Доступность ссылок

Лука Анчески о месте Казахстана в Евразии


Билборды с изображениями казахстанского флага, президентов Казахстана и России, а также российского флага. Село Торетам Кызылординской области. 14 июля 2013 года.

Билборды с изображениями казахстанского флага, президентов Казахстана и России, а также российского флага. Село Торетам Кызылординской области. 14 июля 2013 года.

Лектор Университета Глазго Лука Анчески в интервью Азаттыку говорит о том, как идеология неоевразийства отражается на внешней политике Казахстана и повлиял ли на нее украинский кризис.


По мнению лектора Университета Глазго, эксперта по Центральной Азии Луки Анчески, посетившего Казахстан для изучения неоевразийства, события вокруг Украины показали, что Казахстан сделал резкий поворот в сторону России. Между тем в Интернете начался сбор подписей под петицией, требующей приостановить заключение Казахстаном договора о Евразийском экономическом союзе (ЕЭС) с Россией и Беларусью. Гражданские активисты в Алматы планируют провести 12 апреля Антиевразийский форум.

Азаттык: Вы участвуете в научно-исследовательском проекте, изучающем влияние идеологии неоевразийства на казахстанскую внешнюю политику. Каким образом это влияние ощущается в международной деятельности Казахстана?

Лука Анчески: Неоевразийство, по крайней мере, в том, каким образом оно понимается действующим правительством Казахстана, представляет собой внешнеполитическую тенденцию, которая привела постсоветский Казахстан в средоточие множества инициатив многосторонней интеграции, развившейся внутри и вокруг Евразии. Оно часто используется в качестве синонима «многовекторности», чтобы указать, что внешняя политика не связана с конкретной державой или узко ориентирована на данные двусторонние отношения, но будто бы имеет более широкий охват, который связан с географическим положением Казахстана между Европой и Азией. Лука Анчески, лектор Университета Глазго. Алматы, 7 апреля 2014 года.

Лука Анчески, лектор Университета Глазго. Алматы, 7 апреля 2014 года.



Влияние видно лишь постольку, поскольку правительство в Астане говорит, что это так, — там большое количество очень ярко выраженной пропаганды, например представлявшей Казахстан в качестве моста между Европой и Азией или рисовавшей картину Астаны как центра Евразии — и евразийства, чтобы быть более конкретным. Риторика, окружающая суть казахстанского неоевразийства, часто неясна, так что нет никакой уверенности в том, что казахстанская внешняя политика по-настоящему является евразийской или она реагирует на более прагматические интересы, сформулированные руководством.

Азаттык: Идея евразийства как форма экономического и культурного сотрудничества была впервые публично предложена президентом Нурсултаном Назарбаевым в 1990 году и в течение последнего десятилетия активно поддерживалась президентом России Владимиром Путиным. Назарбаев делает акцент на экономической интеграции в странах Евразии, в то время как Путин открыто указывает на политическое значение этой идеи. На ваш взгляд, как последняя риторика Путина изменила взгляд Назарбаева на концепцию?

Лука Анчески: Я так не думаю. Может быть, события в Крыму увеличили опасения того сегмента населения, который более критично настроен к таким инициативам, как ЕврАзЭС (Евразиийского экономического сообщества. - Ред.), но я не думаю, что правительство Казахстана будет тщательно пересматривать свой неоевразийский курс. Функционалистская интеграция в рамках ЕврАзЭС (таможни, банки, в конечном счете валюты) может привести к большей политической интеграции, но я не думаю, что это произойдет в краткосрочной перспективе. Кроме того, в настоящее время интерпретация того, что означает ЕврАзЭС, неразрывно связана с настоящим руководством: процессы смены элиты могут существенно менять это значение, подрывая притязания на то, что подразумевает один или другой партнер по отношению к политической интеграции. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев (справа) и президент России Владимир Путин. Резиденция Ново-Огарево под Москвой, 5 марта 2014 года.

Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев (справа) и президент России Владимир Путин. Резиденция Ново-Огарево под Москвой, 5 марта 2014 года.



Азаттык: Наличие неоевразийства как идеологического движения Великой России всегда было очевидным в царской России, СССР и путинской России. Неоевразийские настроения в российском обществе снова выплыли на свет во время и после украинского кризиса и аннексии Крыма. Разделяет ли казахстанское общество возбуждение и энтузиазм российских неоевразийцев? Выражается ли как-то эта реакция во внешней политике Астаны?

Лука Анчески: Во время этой исследовательской поездки слышал много голосов, которые не разделяют энтузиазм правительства по поводу ЕврАзЭС — который мы, возможно, расцениваем в качестве текущего воплощения неоевразийских устремлений, проводимых Москвой и Астаной. Очень интересно, что внешняя политика является широко обсуждаемым вопросом в Казахстане. Это свидетельствует о зрелости, достигнутой некоторыми сегментами населения

Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС) действует с мая 2001 года и призвано содействовать процессам формирования Таможенного союза и Единого экономического пространства. В сообщество входят Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Россия и Таджикистан. Еще три постсоветских государства имеют статус наблюдателя.

Евразийский экономический союз (ЕЭС) является следующей стадией реализации Таможенного союза между Беларусью, Казахстаном и Россией. Договор о создании ЕЭС стороны намерены подписать в мае 2014 года, в этом случае он заработает с 2015 года.
в своем понимании политических событий, а также демонстрирует, что существует оживленная дискуссия по некоторым вопросам. Это вселяет оптимизм — особенно когда мы смотрим на то, что происходит в остальной части Центральной Азии.

Более стандартная критика, которая перешла в правительство, — это соответствие с понимаемыми Путиным неоимперскими целями. Нужно отметить, что казахстанское неоевразийство родилось как попытка заново перенастроиться от новой московской интеграции на постсоветском пространстве. Этот первоначальный импульс, похоже, сейчас уже утрачен. Относительно широкая часть населения придралась к этому внутреннему противоречию и запросила пересмотра внешней политики правительства. Мы не знаем, произойдет ли это в конечном итоге, но мне кажется, что эта дискуссия о месте Казахстана в Евразии, которая неизбежно связана с вопросами национальной идентичности, останется в эпицентре политических дебатов на довольно долгое время.

Азаттык: Спасибо за интервью.

В переводе интервью участвовала Алиса Вальсамаки.

В других СМИ

Loading...

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG