей книге, что в свое время один раз цитировал Мухтара Ауэзова, который критиковал Магжана Жумабаева, - говорит Шериаздан Елеукенов.

РЕПРЕССИРОВАННОЕ ИМЯ

Однако Мурат Ауэзов, культуролог, сын известного казахского писателя Мухтара Ауэзова, говорит радио Азаттык, что Магжан Жумабаев всегда был родным человеком для семьи Ауэзовых и его гибель потомки Мухтара Ауэзова до сих пор считают величайшей трагедией.

С детства, говорит Мурат Ауэзов, он знает стихи Магжана Жумабаева и даже те периоды своей биографии, когда он как бы отходил от казахского языка, был русскоязычным.

- Потому что мама моя, Фатима Габитова, которая лично знала очень хорошо Магжана и знала цену слову, говорила: "Конечно, рядом с Магжаном поставить некого, если иметь в виду лирику как жанр казахской поэзии". Поэтому стихи Магжана, которые я в раннем детстве заучил, мне потом очень пригодились, когда мы в Москве создавали движение «Жас Тулпар». И я, вроде бы русскоязычный, своим друзьям, родным, моим соратникам по «Жас Тулпару» читал стихи Магжана. Тогда это была абсолютно закрытая тема, - говорит Мурат Ауэзов.

В продолжение беседы о Магжане Жумабаеве, комментируя массовые репрессии 1930-х годов, Мурат Ауэзов говорит, что только по несовершенству души своей и пещерному сознанию человек склонен к репрессиям.

Мурат Ауэзов, известный культуролог. Алматы, 9 июля 2009 года.
В период с 1935 года по 1941 год в Советском Союзе были арестованы около двадцати миллионов человек и семь миллионов из них расстреляны. Тогда, по словам Мурата Ауэзова, наряду со многими яркими представителями творческой интеллигенции восточных колоний Советов жестокому и беспощадному истреблению подверглись также и видные сыны казахского народа.

Их уничтожали не только физически, но и сжигали книги, запрещали песни и даже репрессировали имена, говорит Мурат Ауэзов в разговоре с корреспондентом радио Азаттык.

- Во время, когда Магжан Жумабаев не был ещё реабилитирован, сына своего я назвал именем Магжан. Тогда многие удивлялись, потому что Жумабаев ещё не был реабилитирован, и говорили: странное сочетание – Магжан Ауэзов. Живой классик в нашей литературе Мухтар Магауин в одном из интервью сказал, что дал своему сыну имя Магжан, следуя моему примеру. «Мурат в очень невероятные времена, когда запрещено было все связанное с именем Магжана Жумабаева, дал своему сыну имя Магжан», - сказал Мухтар. Потом он это сделал. И сейчас Магжанов, слава богу, не мало, - говорит Мурат Ауэзов.

Тут надо отметить, что слова Мурата Ауэзова не совсем точны. Сын Мухтара Магауина – Магжан – намного старше своего тезки по фамилии Ауэзов. Но если уж говорить о том, кто из казахской интеллигенции первым назвал своего отпрыска Магжаном, то это был поэт Жумекен Нажимеденов.

Тоталитарная власть выбивала из строя самых лучших, самых образованных, самых волевых и дееспособных. И одним из таких людей, по мнению Мурата Ауэзова, был Магжан Жумабаев, который воплотил в себе вышеперечисленные качества, но оказался в числе многомиллионных жертв тоталитарного режима.

Вспоминая сталинские репрессии, прошедшие около 80 лет назад и оставившие печальный отпечаток в истории множества отдельно взятых людей и даже целых наций, ныне проживающих уже в независимых государствах, хочется верить, что времена изменились.

ОТГОЛОСКИ КОЛОНИАЛЬНОГО БЫТИЯ

И задаешься вопросом, как обернулась бы судьба Магжана Жумабаева и многих его современников, репрессированных в советские годы, при нынешней системе власти? Нельзя в одну реку войти дважды, сказал Мурат Ауэзов, отвечая на вопрос корреспондента радио Азаттык.

- Времена изменились, но тоталитарный режим в осколочном, в каком-то карикатурно-трагическом виде продолжает существовать. И
Времена изменились, но тоталитарный режим в осколочном, в каком-то карикатурно-трагическом виде продолжает существовать. И последствия бывают то смешные, то очень трагические.
последствия бывают то смешные, то очень трагические, - говорит Мурат Ауэзов.

По его мнению, и сегодняшняя власть использует репрессии в отношении лучших представителей своего народа.

- У казахов есть слово «каргыс» (проклятие), это сокрушительная сила. Особенно, когда проклинают дети, жены, вдовы. У Мухтара Джакишева пятеро детей. Каждый негодяй, который временно получил возможность править бал, должен помнить это, если он всерьез думает не только о себе, но и о своих потомках. Арон Атабек - приписать, инкриминировать то, чего человек не делал, и прекрасного человека, очень хорошего поэта, филолога на огромный срок изолировать от общества. Это злодеяние не прощается не только людьми, но и теми самыми высокими звездами, которые неравнодушны и охотно смотрят за ходом событий, - сказал культуролог Мурат Ауэзов.

Беседуя с корреспондентом радио Азаттык и сопоставляя сталинские времена жестоких репрессий в отношении Магжана Жумабаева и других ярчайших представителей казахской интеллигенции, Мурат Ауэзов в заключение сказал:

- Я всегда верил в неистребимость добра и бессмертия Магжана Жумабаева, также в то, что разрушаются криминально-антигуманные, античеловеческие режимы в силу разных причин. Восемнадцать лет свободы и независимости Казахстана, но в то же время столько - отголоски колониального, подчиненного бытия, тоталитарного управления людьми, расправы и несправедливые суды с противниками.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG